ЛитМир - Электронная Библиотека

В экстазе от осознания чуда она посмотрела вниз… Маленькие фигурки, точно игрушки, еле заметно двигались там.

Антонио все так же стоял на самом краю площадки, запрокинув голову, глядя… на нее? Он ее видел?! Не может быть, но не это главное… Дон Карлос почему-то лежит в неестественной позе, упираясь головой в одну из стен, страшно выгнув спину.

Сияние померкло так же внезапно, как и появилось. Вернулась боль в спине, и одновременно ушло чувство счастья. Совершенно. Так, что даже отголоски его нельзя было уже вспомнить.

И Юлия снова была собой. И стояла на коленях рядом с Карлосом.

- Юлия… послушай…

- Что с тобой?

Его лицо, его прекрасное совершенное лицо было… человеческим. Глаза не отливали ни серебром, ни сталью, ни ртутью! Это были просто темно-серые глаза со светлыми прожилками. Обыкновенные серые глаза. В них бились невыносимое страдание, боль и… счастье.

- Карлос!

- …мало времени, слушай меня…

- Карлос…

- Слушай!

Он запрокинул голову от усилия справиться с чем-то, что сотрясало его изнутри, как лава в глубинах вулкана. Казалось, в его теле происходят некие страшные процессы, которые он с трудом удерживает, сосредоточив сознание на ней, Юлии. Она замолчала в испуге и сострадании… И тогда он заговорил.

Она держала руками его голову и слушала. И все понимала, и плакала… Его бархатный голос остался прежним. Только был слабым и часто прерывался тяжелым дыханием.

Ливень хлестал мерно и сильно по разноцветным, словно детские рисунки, плиткам майолики. Но брызги не долетали до них.

И пламя, оранжево-синее пламя костра, зажженного им, бросало причудливые отблески на стены Башни Любви. Сказочные стены, созданные Антонио Гауди.

Глава 25

АНГЕЛ

- Скажи, зачем ты меня вытащил тогда, ночью из моря?! Ведь это был ты… Зачем?! Чтобы теперь… Или ты заранее все это знал?

- Не знал, но… предполагал… А может быть - надеялся.

- На что?!!

- Теперь я это точно знаю.

Он улыбнулся торжествующе, как ученый, счастливый оттого, что нашел новый вид плесени, излечивающий от опасных вирусов.

- Ты сияла… А я сомневался. Мои планы подходили к завершению, и я витал над морем, как мятежный дух сомнения… Ха-ха! А ты сияла аквамариновым светом!

- Ты о чем?

- Ты и сейчас сияешь. Не понимаю - как этого никто не видит? Похоже, я один это вижу. И знаю.

- Знаешь - что?

- Знаю, что ты - ангел.

Он дотронулся пальцем до родинки над ее левой бровью. Жест, остро напомнивший тот момент, когда она увидела его во второй раз. Момент, так поразивший ее, изменивший все.

- Прекрати…

Юлия досадливо поморщилась, махнув рукой.

Это была защитная реакция - она была в ужасе, потому что теперь уже понимала - это правда. Этого не могло быть, и, тем не менее - это была правда.

- А потом я увидел тебя на пляже… И ты опять сияла синим светом!

Он улыбнулся, вспоминая. И она тоже вспомнила. Его взгляд, когда он обернулся к ней, склонив голову в насмешливо-учтивом поклоне.

- Ты была такая… несчастная. Я сразу понял, что ты даже не подозреваешь о своей сущности…

- Какой сущности, о чем ты говоришь?

Вдруг серые глаза зажмурились, словно от невыносимой боли, так крепко, что до самых висков побледневшую, мгновенно высохшую кожу прорезали глубокие морщины. А когда вновь открылись - то все белки были в красной сетке лопнувших сосудов. К горлу Юлии подкатил комок рыданий, чтобы сдержать его, пришлось выкрикнуть:

- Что с тобой?!! - спросила она, хотя уже знала ответ. Эхо отскочило от стен собора, ударив бумерангом в душу.

- Что с тобой?

- Я умираю, - он просиял.

- Ты… Ты не можешь умереть. Нет! Ты - бессмертный!

- Но я умираю!!

Он воскликнул это с ликованием. Словно ребенок, который впервые научился держаться на воде, восторженно кричит родителям: «Я плаваю! Смотрите - я плаваю!!!»

- Почему?! Яне понимаю, что произошло, почему ты…

- Потому, что ты - ангел.

- Прекрати, Карлос… Что все это значит?! Боже…

- Когда я понял, что это правда… что ты истинно… Понимаешь, сомнения мои могли быть развеяны вмиг! Я страстно возжелал выяснить одну важную вещь.

- Какую вещь?!

- Ведь если ангел выберет зло, то значит, я был прав и…

- И…?

- Помнишь, я говорил, что есть существа… существа, кровь которых может…

- Да-да, я помню, ну и что с того?!

- Ты - это существо.

- Я…

- Да, сеньорита Юлия. Твое настоящее имя Камаэль, ангел личного мужества… Похоже, кроме меня никто этого не видит. И - не знает… Ведь ты и сам, даже не догадывалась об этом, так?

- Я тебе не верю.

- Ты видела свои крылья - как ты можешь не верить?! Но слушай - у нас мало времени…

Он затрясся. Это была агония, и пот, ледяной, мучительный пот, выступил на его лбу. Перед Юлией был человек, умирающий в муках.

- Карлос! Я хочу…

- Молчи, дай мне сказать. Видимо, то, что я говорю сейчас, никто тебе не скажет… Я сам не знаю, когда это случилось. Возможно, это было всегда. А, может быть, началось тогда, когда мера людских грехов настолько превысила все допустимые нормы, что там, наверху, усомнились в собственных догмах…

Он улыбнулся, видя слезы у губ Юлии. Он вытер их холодной ладонью, которую она схватила, как будто могла таким образом удержать его при себе.

- Я знал - с тех пор, как проклял сам себя и сделался исчадием ада, я знал многое… И то, что в мире постоянно появляются в людском облике несколько ангелов. Подопытные кролики. Агнцы на заклание. Невинные души, рожденные в тленной телесной оболочке, со всеми болезнями, сомнениями, страхами, соблазнами… Бедная девочка, как тебе было тяжело, наверное…

- Прекрати!! - в который раз крикнула Юлия.

- Хорошо, - снова улыбнулся он, - хорошо, не буду. Ты не любишь, когда тебя жалеют, Камаэль…

Ветер утих. Резко и так бесповоротно, что даже слышно стало, как стучит вода, разбиваясь о майолики… Юлия уронила голову на грудь дона Карлоса. Ей было уже не важно то, о чем он говорит.

- Так вот… Помнишь, ты признавалась мне… ты говорила, что не знаешь, зачем ты на этом свете? А я знал - единственное твое предназначение, будучи человеком, сделать выбор.

- Какой еще выбор, Господи?!

- Не волнуйся, ты его уже сделала. Твой правильный выбор, если ты сейчас сидишь здесь и разговариваешь со мной, и плачешь… Потому что ангелы, выбравшие зло… не знаю, право, есть ли такие? - Он задумался на мгновение, и продолжал:

- Такие ангелы обращаются в демонов…

- Да что ты?

- …правда, те, кто выбрал добро, должны вернуться… то есть, могут вернуться в свою истинную ипостась. Честно говоря, я не понимаю, почему ты до сих пор здесь, со мной.

- Потому что я так хочу! - крикнула Юлия, перекрикивая шум грозы. - Потому что я хочу… хочу сказать тебе…

- Юлия, послушай, ведь это еще не все…

- Карлос, послушай ты! Там, в твоей спальне, перед тем, как появился Себастьян - помнишь, ты спрашивал меня, почему я не хочу, чтобы погибал этот мир? Так вот. Я скажу тебе, почему…

Ему трудно двигаться. Но он прижимает пальцы - совершенно ледяные пальцы к ее рту.

- Не нужно. Я знаю.

- Знаешь?

- Конечно. Ты любишь меня - ты, ведь это хотела сказать?

- Да, но я - убила тебя…

- Ты примирила меня с этим миром - это самое большое, что ты могла сделать для меня!

- Но я и вправду тебя…

- Я знаю. Теперь уже не говори этих слов понапрасну. Придет время, и ты скажешь их кому-нибудь другому…

- Никогда!

- Знаешь, зачем… почему я отдал тебе ключ от гробницы? Мне больше не нужно стало приходить туда. Ведь ты помогла мне понять.

- Что понять?

- Понять и простить Антонио, друга, предавшего меня… Теперь я знаю, что поступил бы точно так же, окажись я на его месте… Этот мир стоит того, чтобы быть, пока в нем есть хоть одно существо, которое тебе дороже всего… величия… таланта… искусства и иллюзорных амбиций… и искупления…

67
{"b":"120276","o":1}