ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так точно, товарищ генерал. Будут вам факты — нам удалось организовать полное медицинское обследование объекта. Ждём результат.

* * *

Мы неторопливо шли вдоль решётчатой ограды детского садика. Было тепло, по забору бойко скакали шустрые воробьи, над головой тихо шелестела под лёгким ветерком листва. Тишь, гладь да божья благодать…

Благодать кончилась внезапно.

Впереди, шагах в десяти от нас, из кустов выскользнула кошка — чёрная как смоль — и перетекающими движениями пошла нам навстречу. Она именно как бы текла, а не шла — было в её походке что-то завораживающее.

Я поначалу не придала появлению кошки никакого особого значения, хотя и заметила её, конечно. Кошек на улице (в отличие от тех же ворон) мало, и всех наших местных я знала в лицо, так сказать (они так и льнули к Шепотку и норовили потереться об его ноги). А эта — эта типа Багира была незнакомой, я видела её в первый раз.

— Смотри, какая пантера! — сказала я сыну и вдруг почувствовала, как он напрягся.

Шепоток вёл себя странно: он внимательно смотрел на приближавшуюся кошку, и его ладошка в моей руке дрогнула.

— Это нехорошая киса, мама, — произнёс он, и я реально припухла. Я уже привыкла к Сашиным рассудительным высказываниям, но таких интонаций в его голосе я раньше как-то не слышала — никогда.

А кошка шла к нам, и было в ней что-то недоброе: то ли неестественность походки, то ли мерцание глаз, ясно различимое даже при ярком солнечном свете. И тут я заметила, что кошка не отбрасывает тени! Весь асфальт был в шевелящихся теневых пятнах от листвы, но за этой тварью тени не было, как будто свет бесследно исчезал, коснувшись её блестящей гладкой шерсти. И я вдруг вспомнила гнусную чёрную кляксу, достававшую меня когда-то у сказочного Водопада Слёз. Неужели…?

И тут ударила серая молния.

По ушам хлестнул пронзительный шипящий визг.

Откуда-то сверху на кошку спикировала ворона, и я ни секунды не сомневалась в том, что это Кагга. А потом начался сюр средь бела дня.

Всю эту картину маслом я видела отчётливо, до мельчайших подробностей. Ворона целила кошке в голову, но её клюв не дошёл до оскаленной кошачьей морды — ворона словно натолкнулась на невидимую преграду. А кошка присела и выбросила вперёд и вверх свои удлинившиеся лапы. Во все стороны полетели перья и клочья чёрной шерсти — ворона таки вцепилась в кошку когтями.

Я замерла на месте, судорожно сжав руку сына.

В двух шагах от нас по асфальту катался тёмный клубок, пронизанный вспышками, — магический бой не на жизнь, а на смерть, во весь рост. А затем над этим клубком прямо в воздухе — типа голограмма — проступили два как бы человеческих силуэта, тёмный и светлый. Они яростно рубили друг друга мечами — я даже слышала лязг сталкивающихся клинков. Но я была уверена, что этого не видит никто, кроме меня и, может быть, моего сына. Первичные умения эххийки, которыми меня наделила одна очень милая дамочка… Значит, я унесла из Эххленда и ещё кое-что…

Я не знаю, сколько всё это продолжалось. Мне показалось — долго, хотя на самом деле вся эта коррида заняла не больше минуты. Чёрный пропустил удар, и блестящее лезвие меча располосовало его сверху донизу. Пахнуло жаром, от истошного вопля — типа ультразвука — заныли зубы. Я невольно зажмурилась, а когда открыла глаза, тёмного клубка уже не было. В воздухе кружились пух и шерстинки, а на асфальте лежало воронье перо, раскрашенное красными капельками. Умереть и не встать…

— Видал? — услышала я возбуждённый мальчишеский голос. — Ворона кошку гоняет! Во здорово! Засёк, куда они подевались?

Я повернула голову — два пацана лет десяти жадно оглядывались по сторонам, ища глазами исчезнувших участников поединка. Нет, они ничего не видели…

Вот моё полузабытое сказочное путешествие и напомнило о себе — весом, грубо, зримо, как сказал один поэт. Что это было — в смысле, что за кошка? Или кто? Чёрный глюк? Тогда это ещё не так страшно, чёрные глюки шпионы, а не убийцы, как объяснял мне де Ликатес. А если это… Что там обещал мне посланец Вам-Кир-Дыка в качестве свадебного подарка, если я соглашусь стать женой повелителя Полуночной стороны? «Чёрный Владыка пошлёт в твой мир своих магов-убийц, и все твои обидчики умрут» — так, кажется? «Умрут» — значит, тёмные умеют не только шпионить, но и убивать, и не только в своём родном Эххленде, чтоб он провалился… Но на кой хрен я им сдалась? Глюк ведь говорил, что они не будут меня преследовать, даже если я не приму заманчивое предложение Владыки — мол, сама копыта откинешь, без всякой нашей помощи. А эххи не врут — даже тёмные. Значит… Значит, эта как бы кошка явилась не по мою душу — она приходила за моим сыном! Ну да, конечно, сын короля, типа наследник трона — заманчивая добыча для вамкирдыкцев. Вот это я попала так попала…

Мне стало тоскливо. Живу ведь себе тихо, в нормальном мире, где магии нет, и не может быть по определению, никого не трогаю и даже в канализационные люки больше не падаю. Так ведь нет — достают, гады! Если вы не идёте к фэнтези, фэнтези приходит к вам, даже если оно тебе и на фиг не надо… И что теперь, эти тёмные и светлые будут ходить вокруг меня ночными и дневными дозорами, не давая ни минуты покоя? Застрелиться и не жить, блин горелый…

Довести свои пессимистические рассуждения до логических выводов мне не удалось. Мы свернули в проулок, ведущий к нашему дому, и я увидела напротив нашей парадной грузовую «газель» с распахнутой задней дверцей. Вроде ничего такого особенного — внутри машины торчала какая-то типа мебель (наверно, кто-нибудь переезжает, или что-то новое прикупили), — но мои до предела обострённые крутым стрессом ощущения (или нежданно-негаданно проснувшиеся «первичные умения», подарочек магессы Окостенеллы, чтоб ей пусто было) безошибочно подсказали: опасность!

Глава 5

Людей у машины было двое — оба здоровенные молодые парни, в джинсах и в лёгких рубашках. Один копошился внутри, в салоне — что-то переставлял, — другой (наверно, водила) стоял возле кабины и курил, облокотившись на открытое боковое окно. При этом он лениво посматривал по сторонам, но когда его взгляд как бы ненароком коснулся насторожившейся меня, я тут же поняла: это опять по мою душу — вторая серия называется.

Я шла осторожно, как будто под ногами у меня был тонкий лёд, и на всякий случай сменила руку, которой вела Шепотка — пусть уж лучше он будет подальше от этой дурацкой «газели». «Может, пойти назад и обождать, пока эта подозрительная тачка не уедет?» — подумала я, но тут за моей спиной зашуршали шины. Я обернулась — там припарковался крутой джип класса «мицубиси от меня, паджера» с тонированными стёклами. Машин возле нашего дома хоть и много, но все они уже примелькались, а эта — эту я раньше не видела. Ой, что-то это всё мне так не нравится…

И тогда я, не доходя до своего подъезда, резко свернула к предыдущему, рассчитывая проскочить под самым домом. «Надо заранее достать ключи, — мелькнуло в моей голове, — а то пока я буду пурхаться с домофоном…».

Тип, стоявший у кабины, выплюнул сигарету и что-то буркнул. Хмырь, возившийся в салоне, выбрался наружу, зыркнул вправо-влево и направился ко мне походкой ожившего платяного шкафа. Типичный бычара, блин, — толстая шея, широкие плечи, маленькие глазки и сто граммов мозга. Шкаф пёр прямо на меня, не оставляя времени для размышлений.

— Эй, девушка! Сорок вторая квартира в этом подъезде?

Вопрос идиотский — типа, как пройти в библиотеку, в три часа ночи. Над дверью каждой парадной есть табличка с номерами квартир, и если ты умеешь разбирать цифры… А быкошкаф был уже совсем рядом и протягивал к нам свою лопатообразную лапу, в которой что-то держал.

Раздался негромкий хлопок — как пузырь из жевательной резинки лопнул.

На морде шкафа нарисовалось изумление. Он издал хрюкающий звук и всей тушей осел на асфальт.

Я прибалдела.

Шепоток молчал, наблюдая за происходящим с видимым интересом — ребёнок, что с него возьмёшь…

9
{"b":"121079","o":1}