ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да… — рассеянно пробормотал Игорь, отвернувшись к окну. — Только что прилетели…

«Монстры — на заказ! «Лаборатория Уродов» Кима Ярцева предлагает охранных роботов пятого поколения с внешностью по вашему выбору!» — огромный рекламный плакат на обочине, украшенный шевелящейся голограммой трехглазого упыря, дополнялся логотипами «Купец», «Виза» и «Мастеркард».

Вот оно что! «Кредиток не беру». Слова, небрежно брошенные таксистом, вдруг вновь прозвучали в его голове.

— Послушай, — Игорь нажал боковую кнопку, и разделительное стекло за водительским сиденьем медленно поползло вверх. — Там, в аэропорту…

— Что? — повернулась к нему Лера.

— Я видел, как таможенник выкладывал твои вещи. Ключи, косметику, мобильный… Даже салфетки одноразовые посчитал.

— Ага, дотошный попался… Ты это к чему?

— К тому. До меня только сейчас дошло. Среди твоих вещей не было кредиток.

— Каких ещё кредиток? — удивилась она и вдруг замерла, глядя на Игоря отчаянными глазами. — Пожалуйста, я прошу, только не здесь…

— А почему — не здесь? Давай, расскажи мне, как мы выкупим Колбу? Никаких карт «Виза», как выяснилось, у тебя нет. Мешка с наличными — тоже. Ой, прости! Ты, наверное, имеешь счёт в Едином Российском Банке? Так расскажи, не стесняйся…

«Роллс-ройс» выбрался на тракт и стал постепенно набирать скорость. За окном темнело, и рекламные огни врывались внутрь автомобиля, создавая причудливую светомузыку на сверкающей обшивке салона.

— О'кей. У меня нет денег, — со вздохом призналась Лера. — Нам нечем платить Пересу. С собой у меня только двадцать тысяч евро на дорогу до Ново-Северска и немного рублей на ближайшие сутки.

— И всё?!

— И всё. Обратные билеты купим в сети, на моем «виртуале» — две сотни «в-индексов»…

— Грандиозно. Просто потрясающе. Насколько я понимаю, ты собираешься «обнять» Переса. Забрать чемодан и свалить, так?

— Да. Я хотела сказать тебе об этом в самолете, но так и не решилась…

— Ну что ж, сейчас — самое время, — мрачно усмехнулся Игорь. — Мне как раз не хватало нового сюрприза… Вот думаю, может, нам повернуть обратно в аэропорт, пока ещё недалеко отъехали?

Сквозь стеклянную перегородку он видел, как таксист включил у себя релакс-панель, но отсюда, из салона, услышать музыку было невозможно: изоляция была надежной.

— Завтра в полдень возле Казанского нас будет ждать Перес, — помолчав, заговорила Лера. — Возможно, он будет не один. И, возможно, с оружием.

— Ого! Даже так?

— Этого нельзя исключать. Хотя… Невский проспект — улица очень оживленная, закрытая для автотранспорта, там всегда много народа и полно милиции…

— Идеальное место для подобных сделок.

— Вообще, конечно, вряд ли он ожидает от меня какой-нибудь пакости. Но на всякий случай вполне может подстраховаться.

— Мы не слишком разговорились? — Игорь кивнул на потолок. — Не удивлюсь, если даже здесь — микрофоны.

— Пожалуй, ты прав… Скажите, — приспустив стекло, обратилась Лера к водителю, — могли бы мы по пути заехать в какой-нибудь круглосуточный супермаркет?

— Конечно. «Сансбери» устроит?

— Не совсем. Нас интересуют секс-шопы, а также отдел средств самозащиты.

— В «Мартьяныче» — целый этаж, — невозмутимо ответил таксист. — У метро «Электросила».

— Хорошо. Тогда остановите там, — она подмигнула Игорю. — Мы быстро.

* * *

Утро следующего дня встретило их не по-летнему пасмурно. С залива дул пронизывающий ветерок, время от времени моросил мелкий противный дождь.

Проклиная переменчивую питерскую погоду, Игорь торопливо обошел аккуратно заасфальтированную, в форме гигантского квадрата, площадку «рент-э-кар» и, остановившись возле белого двухдверного «фольксвагена», нетерпеливо кивнул на него ещё не до конца проснувшемуся менеджеру:

— Пожалуй, я возьму эту.

— О'кей, три червонца в сутки. Платить наличными будете?

— Да. Хотя… Вы лучше спросите у моей жены, — не удержался Игорь, кивая в сторону выезда, где ждала их Лера, — у неё должны быть кредитки «Виза».

14

Самым удивительным оказалось то, что Санкт-Петербург почти не изменился за все эти годы.

«Державная эпоха», вместе с новой властью подарившая стране новое сырьё и новые богатства, так и не превратила город в гигантский супермаркет или технотронный мегаполис. Питер остался всё тем же городом великой культуры и истории, городом, где рождаются мечты и не угасает вера.

Ещё в отеле, глядя на утренний Петербург из окон своего номера, Игорь поразился количеству православных храмов, чьи купола — посеребренные, золоченые, лазурные — величаво поднимались над центральной частью Северной столицы…

Здесь совершенно не ощущалось время, а многочисленные перемены, коснувшиеся этих вечных улиц, выглядели всего лишь как нелепая одноразовая косметика стремительного века: совсем свежие и ещё не утратившие первозданного блеска миниатюрные бронзовые памятники Героям Десятилетия; обилие пугающе-одинаковых магазинчиков с китайскими иероглифами на вывесках; странные, без окон, стальные кабинки неизвестного предназначения возле каждого перекрестка…

Консульский отдел республики Венесуэла, открытый всего два года назад, располагался на улице Лебедева в трехэтажном кирпичном здании постройки прошлого века и был обнесен высокой чугунной оградой.

Узкая, в один ряд, парковка — по обеим сторонам от фигурных ворот — вмещала не более десятка автомобилей, принадлежащих сотрудникам консульства.

Одиннадцать утра.

Никакой уверенности в том, что Перес хранит посылку в своем кабинете, у Игоря не было. К тому же, вполне вероятно, что помощник пресс-атташе вообще не появлялся на службе после прилёта, заночевав у кого-нибудь из питерских друзей, которых, судя по его рассказам, имел немало.

Тем не менее, ждать решили именно здесь, возле консульского отдела.

— Всё равно он должен здесь показаться, — размышлял вслух Игорь, разглядывая старинный фасад здания. — Если не вчера, то сегодня утром. Какой-никакой, а чиновник…

Они припарковались в ста метрах от ворот, на противоположной стороне улицы, и, оставаясь незамеченными за тонированными стеклами салона «фольксвагена», могли видеть каждого, кто входил или выходил с территории консульства.

— Кому нужен этот Перес, кроме нас? Тоже мне, дипломат… — скривилась Лера. — Да он и сам не раз говорил, что отдел в Питере открыли исключительно для показухи. Страна-участник «антибританского пакта», братский народ и прочее…

— Интересуешься политикой?

Скучая, Игорь протянул руку к передней панели и открыл бардачок.

— Гляди-ка, что тут есть. «Атлас автомобильных дорог Ленинградской области». Брошюра «Бегство от времени». Шприцы одноразовые, две штуки… А кстати, может, всё-таки расскажешь? — он неожиданно поднял голову и, повернувшись, посмотрел в упор на Леру.

— О чем?

— О том. Что внутри Колбы? Мне кажется, ты знаешь. Скажи.

— Не имею представления, — она сжала губы. — Я не ученый и не экстрасенс. Пятьдесят миллионов на двоих — тебе обязательно ещё что-то знать?

— «Шандорский ключ», — задумчиво проговорил Игорь, глядя ей в глаза. — Так назвал эту штуку Лёня, там, в подвале. А ты называешь «Колба». Конечно, по большому счёту, мне плевать. Но я привык. Привык знать все детали…

— Вон он! Смотри, выходит!

Схватив Игоря за рукав, девушка непроизвольно пригнулась, словно боясь быть замеченной снаружи. В дверях консульства показался Перес.

Помощник пресс-атташе сказал несколько слов тому, кто провожал его до дверей и кого не могли видеть Игорь и Лера, после чего, покинув здание, неторопливо зашагал к воротам. В руках у него был кейс.

— Так… — не отрывая взгляда от Переса, который, миновав лужайку перед консульством, вышел на улицу, Игорь взялся за ручку дверцы. — Не вижу смысла затягивать церемонию.

— Стой! Глянь-ка вон туда.

30
{"b":"121085","o":1}