ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маргарет Уэйс и Трэйси Хикмэн

Волшебный кинжал

С материнской любовью и гордостью посвящается моей дочери Элизабет Болдуин

Мы хотим поблагодарить Ларри Элмора за удивительное путешествие по его фантастическому миру. Как замечательно, что он согласился взять нас в попутчики.

Маргарет и Трэйси

КНИГА I

ГЛАВА 1

Врикилю Джедашу не составляло особого труда следовать по пятам за двумя пеквеями. Старуха и ее внук шли медленно, то и дело останавливаясь, дабы поглазеть на чудеса и диковины Нового Виннингэля.

Низкорослых пеквеев, привыкших к жизни в лесной глуши, поражали высоченные, в целых три этажа, здания, которые казались им похожими на великанов. Только на любование этими громадинами бабушка с внуком потратили не менее четверти часа. А ведь помимо удивительных домов в этом городе существовали еще и диковинные пестрые вывески над лавками и трактирами. На них яркими красками были нарисованы люди, звери, птицы и какие-то предметы, о назначении которых пеквеи не имели ни малейшего представления. Питейные и увеселительные заведения — те вообще назывались странно: «Поросячий галоп», «Рай епископа Митера» и даже «Петух при шляпе». Рассудительные пеквеи ошеломленно качали головами или громко смеялись. Ну где видано, чтобы свиньи скакали галопом, а петухи щеголяли в широкополых шляпах?

Беспечные коротышки и не подозревали, что за ними следят. Им-то казалось, что они вовремя убежали от опасности. Едва всадники Королевской гвардии стали о чем-то расспрашивать их спутников, инстинкт самосохранения, помогавший расе пеквеев выживать в мире, населенном всевозможными хищниками, сразу же заставил старуху и внука спасаться бегством. Солдаты арестовали барона Шадамера, двоих эльфов, а также Джессана — юношу-тревиниса, который был родом из той же деревни, что и пеквеи. Джессан странствовал вместе с ними и храбро защищал их от всех превратностей долгого и нелегкого пути, приведшего всех троих на другой конец света — в Новый Виннингэль. Не имея каких-либо распоряжений относительно пеквеев, Королевская гвардия попросту не обратила на них внимания.

Джедаш тоже не имел распоряжений относительно пеквеев, однако врикиль видел, что они въехали в город вместе с молодым тревинисом. Помня, что другой врикиль по имени Шакур разыскивал какого-то тревиниса, странствующего вместе с двумя пеквеями, Джедаш весьма обрадовался. Он тут же сообщил Шакуру о своей находке, добавив, что будет следить за ними. Его предусмотрительность была вознаграждена. Через кровавый нож Шакур передал Джедашу свой приказ: захватить пеквеев и доставить их в королевский дворец. Шакур с удовольствием сам бы занялся этой охотой, но такое было невозможно, ибо сейчас он являлся… королем Хиравом Вторым. Правильнее сказать, он принял облик убитого им восьмилетнего мальчика.

Больше всего Джедаша волновало, как без лишнего шума захватить пеквеев. Дело осложнялось тем, что он был далеко не единственным, кого интересовали эти человечки.

Пеквеи, разгуливающие по улицам Нового Виннингэля, привлекали к себе внимание многих горожан, однако кое-кто смотрел на них хищным, оценивающим взглядом. Пеквейский юноша вполне мог бы сойти за ребенка, тем более что его специально нарядили в детскую одежду, прикрыв шапочкой остроконечные ушки. Менее четырех футов роста, хрупкий, он глядел на окружающий мир широко распахнутыми глазами и весело улыбался. Бабушка же решительно отказалась одеваться под девочку. Ростом она была повыше внука. Седые волосы обрамляли смуглое лицо, обилием морщин напоминавшее грецкий орех. Она пристально и удивленно вглядывалась в каждого прохожего. Длинная юбка, доходившая ей почти до пят, была украшена множеством бусин и колокольчиков, и все они разом позвякивали. Посох старухи вызывал не меньшее любопытство, чем она сама. В обычной деревянной палке было выдолблено более двух десятков лунок, и в каждой красовался отполированный до блеска агат. Эти искусно вставленные камни чем-то напоминали внимательно глядящие глаза.

Как уже было сказано, большинство горожан просто с любопытством глядели на пеквеев, удивленно разевая рты при виде странных человечков. Но кое-кто смотрел на них оценивающе, как на живой товар.

В прошлом у богатых виннингэльцев существовала мода держать пеквеев в качестве домашних животных. Пеквейских детей, похищенных из родительских семей, продавали на рынке. Богачи их покупали, чтобы потом хвастаться перед друзьями живой диковиной. Пеквеев одевали точно кукол и, как собак, выводили гулять на поводке. Непривычные к городской жизни и подобному обращению, многие пеквеи чахли и умирали. Наконец Церковь наложила запрет на торговлю живым товаром. Нынче это считалось преступлением, за которое виновного могли казнить.

Но, как всегда бывает, люди нашли способ обойти закон. Если нельзя было покупать пеквеев, то закон не запрещал их усыновлять и удочерять. Государство даже поощряло это, так что богатые горожане всегда могли взять пеквейских детишек «на воспитание». Церковь считала приобщение маленьких дикарей к жизни в просвещенном мире богоугодным делом. Разумеется, размеры торговли пеквеями значительно снизились, однако всякий, у кого имелись желание и деньги, и по сей день мог приобрести себе живую игрушку.

Правда, даже на черном рынке число продаваемых пеквеев было невелико, и потому они стоили очень дорого.

Чтобы защитить своих детей, все пеквейские племена, жившие вблизи Нового Виннингэля, подались в западные края — туда, где жили тревинисы, с незапамятных времен являвшиеся их защитниками и покровителями. Нечестивые торговцы, не боявшиеся Церкви, испытывали вполне обоснованный страх перед тревинисами, которые не тратили время на судебные разбирательства, а расправлялись с виновными на месте.

Стоит ли удивляться, что при виде двух пеквеев, беспечно бредущих по городским улицам без всякой охраны, у двуногих хищников черного рынка жадно загорались глаза?

Джедаш понимал, какая опасность подстерегает бабушку и внука, и проклинал дополнительные помехи, возникшие на его пути. Добычу вполне могли увести у него прямо из-под носа. Среди зевак он уже заметил двоих известных в городе контрабандистов. Эти торговали всем: от запрещенных книг по магии Пустоты до белены, воронца и зубов орков, считавшихся непревзойденным снадобьем для усиления любовной страсти. Не брезговали контрабандисты и пеквеями.

Схватки с ними Джедаш не боялся: ведь он был вооружен магической силой Пустоты. Магия Пустоты удерживала его смрадный труп от разложения. Единственным средством, способным ее пробить, было оружие, благословленное богами. Джедаш не сомневался: чего-чего, а такого оружия у контрабандистов нет.

Врикиль видел, что те всерьез нацелились захватить пеквеев. Главное, чтобы они не заподозрили в нем соперника — тогда стычки с ними не миновать. Только еще не хватало шума, криков и крови! И как назло, улицы пусты. Это и понятно: в городе распространились слухи, что не сегодня-завтра Новый Виннингэль подвергнется осаде. Богачи, у которых были загородные дома, уже сбежали туда, прихватив с собой все ценное.

Мимо прошел отряд солдат. Держались они важно, но лица были мрачными. На улицу тотчас же высыпали все, кто мог передвигаться, в надежде разжиться свежими слухами. Теперь каждый обыватель стал предельно бдительным. Чуть что — сразу побегут за стражей.

Стражи Джедаш не боялся. Он один мог бы справиться с целым отрядом, но ему было строжайше приказано не раскрывать своей истинной природы. Никто не должен знать, что он — врикиль. Дагнарус опасался малейших подозрений в своей связи с живыми трупами, поскольку это могло расстроить его замыслы.

Джедаш тащился вслед за пеквеями, пытаясь найти какое-то приемлемое решение. Неожиданно его размышления были прерваны Шакуром. Врикили могли общаться между собой через кровавые ножи. Магия Пустоты давала им такую возможность.

1
{"b":"11950","o":1}