ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Диплом по некромантии, или Как воскресить дракона
Забыть нельзя, влюбиться невозможно
Экологическая медицина. Будущее начинается сегодня
Озорная девственница для дракона
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Призрак победы
Хирург дьявола
Дневники
Я беременна, что делать?
A
A

Игорь инстинктивно зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел лежащий на боку и объятый пламенем БТР, возле которого уже никого не было.

Похоже, сейчас самое время попытаться исчезнуть. С противоположной стороны парка к «раненному» броневику двигались ещё две машины: грузовик и «уазик», а также группа вооруженных людей — человек десять или двенадцать… Не дожидаясь развития событий, Игорь открыл дверь и выбрался наружу.

Стараясь не смотреть на броневик, он поднялся в полный рост, свободной рукой ухватился за пластиковую рукоять, к которой был прикован, и принялся с силой пинать по внутренней стороне дверцы, стараясь отломить или вырвать кусок обшивки.

— Эй, герой! Подстрелят же! — прокричал ему Медик, залегший за стволом дерева метрах в двадцати от «тойоты». — Быстро на землю!

— Да пошел ты, — выдохнул Игорь, яростно пиная по двери. — Сейчас я тебя, родимую… Сейчас…

Обшивка треснула неожиданно громко и сразу откололась крупным куском, вместе с ручкой дверцы, к которой и был прицеплен наручник Игоря. Свобода!

Он тут же пригнулся и, схватив из салона телефон-навигатор Шульца, бросился прочь от машины.

— Ветров! Сука! Стоять! — заорал было Медик, но в этот момент броневик открыл пулемётный огонь по нападавшим, и всё потонуло в шуме выстрелов.

— Заживо сожгу, гнида!

Не обращая внимания на выстрелы и крики, Игорь изо всех сил мчался в темные глубины парка. Туда, где не было дорог, и где уже начинали сгущаться сумерки — под защитный покров густой листвы и наступающего вечера.

* * *

Парк оказался довольно обширным.

Собственно, этого и следовало ожидать: в отличие от крупных городов, где территория ограничена, а деревья высаживаются, как правило, только службами озеленения, ново-северский парк являлся просто избежавшим вырубки участком тайги. Могучие кедры и вековые сосны, необычно густой для здешних мест кустарник, почва, покрытая коврами мха…

И всё же, это был не лес. Уже через каких-то десять минут Игорь достиг границы «зеленой зоны» — сквозь поредевшие деревья стало видно невысокую металлическую ограду парка, а за ней и — темные силуэты домов.

Тяжело дыша, Игорь подошел к ограде и, остановившись, принялся разглядывать здания на другой стороне улицы, пытаясь определить, обитаемы они или нет. Если здесь всё тихо, то он почти спасен: осталось лишь пересечь улицу и раствориться в бетонных лабиринтах дворов. Он уже ухватился за стальную перекладину забора, собираясь перелезть, как вдруг услышал шум приближающего автомобиля.

Вот же черт! Как они быстро…

Игорь едва успел отскочить назад от ограды и укрыться за деревьями. Почти напротив того места, где он только что стоял, резко затормозил «уазик».

— Разбежались вдоль забора! — скомандовал чей-то голос. — Оружие наготове! Он где-то рядом.

— Темнеет уже, — донеслись ответные голоса. — Фонари здесь нужны…

— Обойдетесь. Через минут Диггер с собаками подъедет — никакие фонари не понадобятся. Главное, чтобы он из парка не выскочил.

— Добро…

Газанув, «уазик» тронулся и помчался дальше.

Игорь немедленно покинул свое укрытие и торопливо двинулся обратно в лесную чащу. Перспектива встречи с собаками его совсем не радовала. Но что он выиграет, спрятавшись в лесу? Рано или поздно его найдут, не по шуму — так по запаху. И скорее рано, чем поздно.

Отбежав от ограды на приличное расстояние, он остановился и вынул из кармана «трофейный» навигатор. Сейчас не мешало хотя бы сориентироваться.

К огромному облегчению Игоря, трубка не была закодирована на «скан-типс» — очевидно, бывший хозяин не допускал и мысли, что кто-то посмеет прикоснуться к телефону без его разрешения — и это было весьма кстати.

Выбрав «Меню навигатора», Игорь активировал спутниковые карты и вскоре увидел «себя» на интерактив-панели: зеленая светящаяся точка чуть ли не посередине серого прямоугольника с надписью «Городской парк». Отлично. Теперь…

Центральная площадь и «Кремль» — в каких-то восьмистах метрах отсюда. Жилые кварталы — левее, километра через полтора. А если вернуться назад, к шоссе, то можно выйти с другой стороны парка, а там рукой подать до городской теплоцентрали.

«ТЭЦ» и «Горводопровод» — два квадрата на карте означали либо здания, либо то, что от них осталось. Технические объекты — неплохой шанс оторваться от собак, но, во-первых, до «ТЭЦ» — около двух километров, а во-вторых, объекты запросто могут оказаться давно разграбленными руинами. В общем, тоже не решение.

Что же остается? Шевельнув по экрану пальцем, Игорь чуть сместил курсор вверх, и тут же уперся в довольно крупный объект. «НИИ ССО «Ново-Северск»: 935 метров» — отразил навигатор.

Спрятаться в Институте? А что, идея! Если Хобот — мир его праху — ничего не перепутал, то где-то в навигаторе есть полные схемы минирования Города. Люди Медика не сунутся на мины даже с собаками, зато Игорь, отсидевшись, сможет покинуть территорию Института в любом месте и в любое время, хоть ночью, хоть ранним утром. Вот это уже реальный шанс!

Он поспешно зашагал в указанную навигатором сторону, на ходу листая карты и схемы, «вбитые» в память устройства.

Кстати. Интересно было бы узнать, кто «вбил» сюда карту минирования Института?

И зачем?

* * *

Навигатор не обманул. Спустя четверть часа Игорь увидел прямо по курсу серые крыши институтских корпусов, возвышающихся над кронами деревьев, и вскоре оказался возле бетонной пятиметровой стены, которая, судя по карте, опоясывала всю территорию научно-исследовательского комплекса.

«Внимание! Контрольная полоса» — огромные черные буквы, и ниже, красным: «Объект заминирован! Опасно для жизни!» — не тускнеющие термоллоновые надписи повторялись на бетоне забора почти через каждые десять шагов.

Хорошо. И куда теперь? Пять метров просто так не перепрыгнешь.

Оглядевшись по сторонам и не найдя ничего подходящего, Игорь махнул рукой и быстрым шагом двинулся вдоль стены, надеясь обнаружить что-нибудь, что могло бы помочь ему попасть внутрь: пролом, трещину, размытую почву под одной из плит…

Пройдя метров триста, он вдруг остановился и прислушался. Может, просто показалось?

Нет, не показалось! Откуда-то издалека, с противоположной стороны парка, пока ещё еле слышно, но отчетливо донесся тот самый звук, от которого ему сразу стало не себе — многоголосый собачий лай.

Игорь побежал быстрее. Судя по карте, если продолжать двигаться вдоль стены, то где-то метров через пятьсот он достигнет ворот одного из въездов на территорию. Скорее всего, ворота заварены или заложены кирпичами, но кто знает — может, там найдется хоть какой-то способ…

Однако ситуацию с воротами ему прояснить не удалось. Не добежав до въезда совсем немного, Игорь наткнулся на разбросанные возле стены пластиковые ящики с эмблемой комбината — не то для перевозки реактивов, не то пустые контейнеры из-под отходов — всего около дюжины. Принес ли их сюда кто-нибудь из местных, чтобы попытаться самостоятельно проникнуть на территорию Института, или же это просто выброшенный кем-то мусор — разбираться было некогда.

Вокруг становилось всё темнее, а собачий лай, который на некоторое время перестал быть слышен, вдруг возобновился с новой силой и уже значительно ближе.

Игорь торопливо составил ящики один на другой и, старательно балансируя, осторожно вскарабкался на самый верх импровизированной «лестницы». Вытянув руки, он ухватился за самый край бетонной плиты и подтянулся. Закидываем ногу, затем другую…

Вскоре он уже сидел на стене, лихорадочно соображая, прыгать ли ему в темноту, или же сначала свериться с картой. Игорь уже потянулся к карману за навигатором, как вдруг совсем неподалеку, в парке, вспыхнул луч прожектора. Видимо, подогнали одну из машин… Ай, да Медик. Основательно взялся.

Собачий лай, тем временем, становился всё ближе… Пора?

В конце концов, минировать территорию вблизи самой стены никто не станет — хотя бы в целях её же сохранности, а вот оставаться здесь, наверху, действительно становится опасно.

57
{"b":"121085","o":1}