ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стало быть, здесь тоже нет серьезной перспективы.

Четвертый путь мне не подходит по объективным причинам. Я, видите ли, материалист…

В "божий промысел" не верю, и к чудесам отношусь скептически. (Хотя, с другой стороны, очень хочется, чтобы они существовали.) И вариант, при котором можно попытаться сойтись с церковью любой конфессии и стать чудотворцем, мне тоже очень не по душе.

Безусловно, любая церковь вцепится в такое "воплощение" божьего духа зубами, и найдет методы и способы защиты своего клеврета, однако конечным итогом всей этой заморочки станет подкорректированный второй вариант – изоляция от внешнего мира, и как следствие – несвобода. А уж про общение с приятными мне людьми можно будет забыть напрочь.

Я так и вижу, как в "ближний круг общения" со мной толпой лезут религиозные фанатики, по дороге к вершине пирамиды убивающие один другого. Ну, может я и слегка преувеличил, но дискуссий на эту тему не предвидится. Не с кем и незачем. Раз я так считаю, то оно и есть для меня истина в последней инстанции. Подпись: РевВоенСовет, печать.

Остался пятый вариант, единственный, который может (подчеркиваю, – только МОЖЕТ, и не более) привести меня туда, где мне будет комфортно. Нужно все-таки, выяснить, что есть для меня "комфортно"… Пожалуй, так: это понятие можно определить, как ситуацию, при которой у меня нет ни перед кем никаких обязанностей, и при этом есть возможность осуществить любую свою прихоть. За счет чего можно себя ублажать? Вот мы и вернулись к вопросу наличия денег. Но одну аксиому я не подвергаю сомнению ни при каких обстоятельствах: там, где появляются серьезные деньги, неизбежно появляются и пресловутые "серьезные дяди"…

Причем, национальная или расовая принадлежность этих дядь не играет никакой роли.

Ведут они себя одинаково в любой стране мира, независимо ни от чего…

Вот он сам собой и обрисовался, пятый, единственный устраивающий меня вариант:

Быть в тени. Нигде и никогда не высовываться, иначе отобьют голову, как спелому мухомору.

С размаху, с брызгами и хрустом.

Если не подмять под себя, то размазать в кровавую кашу, по принципу: -"так не достанься же ты никому!"

С точки зрения психологии этот принцип более чем удачно ложится на психотип любого из тех, кто имеет власть, силу, деньги. Легко сообразить, что никто не допустит усиления влияния конкурента, невзирая на сферу деятельности. И если вдруг, скажем, дядя Петя, который спокойно сидел на заготовках шерсти, станет иметь влияние не дядю Сашу, что контролирует нефтяную трубу, то этот самый агент влияния неизбежно будет втоптан в землю по самую шляпку.

Даже предполагать ничего не надо, это элементарная арифметика.

Уж настолько-то я жизнь знаю…

Тут я поймал себя на том, что уже довольно долго сижу над пустой тарелкой, уставившись в окно.

Пришлось помотать головой из стороны в сторону, чтобы включиться в нормальный режим бытия.

Столь глубокая задумчивость имеет место впервые… Собственно, сейчас со мной всё впервые!

И ощущение того, что меня больше не несет по течению, а я должен сам глубоко продумывать свои действия, тоже впервые. В смысле, не на уровне осознания, что – мол, надо, а на уровне ощущений. Одно дело идти по тропинке и помнить, что надо бы перешнуровать кроссовки, и совсем другое – почувствовать в обуви острый камень.

Хочешь не хочешь, резко остановишься, чтобы освободиться от боли. Так вот, я – сегодняшний чувствую необходимость тщательно перемолоть в голове каждое свое телодвижение.

Ну, кажется, стратегическое решение принято.

Уже много.

Тут ведь как, мышки тоже пошебуршились – подергались, выработали стратегию, и кота завалили…

***

Меня беспокоило вчерашнее ощущение обессиленности после проведения сеанса. Круги перед глазами, заторможенность движений, неспособность внятно соображать, что это, побочный эффект моего "щелканья" или реакция организма на сильное перевозбуждение и стресс? Этот вопрос оставался без ответа, потому как получить представление о нём можно только проведя еще один сеанс.

А может и не один. -Скорее всего.

Тогда я решил принять в качестве рабочей гипотезы предположение, что каждый "щелчок" забирает у меня уйму энергии, после чего мне придется достаточно долго восстанавливаться. Оно и правильно. Если это не так, то я получаю дополнительные очки в свою пользу, а ежели я угадал верно, что ж, этот момент был заранее просчитан.

С откровенной радостью я осознал, что на работу мне больше не идти. И пропади оно всё пропадом, тоска зеленая, толстая морда начальника, его дурацкие распоряжения, отсчет минут до конца рабочего дня…

Всё.

Даже если нечего будет жрать, я туда больше не пойду.

И хотя запасы "подкожного жира" в виде накоплений были не особо впечатляющи, на первое время их хватит.

Я отвлекся от самого важного на сегодня дела – обдумывания своих действий. Следовало позвонить на работу, чтобы на мое присутствие не рассчитывали. Причем, сообщать это нужно было с учетом моих давешних рассуждений.

То – есть, начиная прямо с текущего момента нужно вести себя так, как будто любой мой неосторожный или немотивированный внешне поступок – это провал разведчика в стане врага.

Это значит, что ни в коем случае не следует хлопать дверью, уходя, или любым другим способом привлекать внимание к своему отсутствию, хотя соблазн был велик.

Поэтому пришлось ограничиться просьбой к сослуживцу передать начальству, что Дим сегодня не придет, заболел Дим, занемог. Совсем захирел, и может, даже, кончится от невыносимой инфлюэнцы…

Далее: нужно обязательно вывести из игры Леську. Она мне дорога, но чувствует мое вещее нутро, что именно сейчас я должен иметь полностью развязанные руки. И любое отклонение от основной темы чревато серьезными последствиями.

Поэтому следующий звонок был адресован ей, и около часа я трудился над выстраиванием правдоподобного варианта моего исчезновения на ближайшие полгода, а может и больше. Наконец и этот этап был пройден.

Оставалась неприятная заноза в виде облагодетельствованного сегодня ночью мужичка.

Он – то никуда не делся, пусть даже и укатил в свою Вологду, в чем я серьезно сомневался. Стоит крепко взяться за раскручивание малейших следов и фактов, могущих иметь отношение к омоложению, как он непременно всплывет, и на этом моя карьера будет закончена.

Вытащить адрес из человека – это вообще не вопрос.

Положив себе заняться этой проблемой, как только появится возможность, я начал неторопливо одеваться. Сидение дома не прошло бесследно для моего холодильника, и надлежало сойти на берег и пополнить запасы провианта и пресной воды.

Глава 4

Заканчивался третий день моего "великого сидения".

Домашний арест я себе назначил сам, рассудив, что пока самым тщательным образом не просчитаю все мыслимые варианты развития событий, лучше не засорять себе голову отвлеченными разговорами, хождениями по городу и прочими телевизорами.

И когда мне удалось настроиться на нужное состояние, время перестало играть какое-либо значение.

Его течение не ощущалось. Слоняясь по квартире, занимаясь мелкими хозяйственными заботами, я не переставал обдумывать самые разные варианты своих будущих действий.

Вернее, они сами прокручивались. Остановить этот поток не было никакой возможности.

Иногда я обнаруживал, что стою у окна в кухне, глядя во двор, потом снова уходил внутрь себя вслед за очередной мелькнувшей мыслью, и опять всплывал на поверхность, сидя перед выключенным телевизором, либо лёжа на незаселенной кровати.

На исходе третьего дня схема действий была вчерне готова, и я вернулся в основной поток жизни.

С легким внутренним вздохом вытащил из книжной полки толстый том Эффеля, и выгреб из него всю заначку.

– Плакали мои мечты о машине… Однако, зачем тогда я откладывал деньги? Именно для такого непредвиденного случая. Машина… да что машина?! Что я, как ребенок, в самом деле… Решительно сложив пачку купюр, я положил её в бумажник.

8
{"b":"120491","o":1}