ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лера сидела молча и, не отрываясь, смотрела на старика.

— Неважно, — подумав, наконец, ответил тот. — Важно то, что вас там не ждут. Те, кого ждут, дороги не спрашивают. А больше ничего я вам не скажу. Собирайся, Костька.

Дядя Витя поднялся и направился к дверям.

— Кто такой Манфред? — окликнул его Игорь. — Не слыхал такое имя?

— Не слыхал, — равнодушно ответил старик. — Мало ли имен на свете… Пора вам ехать, туристы. Соседи уж скоро повылазят.

Во дворе при свете дня «Урал» М-67 выглядел уже не таким загадочным и грозным, как в полутемном сарае.

Сначала Игорь помог устроиться Валерии — девушка без труда поместилась в коляску, где её накрыли куском брезента — после чего и сам взобрался на мотоцикл, позади Костяна.

— Завожу. Держитесь, — скомандовал тот, вставляя ключ зажигания. — Дед, ворота открывай.

— Подожди! — не выдержал Игорь. Схватив за руку подошедшего к воротам старика, он развернул его к себе. — Ты мне всё-таки скажи. Только одно скажи мне, батя. Кто там сейчас банкует: красные или черные?

— Поезжай. Поезжай себе с Богом, турист, — медленно произнес дядя Витя. — А кто банкует — не знаю я. И никто не знает. Много лет из Города никаких вестей. Может, и передохли там все давно. Сожрали живьем друг друга… А может, и разбежались. Да сам скоро увидишь.

Он помолчал.

— Заводи, Костян.

18

Ехали не быстро.

Чтобы не слишком шуметь двигателем и поменьше привлекать чье-либо внимание, Костян не стал разгонять мотоцикл. Несмотря на это, расстояние от дома дядя Вити до выезда из Сопкинска они преодолели за каких-то пять минут.

Игорь так и не понял, для чего были нужны все эти игры с переодеванием: проезжая по безлюдным утренним улицам городка, они почти никого не встретили, а те немногие прохожие, что попадались им на пути, не обращали на мотоцикл никакого внимания.

Асфальт закончился сразу же, как только «Урал» оказался за городом. Здесь начиналась узкая проселочная дорога, ведущая, судя по всему, к одному из местных водоемов.

Проехав с километр, Костян притормозил у обочины и, не заглушая двигатель, убрал с коляски брезентовую накидку.

— Вылезай, воздухом подыши, — прокричал он Лере. — Здесь уже можно не прятаться.

— Куда сейчас? — спросил Игорь.

— Дорога скоро кончится — и в лес свернем, — через плечо ответил Костян. — Там километров семь-восемь держитесь — пойдем по старой просеке…

Он поддал газу. «Урал» взревел, дернулся и понесся дальше. Вскоре дорога действительно оборвалась, и вместо разбитого, но ещё довольно ровного шоссе, мотоцикл помчался по заросшей травой целине.

Ещё через пару километров, спустившись с небольшого пригорка, «Урал» резко сбавил скорость и стал неторопливо продвигаться вдоль всё теснее обступавших его таежных зарослей. Видимо, Костян искал какую-то, известную ему одному «точку разрыва».

Наконец, когда они забрались уже довольно далеко, и казалось, что ещё вот-вот — и ехать дальше будет просто некуда, «Урал» почти затормозил и, ломая кусты, свернул в самую чащу. Они выехали на узкую, оставленную когда-то лесовозами, таежную просеку.

Здесь было довольно темно — с обеих сторон густо заросшую «тропу вездеходов» обступали плотные ряды высоченных сосен. Сама «тропа» оказалась крайне неровной: ухабы, ямы, кочки… Молодые деревья, растущие прямо у них на пути…

Мотоцикл упрямо полз вперед.

Временами Игорь не мог отделаться от крайне неприятного чувства, что их медленное и сумрачное, словно по туннелю, движение никогда не кончится. Но вскоре, посмотрев на часы, он обнаружил, что на самом деле прошло всего около получаса.

А ещё через минуту Костян, первым разглядев впереди проблески света, прокричал:

— Ну, вот она и трасса!

Несмотря на то, что до дороги оставались буквально считанные метры, просека стала настолько труднопроходимой, что Игорю даже пришлось пару раз спрыгивать с мотоцикла и подталкивать его вперед.

И вот, наконец, преодолев последнее препятствие в виде поросшего мхом поваленного дерева, «Урал» радостно взревел и выехал на относительно ровную, асфальтированную дорогу — ныне закрытую, но в прошлом — «номерную» стратегическую трассу: Сопкинск — Ново-Северск.

Костян заглушил двигатель.

Сразу же наступила тишина, нарушаемая лишь поскрипыванием стволов деревьев и редкими звуками опадающих веток. Где-то вдалеке крикнула одинокая птица.

— А что, вполне неплохая дорога, — огляделся Игорь. — Я думаю, нам…

— Тихо! — оборвал его Костян, к чему-то прислушиваясь.

Лера подняла голову и вопросительно посмотрела на Игоря. Тот пожал плечами.

— Нормально вроде, — пробормотал Костян. — Ну что, туристы, погнали дальше?

Не дожидаясь ответа, он завел мотоцикл и, несколько раз газанув, рванул с места.

На этот раз «Урал» помчался довольно резво. И хотя асфальт много лет не ремонтированной трассы был покрыт многочисленными трещинами и обильно порос травой, передвигаться по нему было гораздо удобней, чем по голой земле.

На некоторое время Игорь даже забыл, куда и зачем они едут. Сидя сзади, он, тем не менее, обдуваемый встречным ветерком, заворожено разглядывал пролетающую мимо тайгу — сливающуюся темную зелень почти непроходимой растительности, чьё величие совершенно не портили редкие покосившиеся бетонные столбы линии электропередачи с оборванными и свисающими до земли «лианами» ржавых проводов.

В какой-то момент ему стало казаться, что кроме них троих — обреченных на вечное одиночество человеческих существ, несущихся на древнем железном коне из одного мира в другой, на свете не осталось больше никого, и что этот путь по заброшенной трассе будет последним в их жизни, а потому — бесконечным…

«Урал» вдруг опять сбросил скорость и через несколько секунд резко затормозил на обочине.

— Во дела! — Костян торопливо спрыгнул с мотоцикла и побежал по дороге в обратную сторону. — Это что ещё за шутки…

— Ты куда? — Игорь поднялся с сиденья вслед за ним. — Случилось чего?

— Пока не случилось…

На расстоянии метров тридцати от «Урала» Костян остановился и присел на корточки.

— Слышь, туристы… А мы, похоже, не одни в Город торопимся. Есть, может, соображения у кого-то?

Подойдя ближе, Игорь понял, что тот имеет в виду. Трава, по какой-то причине поросшая в этом месте гуще обычного, была ощутимо примята к земле. Примята так, что никаких сомнений не оставалось: совсем недавно здесь останавливался автомобиль.

— Однако… — Игорь склонился над травой. — Ты как разглядеть-то это успел?

— Смотрел внимательно, вот и успел, — хмыкнул Костян. — Причем либо грузовик, либо внедорожник. Видал, как примято — широкие колеса у них…

— Вижу… Но как они здесь оказались? На просеке-то не было ни чьих следов.

— А что просека… Думаешь, на трассу ходов мало? Да и блокпост не святые охраняют… В общем, так. Дальше поедем медленно. Если увидим кого впереди, я тут же — разворот и по газам.

Костян поднялся и направился к мотоциклу.

— А если есть возражения, — на ходу прокричал он, — то могу прям сейчас обратно уехать. Мне моя жизнь дороже, чем ваши червонцы.

— Да какие возражения, — пожал плечами Игорь. — Сколько ещё до моста?

— Километров пятнадцать от силы, — Костян сел за руль и покосился на Валерию. — Ну? Как в «люльке» то сидится? Не продувает?

— Нормально, — не глядя на него, ответила Лера. — Ты мне лучше вот что скажи, герой…

Она помолчала.

— Куда это в вашем городе старухи по утрам ходят?

— Чего? А, эти… — усмехнулся Костян. — В «Круг Солнца» они встают, куда ж им ходить-то ещё…

— В какой такой «Круг»? — вмешался Игорь, забираясь на мотоцикл. — Секта что ли?

— Ну да, что-то типа. Только не Богу они молятся, убогие, а духу какому-то. Не то Урану, не то Смирне… Чушь, в общем.

38
{"b":"121085","o":1}