ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Офицер сказал, что преступник собирался продать похищенных женщин «Подземному Братству Бойлана». Это подростковое движение такое — банды, обитающие в заброшенных населенных пунктах.

— Не понял. Как это — продать?

— А так. Вместе с автобусом. У ФБР информация была… В общем, я не очень скучала по дороге.

Пододвинув к себе поднос, Валерия наполнила рюмку и, взяв в другую руку кофейную чашку, негромко произнесла:

— За встречу?

Игорь не ответил, продолжая пристально смотреть на неё.

Пожав плечами, Лера залпом выпила содержимое рюмки, после чего слегка пригубила кофе.

— Ого! Похоже, бразильский. Давно не пила настоящего…

— Где ты была?

— Прости, — поставив кофе обратно на поднос, она взяла новую сигарету, — я так много болтаю… В общем, ситуация такова.

— Нотариуса зовут Фредерик Норель. Он проживает в Панама-Сити, бульвар Симона, 2055.

У меня есть доверенность на получение денег с эскроу-счёта, специально открытого Норелем для этой сделки. Пятьдесят миллионов фунтов были переведены туда сразу после открытия; они станут нашими в ту самую минуту, как только покупатель Колбы известит нотариуса, что товар у него.

Лёня скрыл от вас с Вениамином не только истинный предмет кражи, но и некоторые детали сделки…

— А кстати, почему он это сделал?

— Не знаю, — растерялась Валерия. — Он много раз говорил, что доверяет тебе, как родному брату, но здесь почему-то решил подстраховаться.

— Доверял бы — не страховался… Хорошо, и каковы детали?

— Понимаешь… — она отвела взгляд. — Самое неприятное заключается в том, что мы должны были не только украсть Колбу, но и доставить её заказчику…

— Ничего себе!

— Леонид знал, что тебе не понравится это условие, и поэтому решил умолчать о нём, пока мы не получим товар. Сейчас Колба у нас, осталось только отвезти её к Манфреду — так зовут заказчика, и деньги — наши.

— Ну что ж, если это так просто, то может, и отвезем. Кто такой этот Манфред, и куда нужно ехать?

— Я не говорила, что это просто, — покачала головой Валерия. — Видишь ли… Манфред ждёт нас в России.

— Что?! Ты хочешь сказать, что мы… Нет, ну это бред какой-то!

— Понимаю, о чем ты сейчас думаешь, но, пожалуйста…

— Нет, дорогая, — Игорь привстал из кресла и посмотрел на неё в упор, — ты не понимаешь! Ты даже представить себе не можешь, о чем я сейчас думаю! Лёнчик и Беня… Они оба убиты! А ещё, там, в «Голден Борджиа», я застрелил полицейского. Деньги на исходе; нас ловят, словно бешеных собак, а теперь ты говоришь мне…

— Но послушай! Если бы Лёня был жив, он бы сам переправил Колбу к Манфреду. Существует человек, который сможет провезти через границу всё, что угодно, нам нужно лишь встретить его в России.

— Встретить? Интересно только, как мы сами туда попадем… Просто безумие… — он вдруг почувствовал, что теряет контроль над ситуацией, как если бы находился внутри падающего самолета. — Хорошо. Что за человек?

— Дипломат. Вернее, помощник пресс-атташе. Зовут Перес. Он работает в консульском отделе Венесуэлы в России, в Санкт-Петербурге. Я виделась с ним позавчера — Перес готов помочь нам, как и обещал.

— Он что, Санта-Клаус?

— Две недели назад Лёня заплатил ему пятьдесят тысяч фунтов. Ещё столько же мы отдадим Пересу в России, когда он доставит Колбу. Через три дня он вылетает из Вашингтона в Дублин, а оттуда — прямым рейсом в Санкт-Петербург. Поэтому нам надо спешить.

— Так у тебя есть пятьдесят тысяч? Ого! Оказывается, не так всё и плохо, — Игорь поднялся и, разминая ноги, сделал несколько шагов по комнате. — Но как нам попасть в Россию? Я, к примеру, уже не гражданин, да и по карте беженца обратно не пустят…

— Деньги последние. Всё, что было у нас с Леонидом, мы вложили в это дело. А паспорта…

Голос её дрогнул, и Лера замолчала.

— Паспорта? — удивленно переспросил Игорь, перестав ходить. — Ты имеешь в виду…

— Да. Я привезла документы, — она потянулась к столику и налила себе ещё рюмку. — Теперь мы — супруги Елена и Рамон Гонсалес. Граждане Колумбии, постоянно проживающие в республике Венесуэла. Имеем право на безвизовый въезд в Россию по договору две тысячи шестнадцатого года. Стандартная «седула» плюс плёнка с отпечатками тебя устроят?

— Паспорта без чипов? А что, это идея! Они подлинные?

— Более чем. Я договорилась с Леной — они заявят о краже документов через две недели. Фотографии уже переклеены, а «варить» плёнку на пальцы, я думаю, учить тебя не надо.

— В домашних условиях особо не наваришь, но попробовать можно, — Игорь остановился у окна и вновь посмотрел вниз. Подростков на улице уже не было. — Ты знаешь… Честно говоря, я просто восхищен твоей выдержкой.

Он повернулся.

— Нет, серьезно. Я мужчин-то таких немногих знаю, а уж женщин…

— Спасибо за комплимент, конечно, но до завершения ещё далеко. И неизвестно, хватит ли мне этой выдержки.

— Думаю, хватит. Во всяком случае, самое трудное — уже позади, — опустив жалюзи, Игорь вернулся в кресло. — Насколько я понимаю, нам осталось прилететь в Россию, встретить Переса и отвезти Колбу по назначению. Или есть ещё какие-то сложности?

— Сложности? — Лера невесело усмехнулась. — Да как тебе сказать… На сегодня у нас — только одна сложность. Это — найти Манфреда.

— Что? То есть как — найти? Ты же собиралась известить его!

— Да, собиралась! Поэтому и рисковала, полетев в Панаму. Но оказалось, что Фредерик понятия не имеет, где его искать. Электронный адрес и телефон знал только Леонид, и я была уверена, что он оставил нотариусу какое-нибудь письмо или записку. На случай, если…

— Постой, так ты хочешь сказать, у нас нет связи с заказчиком?

— Да, — она опустила голову, — в этом-то всё и дело. Извини.

В наступившей тишине стало отчетливо слышно, как капает вода из крана в душевой.

Игорь посмотрел на часы: почти пять утра.

— М-да… Ситуация. Но тогда какой смысл нам вообще куда-то ехать да ещё везти с собой Колбу? Планируешь разыскать Манфреда через справочное бюро?

— Послушай. Дипломат летит в Россию последний раз в жизни. Через два месяца консульство в Санкт-Петербурге закрывается, а Переса переводят в другую страну. Собственно, только поэтому он и согласился. Это первое.

А теперь — о заказчике.

У меня нет точного адреса Манфреда, но я уверена: мы найдем его…

— Подожди-ка, — нахмурился Игорь, — ты говорила, что по условиям сделки, получив Колбу, Манфред должен известить об этом нотариуса. Выходит, он знает его телефон, и по идее…

— Да пойми ты! Заказчик, Манфред, не знает ни имени нотариуса, ни номера его телефона. Ему известно только название банка и номер оффшорного счёта, куда отправлялись деньги, а также так называемый код перевода. Именно его он и сообщит Норелю, позвонив по телефону, который мы ему назовем. Сделает он это только в том случае, когда увидит перед собой чемодан с Колбой.

— А без кода…

— А без кода деньги не сможет получить никто, даже сам нотариус — таковы правила эскроу. Поэтому единственное, что нам остается — это найти Манфреда.

— Щедрого и таинственного Манфреда, — задумчиво повторил Игорь. — С его стороны было весьма рискованно принимать такие условия… Что тебе, вообще, известно о нём?

— Известно… Да почти ничего. Тем не менее, этого «почти» вполне достаточно для успешных поисков, если, конечно, мы собираемся действовать, а не сидеть сложа руки.

Во-первых, Манфред — это его реальное имя. Фамилии я не знаю, но человека с таким довольно редким именем мы найдем без особого труда, так как живет он в небольшом городке….

— Надеюсь, ты говоришь не о Москве, — не удержался Игорь.

— …а называется этот городок — Ново-Северск. Слышал о таком?

— Ни разу в жизни. Это всё?

— Ну, в общем, да.

— Отлично! У нас действительно море информации. Уже представляю, как мы ходим по улицам Ново-Северска с плакатом: «Нам нужен Манфред». Кстати, что это за город такой? На севере где-то?

27
{"b":"121085","o":1}