ЛитМир - Электронная Библиотека

В маленьком душном помещении опять никого не было, кроме самих работников. Зато они так отреагировали на ее появление, что показались Юлии еще более чудными, чем в первый день. Буквально - обрадовались ей, как родной. И даже Чикко, поспешил обслюнявить щиколотки с преданностью, вызывающей невольное чувство вины.

- О! Юлия!! Юлия! - загудел Мигель, шумно вставая со стула за конторкой. - Как вам понравилось?!

- О! О-оч-чень!! - в тон ему поспешила восхититься Юлия. - Просто превосходно.

В чем дело? Все они - Мигель и Моника, еще более изможденная, чем вчера, и Хуан, и даже похожая на него некрасивая девушка-подросток смотрят на нее слишком странно. Как будто испытующе. И снова, и снова уточняют, как все прошло. У Юлии даже возникло на миг очень неприятное чувство, что они откуда-то знают о ее ночных приключениях… Только не это! А впрочем, что за бред? Быть такого не может. Просто они на самом деле чудики. Еще большие, чем показалось ей сначала.

- Вам… правда, понравилось? - интеллигентно краснея, переспрашивает нескладный Хуан.

А Моника вдруг решает поинтересоваться - не случилось ли с ней, чего неожиданного за вчерашнюю прогулку.

- Нет, нет… Все просто отлично и… Спасибо вам, - уверяет Юлия, незаметно потирая саднящий после моря бок.

- О, я так рада!

Ей уже дико хочется спать, а еще больше хочется покинуть это унылое место, так не соответствующее всему тому яркому, зеленому, сине-золотому, что осталось за мутными стеклянными дверями «Трамонтаны». И уже даже не интересно, почему это в радостном возгласе Моники так явственно слышится тревога.

- Да-да, я тоже очень рада, - Юлия, усиленно улыбаясь, начинает медленно пятиться к двери.

- Если будет еще что-то подобное - я обязательно поеду, - беззастенчиво врет она, лишь бы не видеть ожидания в выпуклых глазах за очками. - До свидания…

- Подождите!

Ну, что еще? Хуан даже вышел из-за конторки. И теперь мнется, бросая робкие взгляды то на нее, то на родителей. Ну, нет. Если грядет еще какой-нибудь маргинальный сейшн - она пас. От прошлого еще не отошла. Юлия, мы… все вместе… - голос Хуана сошел на нет, так что, ему пришлось откашливаться, - мы хотим пригласить вас на скромный семейный ужин.

- Что? - ей показалось, она ослышалась.

- О! Юлия! Наташа! - вступил синьор Мигель, - Наташа присылает нам туристов, это очень хорошо! Она - наш друг. И вы… - он заморгал выпуклыми глазами, - и вы, тоже!

- Если хотите, - быстро прибавил Хуан.

Н- да. Похоже, эти люди поставили своей целью регулярно ее удивлять. А, впрочем, почему бы и нет? Не так одиноко будет долгими вечерами, если она с ними подружится. Они ведь, кажется, хорошие люди… хоть и необычные.

- Ну, конечно… конечно, хочу… А… когда будет этот ужин?

- Сегодня. Если это вам удобно, извините, мы вовсе не хотим нарушать ваших планов… И если это не ко времени, то…

- Да нет, - она пожала плечами, - очень даже удобно. И ко времени.

- О! - они явно обрадовались. - Тогда в девять часов приходите сюда. И мы вместе пойдем домой.

- Ладно. До вечера.

Глава 10

ЗНАКОМСТВО

Стоя опять под теплыми, а после солнца - обжигающими струями душа, Юлия смывала с себя морскую соль и думала… черт знает о чем.

Сначала, по привычке, пыталась вспоминать московские события. И ей это, конечно же, удалось - память на редкость услужливо разворачивала перед ней поступки, разговоры и события, что имели место всего несколько дней назад… Но вот, что странно - вспоминая все, как раньше, она не чувствовала того, что раньше. Горечь, обида, унижение, разочарование, отчаяние, все эти чувства, что погнали ее сюда в дурацком гордом одиночестве, - она их не чувствовала. Помнила. Но не ощущала. Они были туманны и неотчетливы, и рассеивались так же быстро, как пар, вьющийся сейчас вокруг ее тела. Похоже, ей все-таки удалось перешагнуть невидимую грань, что отделяет прошлое от будущего?!

Что ж, если так… - аминь! В прошлом, она была несчастной дурочкой, питающей кучу иллюзий, полезных для окружающих и губительных для нее самой. А значит, в будущем она и вправду - умная, рассудительная, холодная стерва, живущая лишь для удовольствия и радостей? Пожалуй, что так. Ведь, действительно, еще недавно трудно было вообразить, чтобы она могла улыбаться - просто улыбаться, без сожалений, глупых сомнений и всяких прочих мук, вспоминая прошедшую ночь.

…Юлия чуть не улеглась прямо на конверт.

В последний момент выдернула его из-под влажного живота, когда рухнула поперек кровати, обессиленная душем и мыслями. Голубоватая шершавая бумага приятного качества, без логотипов и надписей. Наверняка от «Натали-турс». Она, разумеется, не ходила на общее организационное собрание, и теперь они сообщают ей информацию об отъезде, или экскурсиях, или еще о чем-то подобном. Только она полагала, что обычно эти штуки подсовывают под дверь, а не на кровать. Впрочем, если честно, она не задумывалась об этом. Пока не раскрыла конверт.

Первая мысль была вполне логичной - это просто рекламные открытки с видами городка. Ну, точно - вот пляж, бухта, аккуратный, словно игрушечный замок на фоне заката. Ясно, подарок от отеля. И на том спасибо… но… Что такое?! Несколько глянцевых фотографий, она перебирает их все быстрее, все ближе подносит к глазам. Эта смутно знакомая фигура на берегу…

Юлия вскочила. Она стоит на коленях посреди кровати, влажное полотенце упало с бедер. Так резко задрожали руки, наверное, оттого, что сердце снова опасно ухнуло вниз и заколотилось часто-часто. Сна уже ни в одном глазу. В обоих - изумление и скользкий, необъяснимый страх… Сначала она узнала свой купальник. Только потом - себя.

Везде, на каждой из этих очень красивых, почти художественных фотографий была Юлия. Вот она вдалеке, теряется среди других полуобнаженных тел. Вот сидит, согнув ноги в коленях, и смотрит на море. Вот выпрямилась, подняла руки к волосам, вот - с сигаретой в мокрых пальцах. И последнее фото. Юлия крупным планом. Прямо профессиональный портрет. Видны даже капельки пота над верхней губой и розовые круги под глазами… и глаза. Даже не голубые, а бирюзовые. Преувеличенно яркие, каких не бывает в жизни, с застывшей солью на кончиках слипшихся ресниц. Они смотрят прямо на нее - не то испуганно, не то изумленно. А скорее - восхищенно.

Она медленно положила фотографии обратно в конверт. А конверт - на кровать, на то место, где он и лежал до этого. Будто, если все сейчас будет, как было, то она вроде как их и не видела… Она не могла смотреть на них. Хотелось. Даже очень. Но она просто не могла. Слишком беззащитной она выглядела на этих снимках. Слишком уязвимой. Возмутительно. Нельзя фотографировать не подозревающего об этом человека. Это, как подглядывать в замочную скважину. Вуайерист чертов… А если и можно - кто запретит? - то нельзя, ни в коем случае нельзя, показывать их объекту. Это уж слишком. И вообще… за каким чертом он это сделал?!

А, кстати, что - за каким чертом? За каким чертом фотографировал? Или - за каким чертом подбросил? И, главное - как они оказались в номере?! Юлии вдруг стало страшно. Ведь дверь точно была заперта. Правда, балкон открыт… да, при чем тут балкон?! Он, слава богу, на третьем этаже.

Прежде чем выйти на балкон, она достала из шкафа с одеждой остатки вина - сейчас оно было очень кстати. Расположившись в халате за пластиковым столиком, она задумчиво резала дыню… Хм… Это такой способ ухаживания, что ли? У них, у богатых, говорят, свои привычки. В том, что он богат, Юлия не сомневалась. Никто бы не сомневался, если бы его увидел. Что ж… другого объяснения просто нет. Правда, очень странно - то, что его привлекла ее персона. С другой стороны… что странного? Антонио вот тоже трясся от одного ее вида, совершенно недопустимым образом. Южные люди. Балдеют от блондинок. От роковых - тем более.

20
{"b":"120276","o":1}