ЛитМир - Электронная Библиотека
Залив - Any2FbImgLoader8

пились охотиться на крокодилов. Однако никто из них не годился Дарси и в подметки. Включая нас.

Наша репутация как профессиональных охотников на крокодилов была тем выше, что в охоте принимала участие женщина. Многие набивались в поездки с нами. Иные предлагали большие деньги. Но нам было хорошо вдвоем, и мы только раз взяли с собой одного человека, да и то лишь потому, что он был чрезвычайно красноречив, и Фиф любила его послушать. Но он не продержался и до конца Поездки.

Он обладал незаурядным чувством юмора, и мы легко ладили с половиной его раздвоенной личности… с той, которая без удержу болтала. Та же его половина, которая, по слухам, была лучшим скрипачом джазового оркестра на всем побережье, почти дремала. Однажды я обругал Фиф за то, что у нее подгорел хлеб, а потом обругал Сирила за то, что он вздумал ругаться по этому поводу тоже. (Должен же мужчина где-то поставить точку.)

Я не знаю, кому из нас пришла в голову эта мысль, но в один прекрасный день мы вдруг поехали в Ялогинду с надеждой встретить Дарси и показать ему, что мы стали настоящими охотниками на крокодилов, зарабатывающими много денег.

«Блиц» стоял возле ялогиндской пивной. Казалось, что он так и не трогался с места. Прушковиц вышел из-под него и помахал нам хвостом с таким видом, будто мы тоже никуда не уезжали. Мы поспешили в пивную и нашли в ней Дарси. Все было как прежде. Не хватало только Стоунбола Джексона, который отправился поискать золотишко в Кимберли. Дарси страшно обрадовался. Он пожал мне руку и ткнул пальцем в живот Фиф.

Он улыбался, когда мы рассказывали ему о своих достижениях, а в соответствующих местах хмурился и качал головой. Дарси охотился на тех же реках и с тем же успехом. Он сказал нам печально, что не добыл еще своего двадцатифутового, но застрелил еще четырех восемнадцатифутовых. Мы заночевали на старом месте на берегу реки Манары.

— Поехали со мной на реку Клеланд к Семи эму. Там есть крокодил, который нас обоих чему-нибудь научит. Он ворует собак у аборигенов и скот на ферме в течение многих месяцев и становится все более наглым.

Там боятся за своих детей и женщин, которым стало опасно купаться в реке. Один человек уже пытался убить крокодила, но тот оказался слишком хитрым для него. Мне хотелось бы попробовать.

— Дарси, а с прошлого раза крокодилов прибавилось?

— Нет. По-прежнему много пресняков вокруг залива, но здоровенных дубин осталось очень мало. А там, где их мало, они научат вас кое-чему. Вы увидите, как плохо вы познали крокодилов, охотясь со мной и самостоятельно.

Снова с Дарси

Итак, мы погрузили все то, что нам могло понадобиться (и что не могло), на лендровер и два дня ехали до реки Клеланда. Хорошо было снова ехать с Дарси и Прушко-вицем. По пути Дарси сказал десяток скупых фраз о поездке, которую он совершил в Сидней несколько месяцев назад. Потом он рассказал, в какой переплет попал на реке Уэриане во время прошлого сезона дождей. Он ехал вниз по реке, поднявшейся фута на два. Перед самым носом в воду упало подмытое дерево и перегородило дорогу. Пришлось выгрузить все снаряжение и шкуры и сложить их на ствол дерева. Потом утопить ялик, провести его под стволом, вычерпать воду и снова загрузить с другой стороны. Корни дерева вот-вот должны были оторваться от берега, но он ушел вовремя.

— Мне повезло, — спокойно сказал Дарси. — Дерево преследовало меня по реке мили две, и пришлось грести что было сил, чтобы уйти вперед и выиграть время. Потом я вытащил лодку на берег и пропустил дерево.

— А что это за история с клеландским крокодилом-людоедом, Дарси?

— Узнаем, когда приедем, — ответил он. — Пока эти слухи кочуют, с каждой милей к ним прибавляются все новые подробности. Говорят, что тот же самый крокодил утащил охотника из каноэ на Уэриане в прошлом году. Только в пятидесяти милях от того места, куда мы едем. И напал на лагерь охотника на крокодилов в устье Кле-ланда несколько месяцев назад. Говорят, утащил собаку. Какого-нибудь крокодила, если он достаточно велик и причиняет неприятности, часто обвиняют во всех нападениях, совершаемых на заливе.

— Дарси, а вы думаете, что мы его добудем?

— Если повезет и если он еще там. Пока мы доедем, он может уйти.

Он не ушел. Аборигены были в панике. Только позавчера крокодил перевернул каноэ и напал на лубру. Она успела добраться до берега, отделавшись лишь синяками на руках, которыми она колотила крокодила по голове. Это было чудом, но никто не радовался.

Стоянка аборигенов была большой, половина расположилась на одном берегу реки, половина почему-то на другом, и они сновали туда-сюда на своих больших долбленых каноэ.

По-видимому, крокодил (длина его варьировала от пятнадцати до тридцати футов в зависимости от рассказчика) появился в реке месяца два назад. Впервые его присутствие возвестила своим визгом одна лубра, увидевшая, как он плывет к берегу среди бела дня со сковородкой в пасти. На следующий день он схватил купавшуюся собаку в сотне ярдов от стоянки. А несколько дней спустя мимо стоянки стал плавать недавно загрызенный теленок, которого приливы и отливы носили то вверх, то вниз по течению реки.

Большая часть пищи добывалась аборигенами в реке, и положение наступило отчаянное. Их вылазки к устью реки, где они рыбачили и охотились на больших морских коров, или дюгоней, были прерваны после того, как крокодил утащил мальчика, который в каноэ охотился с копьем на крабов.

Вокруг стоянки выли от голода сорок или пятьдесят собак, зато крокодил голода не испытывал. Через каждые несколько дней одна из собак исчезала в реке.

Проезжего охотника на крокодилов, по фамилии Ричардс, уговорили попытаться застрелить крокодила, но пока он искал в одном месте, в другом, у самой стоянки, в бурлящей воде исчезла еще одна собака. В конце концов этому Ричардсу удалось выстрелить в крокодила, появившегося на большом расстоянии в луче фары. После этого нападения прекратились, и все думали, что крокодил либо убит, либо ранен, либо испугался и уплыл в другое место.

Но теперь он снова взялся за дело.

— Дарси, вы думаете, это тот же самый крокодил?

— Скорее всего, тот же.

Мы расположились на некотором расстоянии от стоянки аборигенов и собак и подготовили снаряжение. Дарси, который был широко известен как лучший охотник залива, вызвали для избавления от крокодила, осадившего аборигенов реки Клеланда. В его поведении появилась страстность и некая основательность, которая, казалось, расцветала в атмосфере болот и темных глухих местечек, в атмосфере безжалостной бойни и мести, нависшей молчаливо над извивами рек. Когда разговор шел не о крокодилах, Дарси был почти невразумителен, но стоило ему унюхать крокодилов, и он становился цветастым, как новый шарф.

Он отобрал трех самых смекалистых аборигенов и задавал вопросы, смысл которых пока казался темным. Потом он сказал, что завтра будет видно, как ему взяться за «этого наглого крокодила».

Утром Дарси стал осматривать пятнадцать или шестнадцать каноэ, вытащенных на берег специально для нас. Он выбрал самую маленькую лодку. Мы тщательно проверили готовность своего снаряжения, и Дарси пустил несколько капель масла в затвор винтовки с масляного щупа лендровера.

— Дарси, а, может, этот громадный негодяй — старик? Может, ему сотни лет?

— Хоть он и здоровенная дубина, но это не значит, что он очень стар. Размеры не зависят от возраста. Молодой человек может быть большого роста, а старик — маленького. Возьмите щенка или поросенка. Щенки одного помета вырастают и в больших и в маленьких собак. Лошади бывают большие и бывают маленькие. Почему крокодилы должны отличаться от прочих животных? Мне кажется, что этот крокодил старый, потому что девушка вырвалась у него. Но мы ничего не узнаем, пока не убьем его. Этот Ричардс только потревожил крокодила. Теперь его добыть нелегко.

24
{"b":"121081","o":1}