ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дмитрий Миронов

Попытка

Глава 1

"- Рукоять меча удобно легла в ладонь. Широкое лезвие отливало хищным блеском, показывая, что оружие познало вкус крови.

Роллан закрутил клинок в воздухе, проверяя его баланс, и почувствовал, как оружие затрепетало в руке, ведя кисть в сторону пригнувшегося противника…"

Я зевнул. Остановил текст, и потер глаза.

Очередная псевдобоевая муть. Надо же, еще один проверяльщик баланса нашелся! Видимо, даже не стоит интересоваться – а держал-ли автор в руках не то, что меч, а хотя бы настоящий кинжал…

Кто там у нас в авторах?..

– А, вот ты где!..

Нет. Не знаю. Имя ни о чем не говорит. Явно читать дальше не стоит. Раз не тянет, то и не нужно. Когда попадается что-нибудь стоящее, то оторваться от чтения всегда стоит больших трудов. А здесь не только оторваться, а даже продолжать не очень… Хотя, как знать, может быть, я вовсе не такой – уж ценитель изящной словесности, каким себе кажусь?! Несмотря на многие и многие прочитанные книги самых разных авторов, увы, меня интересует всего лишь несколько жанров… Первое место по праву занимает фантастика. Скорее всего, именно благодаря ей, я получил "широкие, но бессистемные" – как выразился мой отец, знания. Вернее будет сказать – не знания, а представление о самых разных вещах, на которые в обычных житейских обстоятельствах мое внимание никогда бы не обратилось. Однако этот факт естественным образом вытекает из самой сути книгочейства. Мимоходом подобранные сведения закрепляются в мозгу самостоятельно, не требуя ни зазубривания, ни заучивания. Каждый может привести массу примеров из своего читательского опыта.

Ну ладно. Надо бы чайку, что-ли, и может быть, чего посущественнее.

Я поднялся от монитора и направился на кухню. Сзади сипло мявкнул Барс, привычно предположивший скорое открытие холодильника. Однако подниматься с нагретого места на диване он не спешил, зная по опыту, что траектория моего движения может измениться в любой момент, и оказаться нацеленной вовсе в ванную, либо в прихожую, что неоднократно и случалось.

Опытен был друг мой Барс. Опытен и стар. За пять лет нашего совместного проживания я успел убедиться в его житейском опыте, и как следствие – мудрости.

Барс возник у меня, как наследство от прежних хозяев квартиры, по недосмотру не внесенный в договор купли-продажи, где была описана каждая мелочь предстоящей сделки.

Более того, его существование вообще не подразумевалось при осмотре самой квартиры, да и после покупки, когда я уже начал активно обживать новую для себя площадь, целую неделю я не подозревал о нем. Барс оказался такой же принадлежностью свежекупленной квартиры, как встроенный шкаф, или, скажем, унитаз. Просто как-то вечером, выйдя из лифта, я встретился с сидящим возле моей двери большим котом кофейной раскраски. Он даже не подумал отодвинуться, давая мне дорогу, и абсолютно спокойно ждал, пока я над его головой дотянусь до замка и открою дверь. Я сразу понял, что он желает войти. Это чувствовалось без всяких пояснений. Как уставший человек спокойно заходит к себе домой, не предполагая абсолютно никакого затруднения. Да и что может быть естественнее того, чтобы повернуть ключ и переступить порог?! Ключ повернул я, а Барс по-хозяйски, царственно проследовал в открывшуюся дверь.

Я даже слегка растерялся. Все-таки не каждый день ко мне в дом заходят незнакомые коты. Мне стало любопытно, что он будет делать дальше.

Кот неспешно обошел всю мою невеликую жилплощадь, обнюхал все находящееся в квартире, и величественно сел возле холодильника, глядя на меня. Я начал соображать, что делать дальше. Вообще-то я не имел ничего против котов любых размеров и расцветок, просто как-то раньше мне не доводилось с ними близко общаться. В его появлении было что-то непонятное.

Однако на мое счастье, в дверь позвонила соседка за какой-то надобностью, она же, увидев кота, прояснила ситуацию. Оказалось, что кот жил в этой квартире уже больше восьми лет, а прежние хозяева, съезжая, просто не вспомнили о его существовании.

С самого начала я не особо беспокоился его соседством, а потом просто привык. Барс уходил и приходил по своему желанию, был ненавязчив и не проявлял агрессивности. От меня требовалось лишь кормить его, и за это он был согласен не мешать моей частной жизни. В общем, мы мирно уживались в одной квартире.

Я включил чайник, и подошел к окну. За стеклами было темно, в свете фонарей кружился снег. Надо же, пять часов, а уже темно. Радует, что впереди два выходных, не нужно подниматься спозаранку и тащиться по обледенелым тротуарам на автобус, уныло отбарабанивать свои восемь часов, и возвращаться домой, представляя, что завтра цикл повторится сначала. Достал из холодильника упаковку пастрамы и выложил половину в кошачью миску.

– Их величество ничего другого знать не хотят-с…

Я щелкнул пальцами, из комнаты послышался мягкий стук – Барс соизволил откликнуться на призыв и покинуть лежбище. Пока я заваривал чай и смотрел как кот неспешно потребляет пастраму, в голове бродили мысли о том, что Барс сильно постарел, шерсть стала блеклой, а шрамы на морде выделяются намного сильнее, чем скажем, год назад.

Вскользь подумалось, что надо бы удалить начатую читаться книгу, удовольствия от нее все равно никакого. Поискать что-нибудь другое, более увлекательное, на сегодняшний вечер…

Кот насытился, и буркнув свое обычное: -"Ррря..", что видимо, выражало удовлетворение, проследовал в комнату. Я долил ему воды в миску и принялся за чай с булкой. Но процесс чаепития был прерван не самым приятным образом.

Из комнаты донеслось шуршание, треск и деревянный удар.

– Ах чтоб тебя! -раздраженно выругался я, и двинулся на шум. В комнате обнаружился упавший на пол деревянный карниз, на котором держались гардины. Не иначе, кот вцепился в ткань и вырвал все это хозяйство из креплений. Пришлось наводить порядок, вытаскивать из загашника складную стремянку и возвращать карниз на место. Он сопротивлялся. Все крепления карниза на правой стороне были вырваны из стены и валялись на полу. Когда я его вешал, то воспользовался оставшимися от прежних хозяев дюбелями, а не установил новые, и вот результат.

Хорошо хоть, что сейчас не десять вечера, никто не прибежит на шум. Можно с полчаса позаниматься хозяйством, имею на это законное право… Я улыбнулся, вспомнив, что именно со скандала по поводу передвигаемой мною мебели в одиннадцать вечера и началось мое знакомство с соседями. Но это было давно, и отношения не успели стать неприязненными. Найти дрель оказалось легко, и уже через несколько минут я старательно напоминал соседям через стенку, что пробивание отверстий в бетоне – дело недолгое, но шумное и хлопотное. Делал я это без души. Только в силу необходимости привести вид жилья в более-менее упорядоченное состояние. И видимо потому, что был занят другими мыслями, не сообразил, что находясь на вершине хлипкой алюминиевой лестницы, могу упасть. Что по закону подлости и случилось. Нажав слишком сильно на дрель, я не удержался на покачнувшейся площадке и с грохотом сверзился на пол.

Бошевская машинка последовала за мной, и сильно ударила по голове.

Весу-то в ней всего ничего, килограмма два, а может и меньше, но ударила она сильно, по макушке и виску, надо думать, рукояткой и корпусом одновременно.

Я много читал об "искрах из глаз", но ощутил это на себе впервые в жизни. Конечно, "искрами" назвать пережитые ощущения трудно. но на какое-то микроскопическое время я ощутил, как от удара "подпрыгнули мозги", если можно так выразиться.

Посидев на полу и отойдя от падения, я ощупал голову. Дырок вроде нет, однако синяки будут непременно. Две точки на голове болели. Завершить эскападу с гардинами и карнизом удалось лишь к девяти часам вечера, и особого желания заниматься чем-либо еще не наблюдалось. Я счел необходимым лечь спать, хотя обычно в это время только начинал входить во вкус свободного вечера перед выходными днями. Мне было нехорошо, слегка кружилась голова, и болели места ударов.

1
{"b":"120491","o":1}