ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ой, и не говори! – махнула рукой Лаура, придвинувшись ближе к Руслану. – А в Питере ты где живешь? А чем увлекаешься?

– Спорт, в компьютер играю иногда...

Зина отвернулась и снова стала смотреть в окно.

К разговору Лауры и Руслана она старалась не прислушиваться, да это и не трудно было – громко шумел двигатель гидроплана. «И почему некоторые девчонки умеют с мальчишками разговаривать – вот так, запросто? – мрачно подумала Зина. – Нет, я тоже немного умею, но только с теми, кто мне не нравится... В смысле, нравится, но не так... А как?»

И тут Зина поняла, что с ней такое – в первый раз. Девчонки из ее класса рассказывали, что влюбились, вздыхали, обменивались эсэмэс-ками, обсуждали тех мальчиков, с которыми хотели бы дружить, но с Зиной такого не было. Никогда.

Только сейчас, встретив Руслана, она вдруг поняла, что хочет так же легко и свободно, как Лаура, болтать с ним. Но почему Лаура может, а она, Зина, нет? От этой мысли на девочку напала такая досада, что даже страх перед ураганом на время куда-то отступил!

Впрочем, надеяться на то, что Руслан обратит на нее внимание, было абсолютно невозможно. Во-первых, она, Зина, по внешности – далеко не сказочная принцесса, а во-вторых, Руслан уже заинтересовался Лаурой...

Зина так расстроилась, что не сразу заметила из иллюминатора черную тучу, со страшной скоростью приближавшуюся к ним...

Глава 3

Крушение надежд

– Смотрите! – воскликнула она.

Все повернулись в сторону иллюминатора.

– Мама дорогая! – воскликнул Вова Пузырев и от волнения выронил куриную ногу.

– Ой, что это?!

– Страшно-то как!

– Это ураган?

И тут все загалдели в один голос, даже Лаура Фердыщенко уже не выглядела такой невозмутимой.

Пилот Санчес, не оборачиваясь, что-то крикнул по-испански.

– Что он говорит? – дрожащим голосом обратилась Зина к Валериану.

– Санчес просит нас не раскачивать самолет и сидеть спокойно! – перевел мальчик. Потом добавил от себя: – Да, будешь тут спокойным!

– Валер, спроси у него: успеем мы уйти от урагана? – обратился Руслан к «переводчику».

Валериан крикнул что-то пилоту, вцепившемуся в штурвал. Санчес через плечо ответил ему...

– Он говорит, что пытается уйти от урагана, но...

– Что «но»?! – нетерпеливо воскликнула Лаура. – Не тяни!

– Санчес говорит, что атмосферный фронт движется быстрее нас.

– Быстрее нас?

– Да. И еще он говорит, что самолет поднял слишком большой вес. Ребята, надо избавиться от лишних вещей! Не то гидроплан перестанет слушаться управления...

– Да нет у нас никаких лишних вещей! – рассердилась Лаура.

Катя закрыла глаза, и по щекам ее снова потекли слезы.

Зина, оцепенев от ужаса, наблюдала за черной тучей, стремительно приближавшейся к ним.

Внезапно самолет сильно тряхнуло, и все в один голос заорали:

– А-а-а!

Зине было очень нехорошо – пожалуй, еще никогда она не испытывала подобного ужаса. «Только бы все обошлось!» – в который раз мысленно взмолилась она.

В этот момент маленький самолетик затрясло еще сильнее. Дети заорали еще громче.

Тьма окончательно заволокла иллюминатор, словно неожиданно наступила ночь. Санчес выкрикивал что-то из кабины, но его почти не было слышно.

Дальше стало происходить и вовсе невообразимое: гидроплан перевернулся несколько раз, и его стремительно понесло куда-то.

Ощущения были такие, словно они находились внутри аттракциона «центрифуга» – какая-то сила прижимала их к креслам, не давая упасть, но приятного в этом тоже было очень мало. Они летели вверх тормашками!

А потом...

Удар. Звон. Скрежет. Грохот. Треск.

И – тишина!..

Зина была уверена, что ее уже нет в живых. Но что-то тяжелое давило ей на шею и ужасно мешало...

Зина сбросила с себя это «что-то» – оно оказалось ногой Лауры.

– Эй! Вы как? – оглядевшись, прошептала Зина. Ее новые знакомые лежали вповалку на полу. Потом кто-то зашевелился.

– Ой, что это было?

– Ребята, мы уже на том свете, да?

Яркий солнечный свет лился сквозь разбитые иллюминаторы. Стекло над кабиной пилота было тоже разбито. Где Санчес?

Стеная и охая, все кое-как поднялись. Руслан открыл люк, помог остальным вылезти.

Зина спрыгнула на мягкий теплый песок. С одной стороны росли тропические деревья, с другой – мягко плескался синий океан. Словно и не было никакого урагана!

– Все целы? – крикнул Руслан.

Как ни странно, но все были целы. Несколько синяков и царапин – не в счет. Даже очки у Валериана не разбились! Да и Руслан был по-прежнему в своих солнцезащитных окулярах...

Самолет лежал на самой кромке воды, уткнувшись носом в песок.

– Санчеса нет... – осмотрев все вокруг, вернулся Руслан. – Наверное, его во время удара выкинуло из кабины. Надо еще лес прочесать...

– Не надо ничего прочесывать! – недовольно воскликнула Лаура, разглядывая порванные на колене брюки. – Нет вашего Санчеса в живых, и точка. Мы о себе должны думать!

– Без Санчеса мы отсюда не улетим... – тихо произнесла Катя.

– А может, нам и не надо никуда лететь? – засунув руки в карманы, бодро произнес Вова Пузырев. – Типа, мы уже прилетели...

– А если это не материк, а остров? – поправил очки Валериан. – Мы летели вдоль берега, потом попали в ураган... Нас могло отнести прямо в океан!

– Какая разница, где мы! – закричала Лаура. – Мы на земле – и точка. Ураган закончился, мы живы... Сейчас пойдем, поищем людей. Должен же быть тут какой-нибудь город поблизости?.. Ну, или деревня, на худой счет. У нас, между прочим, есть Валериан, он может прекрасно объясняться с местным населением!

– А как же наши родители? С ними все в порядке? – В Катиных огромных глазах плескалась тревога.

– С ними-то, наверное, все в порядке! – тут же отозвалась Лаура. – Это мы в ураган попали, а не они... Эх, если б я знала, то запихнула бы в этот дурацкий самолет свою тетю, а сама осталась бы с другими взрослыми!

– И вообще, не надо было никуда лететь! – возмущенно заорал Вова Пузырев. – А то заладили: «надо детей спасать, надо детей спасать!» А теперь эти дети неизвестно где, от голода и жажды томятся...

Зина сидела на песке и молчала. Она думала о Рауле. «Бедный Рауль, он так любит своего папу! Просто не представляю, что с ним будет, когда он узнает о катастрофе... И мои папа с мамой – наверное, они сейчас страшно волнуются, гадают, все ли со мной в порядке? И родители других ребят...»

Но от всего пережитого у Зины не было сил даже плакать.

Она вдруг нашарила в кармане небольшой, с ладонь, блокнот с карандашом на цепочке. У нее была такая привычка – никогда не расставаться с альбомами, блокнотами... Еще не осознавая, что она делает, Зина раскрыла блокнот и начала рисовать.

Океан. Небо. Белый песок. Заросли джунглей. Маленький самолет, уткнувшийся носом в песок...

– Эй, гляньте... Что она делает! Вот это нервы! Как канаты... Я тут места себе не нахожу, а она картинки рисует... – всплеснула руками Лаура.

Все столпились у Зины за спиной.

– Похоже... – прошептала Катя.

– Очень красиво! – похвалил Валериан.

– Профессионально! – удивленно воскликнул Руслан.

Зина быстрыми штрихами набросала силуэты ребят.

– Это я, да?

– А вон я!

– Это я? – склонилась над рисунком Лаура. – А что это у меня лицо такое кривое?

– Оно не кривое, просто свет сбоку падает... – объяснила Зина.

– Да? – нахмурилась Лаура. – Но что ж ты мне сразу не сказала, чтобы я правильно встала... Немедленно сотри!

Лаура подбежала к самолету, эффектно оперлась на крыло и закричала издалека:

– Так меня рисуй, поняла!

Зина не стала спорить. Она перевернула карандаш, ластиком стерла силуэт Лауры и сделала новый набросок.

Вот что получилось – океан. Небо. Белый песок. Дети стоят на берегу, встревоженные и взволнованные. И только Лауре, стоявшей у самолета в позе фотомодели, словно на все было наплевать...

4
{"b":"121075","o":1}