ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Черт! – крикнул он и бросился закрывать двери.

Вовремя. Вся мебель в баре, медленно покачиваясь, начала подниматься в воздух: столы, стулья, барные табуреты. Затем они все быстрее стали двигаться в нашу сторону. Как только Тони закрыл двери, вся мебель, что была в баре, с грохотом обрушилась на них. Двери выдержали. Было слышно, как за ними с треском ломаются столы и стулья.

– А мило мы зашли выпить, – сказал, отдышавшись, Тони.

– Отличная профилактика алкоголизма. Как рукой снимает, – ответил я.

Мы огляделись по сторонам. Это была все та же столовая, в которой недавно правил бал немой Ларри.

– Как мы умудрились сюда попасть? – спросил я.

– А я давно замечал – стоит пойти за тобой, и обязательно оказываешься там, где жратва.

– Погоди. Мы вошли из столовой в бар, а потом из него прошли в дверь, которая никак не могла вести обратно в столовую. Черт! Бьюсь об заклад, что мы должны были пройти в другой зал.

– А, может, это и есть другой зал? – неуверенно проговорил Тони.

Я осмотрелся. Только сейчас я понял, что с электричеством все было в порядке. Люстры освещали просторный зал. Да, это была та самая столовая. Портреты на стенах, стол… На столе, правда, ничего не было.

– А где скатерть? Где еда? – спросил я.

– Все же тебя интересует только это!

Молодец мальчик, хорошо держится.

– Тем более. Нет еды – значит, не имеет смысла здесь задерживаться, – согласился я и направился к дверям в другом конце зала.

– Как думаешь, куда приведут нас эти двери? Я тут знаю один бар по соседству. Правда, там сейчас грязновато и встречают в нем недружелюбно. Если за этой дверью снова он, я, пожалуй, откажусь... Тони?

Я обернулся. Тони стоял на том же месте, где я оставил его, и испуганно смотрел на меня.

– Пойдем! Что ты встал, как вкопанный?

– Я… я не могу, – проговорил срывающимся голосом Тони. – Саймон, я не могу сдвинуться с места.

Я посмотрел на ноги мальчика и оторопел – они по щиколотку ушли под пол. Он медленно погружался все ниже и ниже. Пол вокруг него из паркетного превратился в темный зыбучий песок.

– Уходи оттуда скорее! – крикнул я.

– Твою мать, Дэдди! Я не могу пошевелиться! – лицо Тони исказилось смесью испуга и злости. – Сделай же что-нибудь!

Я попытался подбежать к нему, чтобы схватить его, и вовремя остановился в том месте, где пол переходил в песок. До Тони оставалось около шести футов. Я протянул руку.

– Хватайся!

Тони вцепился в мою руку. Я попытался вытянуть его, но почувствовал, что у меня ничего не получится. Мои ноги стали соскальзывать, и я чуть было сам не увяз.

– Подожди! Я сейчас, только не уходи никуда, – неудачно пошутил я. – Отпусти мою руку, – казалось, Тони меня не слышит. Он мертвой хваткой держался за меня и не желал отпускать. Я посмотрел вниз. Он погрузился уже по колени. – Тони, немедленно отпусти меня! Я сейчас что-нибудь придумаю. Я вытащу тебя, слышишь?

Наконец, он отпустил мою руку. Я побежал к столу, схватил первый попавшийся стул и вернулся с ним обратно.

– Держи! – я протянул вперед стул, крепко держа его за спинку.

Тони попытался ухватиться, но стул вдруг рассыпался. Он превратился в песок. В такой же, как тот, в котором увязал Тони. Я снова бросился к столу, попытался схватить еще один стул, но стоило мне к нему прикоснуться, как между моими пальцами вновь оказался песок. К моим ногам ссыпалась небольшая темная кучка, которая только что была стулом. Следующий стул повторил судьбу предыдущего.

– Саймон, пожалуйста, скорее! – Тони увяз уже по пояс.

И в это мгновение вся мебель, которую я мог видеть, превратилась в песок и осыпалась на пол. Несколько секунд я стоял и смотрел на эти кучки, не зная, что мне делать. Я осмотрел зал, и мой взгляд остановился на гардинах. Я тут же бросился к окну и резким движением сорвал одну из них. Затем я быстро скрутил из нее жгут и по обеим его концам завязал по узлу.

– Хватайся! – я кинул Тони один конец жгута.

Он ухватился за этот канат чуть выше узла, и я что есть силы стал тянуть. Поначалу мне казалось, что ничего не выходит. Я упирался в пол, вкладывая всю свою силу. Кажется, у меня начало получаться. Тогда я повернулся к Тони спиной, перекинул свою половину жгута через плечо и пошел словно невольник, тянущий судно против течения. Очень медленно, но все же я продвигался вперед. Я оглянулся: сейчас Тони был погружен только по пояс. Он пытался, насколько это было возможно, помочь мне. Небольшое усилие, и я сделал еще несколько шагов. Вдруг стало совсем легко. Это произошло столь неожиданно, что я упал. Но тут же вскочил на ноги и обернулся. Все в порядке. Мальчик лежал на полу и тяжело дышал. Просто в тот момент, когда я вытащил его, он отпустил канат. Я подбежал к нему.

– Ну, как ты? Живой?

– Знаешь, Дэдди…Я вот лежу и думаю: в детстве я любил играть в песочнице. Потом полюбил песчаные пляжи. А теперь… Мне кажется, я разлюбил песок. К чему бы это? – Тони попытался улыбнуться.

– Годы берут свое. Взрослеешь! Но раз песок тебе надоел, пойдем отсюда…

– Куда теперь? – поинтересовался Тони, пытаясь подняться.

– Знаешь, выбор у нас небольшой: или вернуться в бар, но мне кажется, что я научился преодолевать жажду, или узнать, куда ведет вон та дверь, – я указал на дверь, что была в конце зала.

– Лучше второе, – сказал Тони, – потому что мне тоже не по нутру здешние коктейли.

Я улыбнулся. Получилось, правда, кривовато. Мы пошли к выходу, как вдруг выключился свет.

– Мне кажется, хозяева экономят на электричестве, – сказал Тони.

Я хотел достать из кармана фонарь, но внезапно меня повело куда-то в сторону, как будто мы находились не в замке, а на огромном судне, которое стало качаться на волнах. Все здание как будто накренилось, мы упали на пол и стали соскальзывать по его наклонной поверхности к стене. Вспышка молнии осветила зал, и в ее свете мне показалось, что картины, висящие на стене, к которой мы съезжали, ожили.

– Ты это видел? – крикнул я, перебирая по полу ногами и царапая его руками, пытаясь нащупать хоть какой-нибудь выступ, за который можно было бы ухватиться.

– Молнию? – прокряхтел Тони.

– Я про картины. Мне показалось, что у людей в свете молнии блеснули глаза.

Пол наклонился еще сильнее, мы уже не смогли удерживаться и быстро поехали к стене. Я перевернулся на спину. До стены оставалось всего каких-то десять футов. Прогремел гром, и в следующее мгновение зал осветила еще одна вспышка. У меня перехватило дыхание. Люди на полотнах действительно ожили. Они высунулись из рамок и тянули к нам свои руки. Пол продолжал наклоняться, и как я ни пытался пятиться назад, у меня ничего не получалось.

– Дэдди! – услышал я хриплый голос Энтони. – Кто-то вцепился мне в горло!

При следующей вспышке я увидел, что Тони уже стоял возле одной из картин и боролся с человеком, чьи руки торчали из нее и пытались добраться до его горла. В следующее мгновение я ощутил, как кто-то схватил меня за волосы и с силой потянул вверх, заставляя подняться на ноги. Я принялся не глядя бить кулаком туда, где, как мне казалось, была голова человека с портрета. Несколько раз я не промахнулся, и хватка моего обидчика ослабла. Я тут же воспользовался этим и отпрыгнул в сторону. И тут на меня упало что-то тяжелое.

– Это ты? – услышал я голос Тони.

– Мне было бы спокойнее думать, что нет, – ответил я, тяжело дыша. – Ты живой?

– Не настолько, насколько портреты… Еле отбился.

– Неприятная здесь живопись, согласен. Не вставай. Они висят достаточно высоко, и пока мы на полу, они нас не достанут. Надо попытаться отползти от стены.

В это мгновение пол вернулся в горизонтальное положение. Так резко, что нас с Тони отбросило от стены. Мы вскочили на ноги. В ту же секунду люстры осветили зал.

– Проклятие! Саймон, нужно убираться отсюда! – крикнул Тони.

Люди с портретов, что висели на стенах, продолжали тянуть к нам руки, хотя они никак не достали бы до нас. Но несколько картин упали на пол. Три из них быстро приближались к нам. По-моему, это были Малкольм, Крис и Пэм. Они торчали из полотен, и, хотя у них не было ног, быстро ползли к нам, перебирая по полу руками и царапая его тяжелыми рамами своих картин. Тони сорвался с места и как кенгуру бросился к двери. Я последовал его примеру, но кто-то резко вцепился мне в ногу, и я упал.

30
{"b":"121071","o":1}