ЛитМир - Электронная Библиотека

Меня приятно поразила эта встреча. Я познакомился с цыганами — или «египтянами», как называли их некоторые европейцы, считая эту народность скитальцами, происходившими от древних жрецов фараонов, — в прошлом году, когда мы с моим другом Тальма бежали из Парижа, чтобы присоединиться к экспедиции Наполеона. После нападения на тулонской дороге на наш дилижанс банды Нажака мне удалось убежать в лес и найти приют в таборе Стефана. Там же я впервые встретил Сиднея Смита и, что более приятно, красавицу Сариллу, которая предсказала мне судьбу, заявив, что я тот шут, которому предстоит найти Шута (одно из имен мудрого Тота), а также научила меня древним любовным играм. Завершающий этап моего путешествия в Тулон прошел в очаровательной компании и в безопасном сумраке цыганской кибитки, где я забыл о преследователях, охотящихся за моим священным медальоном. И вот, словно кролики из цилиндра фокусника, цыганские спасители вновь явились на моем пути.

— Уж не гадание ли на картах Таро привело вас сюда? — поинтересовался я.

— Конечно, мы опять поджидали вас.

— Я заранее послала им весточку с одним английским суденышком, — открыла секрет Астиза.

Ах вот оно что! Не эти ли самые цыгане и предупредили ее в прошлом году о моем прибытии с медальоном? А в результате бывший наставник Астизы едва не прострелил мне голову, весьма осложнив наше с ней знакомство.

— Бонапарт опередил вас, а его самого удачно опередили вести о его последних победах, — сообщил Стефан. — Теперь он триумфально шествует в Париж. Народ надеется, что завоеватель Египта станет спасителем Франции. Достаточно легкой помощи Алессандро Силано, чтобы он достиг всего, что пожелает, а его неуемные желания чреваты опасностями. Вы должны лишить Бонапарта поддержки, которую ему дает эта книга. Нужно надежно спрятать ее. Тайное хранилище тамплиеров продержалось почти пять столетий. Ваше, будем надеяться, продержится пять тысячелетий, а то и больше.

— Для начала нам нужно догнать его.

— Да, надо поторопиться. Мы на пороге великих событий.

— Стефан, меня очень порадовала встреча с вами, но, насколько я знаю, цыгане едва ли способны на быстрое передвижение. Как мне помнится, до Тулона мы добирались со скоростью пасущейся коровы, и едва ли ваши низкорослые лошадки смогут быстрее тащиться с кибитками.

— Верно. Но цыгане умеют быстро приспосабливаться к любым сложным обстоятельствам. Мы раздобудем карету с быстрой упряжкой, дружище, и довезем вас — представив как члена Совета пятисот — до Парижа с головокружительной скоростью. Я, скажем, сыграю роль начальника полиции, а наш приятель Андре — вашего кучера. Карло изобразит лакея, а эта дама — вашу почтенную супругу…

— Неужели, вернувшись во Францию, мы первым делом украдем карету и четверку лошадей?

— Если вы будете вести себя как надо, никто и не подумает о краже.

— Но ведь мы тайно вернулись во Францию. И на мне по-прежнему висит убийство одной проститутки. Мои враги могут использовать это против меня.

— Но разве им нужны причины для того, чтобы убить вас?

— В общем, нет.

— Тогда о чем же вам переживать? Но так и быть. Мы спросим Сариллу, как нам лучше поступить.

Эта цыганская гадалка, предсказавшая мою судьбу и вдобавок многому научившая меня, — о боже, с какой нежностью вспоминал я издаваемые ею страстные стоны, — сохранила не только памятную мне красоту, но и таинственную загадочность, усиленную посверкивающими в отблесках костра многочисленными кольцами, серьгами и браслетами. Прибыв в табор вместе с Астизой, я не слишком обрадовался перспективе нового общения с бывшей любовницей, и молчаливая встреча двух женщин, естественно, напоминала знакомство ощетинившихся, настороженных кошечек. Однако Астиза спокойно сидела рядом со мной, пока предсказательница раскладывала карты Таро.

— Судьба подгоняет вас на пути, — монотонно произнесла Сарилла, когда очередной картой оказалась колесница. — Мы с легкостью сумеем раздобыть карету для наших целей.

— Вот видите? — удовлетворенно сказал Стефан.

Признаюсь, мне нравятся расклады карт Таро. Они, похоже, способны поведать вам именно то, что вы хотите услышать.

Сарилла открыла еще пару карт.

— Но вам встретится женщина, которую обстоятельства вынудят к крайней спешке. И вам придется искать окольный путь.

Еще одна женщина?

— Но успешно ли закончится наше дело?

Она открыла еще несколько карт. Я увидел изображения башни, мага, шута и императора.

— Вас ждет опасная борьба.

Очередная карта. Влюбленные.

— Вы должны действовать заодно, — добавила Сарилла, глянув на нас.

Астиза с улыбкой взяла меня за руку.

И тут Сарилла перевернула еще одну карту. Смерть.

— Я не знаю, кому она предназначена. Магу, шуту, императору или влюбленным. Ваш путь чреват опасностями.

— Но возможны и удачи?

Смерть наверняка ждет Силано. А может, мне предстоит заодно убить и Бонапарта?

Еще одна карта. Колесо фортуны.

— Карты говорят, что вы игрок…

— Приходилось порой и поиграть.

Она открыла последнюю карту. Мир.

— У вас нет выбора, — медленно произнесла она, глядя на нас огромными темными глазами. — У вас будут необычные союзники и необычные противники.

— Тогда все в порядке, — поморщившись, заключил я.

Она озадаченно тряхнула головой.

— Погодите, посмотрим дальше. — Она долго размышляла над картами, потом взглянула на Астизу. — Опасность угрожает вашей новой подруге, Итан Гейдж. Большая опасность и, на мой взгляд, весьма таинственная. Она окрашена глубинной печалью.

Вот оно, началось соперничество.

— Что ты имеешь в виду?

— Только то, что говорят мне карты. Ничего больше.

Моя тревога усилилась. Если бы изначально предсказанная мне судьба оказалась неправдой, я мог бы отмахнуться и от нового предсказания. В конце концов, я ведь ученик Франклина и в каком-то смысле просвещенный человек. Но как бы я ни смеялся над картами Таро, в их могуществе было нечто сверхъестественное. И я испугался за сидящую рядом со мной подругу.

— Я не хочу подвергать тебя опасности, — сказал я Астизе. — Лучше подожди меня на английском корабле. Еще не поздно подать им сигнал.

Астиза задумчиво посмотрела на открытые карты и на цыганку, а потом отрицательно покачала головой.

— Уж если дойдет до борьбы, то я тоже владею тайной магией, — сказала она и поплотнее запахнула плащ, пытаясь защититься от непривычного европейского холода, уже добравшегося до этих южных краев. — Наша реальная опасность — время. Нам надо поторопиться.

Сарилла благожелательно посмотрела на нее и дала ей карту с изображением звезды.

— Храните ее. Она поможет сохранить силу и вдохновение. Да пребудет с вами вера, жрица.

Астиза выглядела удивленной и тронутой.

— И с вами.

Итак, мы подкрались к конюшням богатого особняка, «позаимствовали» там карету с упряжкой лошадей и поскакали в Париж. После пейзажей Египта и Сирии я с трепетным восторгом взирал на золотисто-зеленое буйство европейской природы. На последних несобранных еще гроздьях золотились округлые зрелые ягоды винограда. Возницы резко отводили с нашего пути свои телеги, скрипящие под тяжестью осеннего урожая, стоило им заслышать грозные окрики и щелчки хлыстов людей Стефана, убедительно показывающие необходимость уступить дорогу важному представителю республики.

Сельские девушки выглядели на редкость аппетитными и полураздетыми при сравнении их нарядов с традиционными для пустыни закрытыми одеяниями; девичьи груди полнились, как спелые дыни, завлекательно покачивались крутые бедра, а под юбками мелькали испачканные виноградным соком стройные ножки. Пухлые губы красоток алели, словно сочные вишни.

— Посмотри, Астиза, как великолепна здешняя природа!

Но затянутые облаками небеса, опадающая листва и деревья, раскинувшие толстые ветви над нашей дорогой, лишь тревожили ее.

— Мне не близка ее красота, — ответила она.

83
{"b":"120774","o":1}