ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чтобы я еще куда-то полетел... – пыхтел где-то рядом Пузырев. – Да никогда! Только у бабки буду каникулы проводить, в Малаховке... Морковку буду полоть, картошечку копать, редиску сеять... Мне эти ваши рамбутаны задаром не нужны! Провались она пропадом, дур-рацкая экзотика!

Руслан тащил за собой Катю, а сам взглядом пытался отыскать Зину. Где она? Вроде бежали все вместе...

Но в этот момент с другой стороны на нем повисла Лаура.

– Я устала! У меня нет сил! – заныла она.

– Где Зина?

– Зины нет! – крикнула Катя. – Я тебе, Руслан, пыталась втолковать, но ты меня совершенно не слушаешь... Мы потеряли Зину – еще там, на поляне!

– Как? – Руслан резко затормозил.

Звук барабанов приблизился.

– Боюсь-боюсь-боюсь! – заверещала Лаура.

В этот момент бежавший впереди всех Пузырев шлепнулся и покатился вниз – оказывается, впереди был глинистый склон, размытый дождями. В последний момент он успел схватить за ногу Валериана.

Валериан интеллигентно ойкнул, упал, его потянуло вслед за Пузыревым, но в последний момент он тоже успел ухватиться – за ногу Руслана, на котором висели Катя с Лаурой. На плечах Лауры болтался ее тяжеленный рюкзак.

Руслан не удержался и тоже плюхнулся на землю. А за ним – Катя и Лаура с рюкзаком... Через мгновение все стремительно летели по склону вниз, как по ледяной горке зимой.

– А-а!

– О-о!!!

– Ы-ыы!

Бац!

Склон неожиданно закончился, и все оказались посреди большой лужи. В лунном свете, с ног до головы перепачканные грязью, ребята теперь тоже напоминали дикарей. Было тихо – они оторвались от погони.

– Какая гадость... – Катя смахнула с головы довольно крупную лягушку. – И почему меня никто никогда не слушает? Я вам в десятый раз повторяю: мы потеряли Зину!

– Ну, потеряли, и что теперь? – с раздражением отозвалась Лаура. Она поднялась на ноги и попыталась отряхнуться. – Ее уже давно съели, наверное...

– Что ты такое говоришь! – возмутился Валериан, пытаясь протереть стекла очков. – И вообще, почему мы вдруг побежали? Надо было вступить в переговоры с местным населением...

– Ты физиономии этих местных видел? У них, может, до сих пор первобытно-общинный строй! – огрызнулся Пузырев. – Я не хочу быть чьим-то завтраком!

– Ужином... – машинально поправила Катя. И спохватилась: – Ребята, но как же мы теперь без Зины?

– Я пойду ее искать! – вдруг решительно заявил Руслан. – Вы отправляйтесь к берегу, где остался гидроплан, а я – за Зиной.

– Руслан, но это же опасно! – рассердилась Лаура.

– Я знаю. Но другого выхода нет... – ответил он и принялся карабкаться вверх по склону, хватаясь за стебли лиан.

Глава 6

Джига-Амига

Первое время Зина словно спала. Невыносимо саднило лоб – сильно она все-таки стукнулась...

Ей казалось, что ее осторожно куда-то несут.

Потом кладут куда-то, укрывают теплым одеялом.

Мажут лоб какой-то мазью – она неприятно пахнет, но неожиданно боль исчезает.

...Очнулась Зина только утром.

Открыла глаза и села.

Только тогда девочка обнаружила, что она находится в соломенной хижине, укрытая сплетенным из мягких лиан одеялом. Сверху, в потолке, было круглое отверстие и виднелось небо – синее-синее. Очень красивое. Как глаза одного человека...

«Где я?» Неожиданно Зина вспомнила события вчерашнего вечера: как они убегали от туземцев, как она упала и стукнулась лбом о камень...

Зина потрогала лоб – ни шишки, ни ссадины. Чудо!

В этот момент травяной полог откинулся, и в хижину вошла девочка лет десяти.

Смуглая, с черными пушистыми волосами, заплетенными в множество косичек, в юбке и накидке на плечах, тоже сделанных из травы, что ли... И еще на ней было столько бус, ожерелий и браслетов, что девочка напоминала елку. Ну, или Лауру Фердыщенко...

Может быть, именно поэтому девочка сначала вызвала у Зины настороженность.

Но потом девочка улыбнулась.

Она с таким восхищением и удивлением смотрела на Зину, что той даже неудобно стало. Обычно так смотрят на киноактрис или певиц... на звезд, словом. А разве Зина была звездой?

– Привет... – сказала Зина. – То есть хэлло! Гутен таг?

Девочка захлопала длинными ресницами.

– О-о-о... – пропела она и произнесла что-то неразборчивое и непонятное на своем родном языке.

«М-да... – подумала Зина. – Жалко, что Валериана тут нет! Может, он сумел бы перевести...»

Но делать было нечего.

Зина прижала руку к груди и отчетливо произнесла:

– Я – Зина.

– Ва-а-а! – Девочка еще больше выпучила глаза. Она, казалось, была просто сражена.

– Да, я – Зина. Зи-на... – повторила Зина.

– Зин-Зин? – певуче произнесла девочка, тряхнув косичками.

– Ну, раз тебе так удобнее... – пожала Зина плечами. – Я – Зин-Зин. Зин-Зин меня зовут... А ты кто? – Она прижала ладони к груди, потом протянула руки к девочке – дескать, представьтесь, пожалуйста.

– Зин-Зин... – завороженно повторила девочка. Потом указала пальцем на себя: – Джига-Амига.

– Ты – Джига-Амига, да? Я – Зин-Зин, ты – Джига-Амига! – засмеялась Зина. Ей все больше нравилась эта девчонка. Обычная нормальная девчонка, и не имеет никакого значения, что они говорят на разных языках!

– Джига-Амига! Зин-Зин! – лопотала туземка.

Зине захотелось сказать ей что-нибудь приятное. Она указала на бусы Джиги-Амиги, сделанные из прозрачных камешков – стекляшек, наверное:

– Красивые бусы. Очень красивые! – и одобрительно закивала головой.

Несколько мгновений Джига-Амига раздумывала, а потом решительно сняла с себя бусы и протянула их Зине:

– Зин-Зин!

Зина поняла, что девочка хочет подарить бусы ей.

«Наверное, у них обычай такой – все, что в их доме похвалит гость, они отдают ему. Довольно распространенный обычай... Теперь сто раз подумаю, прежде чем что-то похвалить!»

– Нет, нет! – замахала Зина руками. – Спасибо, Джига-Амига, ты очень добрая... Но мне твои бусы не нужны. У меня дома есть свои бусы. Такие, из розовой пластмассы... Тоже очень красивые!

Джига-Амига поняла, что Зина отказывается от подарка, и очень расстроилась.

Она что-то громко залопотала на своем языке, а потом все-таки надела свое ожерелье Зине на шею.

– Ну ладно... – сконфуженно пробормотала Зина. – Мерси. Я... я тоже тебе что-нибудь подарю!

Зина зашарила по карманам. Но, как назло, у нее не было с собой ни одной безделушки! Только блокнот с карандашом.

И тут Зину неожиданно озарила идея.

– Ой! Джига-Амига, я придумала! Я нарисую твой портрет. Садись вот сюда...

Зина усадила свою новую знакомую на освещенное место.

– Сиди. Нет-нет, не двигайся! Головой тоже не верти. Да, вот так...

Кажется, Джига-Амига поняла, чего от нее добивается Зина. Она сидела неподвижно, сложив руки на коленях, и смотрела в одну точку, боясь пошевелиться, пока Зина рисовала ее.

Потом Джига-Амига чихнула.

– Будь здорова! – улыбнулась Зина. – Вот, посмотри... Это твой портрет. Нравится?

Она показала рисунок своей новой подруге.

– Ва-а-а... – прошептала Джига-Амига, разглядывая Зинины художества. – Ва-а-а!

В ее голосе сквозило явное восхищение.

– Значит, нравится... – довольно произнесла Зина. – А у вас что, ни фотоаппаратов, ни телевидения, ни радио – ничего нет? Я, честно говоря, не представляю, как вы тут живете! Хотя когда вокруг такая красота, то никакого телевизора и не надо! – решила Зина.

– Зин-Зин... О-о! Зин-Зин – ва-а-а!

– Да ладно тебе... – скромно отмахнулась Зина. – Я тоже, знаешь, не мастер. Только учусь... Но все равно, спасибо за комплимент!

Джига-Амига взяла Зину за руку и потянула ее за собой. Они вышли на большую поляну, где стояло несколько таких же соломенных хижин. «Странно, что мы не видели эту деревню со скалы! – мелькнуло у Зины в голове. – Хотя вокруг такие высокие деревья...»

Из хижин вышли люди – женщины, дети, мужчины. Босоногие, в накидках из пальмовых листьев. Все смуглые, темноволосые... Туземцы, словом. Но лица у всех были совсем не злые. Они смотрели на Зину с удивлением и восхищением, как и Джига-Амига. Джига-Амига подошла к красивой женщине, очень похожей на нее. С таким спокойным, приветливым взглядом! Наверное, это была мама девочки...

8
{"b":"121075","o":1}