ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы говорите о…

— Я украл ремень. Вы понимаете? Простой кожаный ремень из его шкафа. Я понятия не имел, что всё в «доме вечных мертвецов» было прошито микро антитэфт-нитью… За это меня и выгнали.

— Вас уволил сам Хельм?

— Нет, агентство. Сам старик, похоже, так ничего и не узнал. В тот момент, когда гардкиперы везли меня в полицию, Хельм находился где-то в Центральной Европе — после смерти жены он основательно двинулся на арабской поэзии… Так что вышвырнули меня по-тихому и незаметно.

— Как же тогда получилось, что спустя месяц вы исчезли вместе с ним, Пол?

— Хорошо, я расскажу вам подробности, но только те, которые помню. В последнее время память мистера Рутгера научилась довольно ловко избавляться от всего того хлама, который гниёт и смердит в его голове…

— В тот день — это была суббота — я ездил в «даунтаун». Мне нужно было навестить кое-кого из «Черного куба», и… Пожалуйста, не надо так смотреть — по-крупному я никогда не играл, и уж тем более не проигрывал. Так, от силы сотню-другую…

Уже через час я возвращался назад, в Бридж-бей. Было около двух. Жара, как обычно, после обеда на улицах нет никого — на весь «даунтаун» только один полисмен у пульта, вряд ли больше… Сворачиваю на Парк-роад, чтобы через Южный дистрикт выехать, а рядом со мной на светофоре встал какой-то дед в ковбойской шляпе. У него — джип «чероки», старый такой… Ну, и вот. Я уже хотел было ему посигналить — мол, ничего себе жарит солнце сегодня… И вдруг, смотрю, а дед-то этот — не дед вовсе, а не кто иной, как сенатор Хельм собственной персоной. Одет как беженец, в черных очках, сидит за рулем, весь ссутулился, по сторонам не смотрит…

— Это была его машина?

— Нет, конечно! Говорю же вам, я и его-то узнал не сразу. Где это видано, чтобы сенатор вдруг сам за руль сел? Он же после той аварии, когда жена его погибла, не то, что за рулем — даже на заднем сидении ездить боялся. «Контроль за скоростью, Пол, контроль за скоростью», — только и слышишь от него…

— Так, может быть, это был кто-то другой?

— Нет, это был именно он. Что я, босса своего не узнаю, что ли?

— Хорошо, продолжайте.

— Понимаете, мне стало просто чертовски любопытно: какого черта старик, имея «линкольн», «тойоту-страусс» и прогулочный «ферарри», раскатывает на какой-то колымаге, да ещё в клоунских очках и в этой идиотской шляпе ковбоя.

В общем, отстаю немного и еду за ним.

Проехали Парк-роад, а там — уже и поворот к выезду из города. Вижу, скоро на хайвей выйдем. Звоню Ласкеру — это слуга в доме Хельма — и спрашиваю:

«Привет, Томми, как дела? Босс дома?»

«А тебе, — говорит, — зачем?»

«Да видел его только что с одной красоткой возле «Твигса». Глазам не верю…»

«Не веришь — и правильно. Сенатор второй день с постели не встает. Ангина у него. А нас всех, кроме сиделки, выгнал до понедельника. Так что, мы сейчас с Кертисом едем в боулинг, к Вудо. Если хочешь — присоединяйся…»

Отлично, думаю. С постели не встает, а сам — вон, впереди меня мчится. Не иначе как на тридцать восьмое шоссе, до Шарлотты направляется — в том районе других крупных магистралей нет.

— И вы решили поехать за ним?

— Да.

— Зачем?

— Да говорю же: любопытство взыграло. К тому же, я подумал, чем черт не шутит — может, и правда, что-то интересное разузнаю… Что денег стоит.

— Вы имеете в виду компромат для прессы? Или для шантажа?

— Называйте, как хотите. Сейчас мне уже без разницы. Ни про какие «феномены Линберга» я тогда, разумеется, не знал, а вот связи сенатора с мафией, например, или с «Белым фронтом» — информация недешевая.

— Понятно. И что же было дальше?

— Дальше… Когда старик проехал Викленд, я убедился, что он движется в Шарлотту — заброшенные фермы и прочий хлам вдоль «тридцать восьмого» его вряд ли интересуют… Короче, обгоняю его и ухожу вперед. Повезет — встречу Хельма на въезде, а нет — значит не мой это шанс.

— Но шанс, насколько я понимаю, оказался именно ваш?

— В общем-то, да… Хотя, тут ещё смотря с какой стороны посмотреть… Сенатор на своей развалюхе пронесся мимо меня примерно через четверть часа — я припарковался сразу за мостом, у «Молла» — и прямиком направился на вокзал. Я — за ним.

Не доехав до стоянки у железнодорожных терминалов буквально метров триста, он бросил джип на улице и пешком устремился в кассы. Мне пришлось сделать то же самое.

Гляжу — билет покупает. И не у робота в сэлфсервисе, а в самой кассе, за наличные. Ничего дела, думаю. Получается, что Хельм в полном одиночестве и за рулем чужой машины приезжает в соседний город только лишь затем, чтобы сесть здесь на поезд. И заметьте: не платя при этом картой. Вопрос — зачем?

— Похоже, ему очень не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал его или впоследствии смог отследить все его перемещения.

— Вот и я так же подумал. Когда он покончил с покупкой билета и направился на перрон, я выждал немного, а затем обратился к кассиру. Так, мол, и так. Пожилой джентльмен в ковбойской шляпе забыл у меня в такси свою книгу. «Не подскажете, где бы я мог его найти?»

Кассир сообщил мне, что буквально минуту назад некто Джон Ворн взял билет первого класса до Ричмонда, и что поезд отправляется уже через десять минут.

Тогда я тоже беру билет до Ричмонда, но уже в автомат-кассе, а сам тем временем мысленно готовлюсь к небольшой командировке. В тот момент я был уверен, что скоро узнаю что-то очень важное и значительное. Впрочем, так оно и случилось…

В Ричмонд мы прибыли только к вечеру. Хельм взял такси и двинулся куда-то на север, мимо «даунтауна», хотя сначала я подумал, что он едет в гостиницу — через пару часов должно было совсем стемнеть. Я еле сумел догнать его на следующей машине: такси на стоянке в тот день почему-то было немного. Хорошо ещё, что водитель попался сговорчивый, не стал лишних вопросов задавать…

В Ричмонде я до этого ни разу не был, поэтому куда едет сенатор, я понятия не имел. Примерно минут через двадцать-двадцать пять его автомобиль остановился на одной из улиц какого-то этнического района — не то китайского, не то вьетнамского, сам Хельм вылез и направился в один из переулков. Кстати, не помню, говорил я вам или нет: вещей у него с собой не было…

— Совсем?

— Совсем. Он шел руки в карманы, не останавливаясь и не глядя по сторонам, будто хорошо знал, куда идёт. Мне пришлось отстать на приличное расстояние, ведь я заметно выделялся среди азиатов… Мало ли, в любой момент старик мог обернуться и узнать меня.

— Вы сможете назвать точный адрес или хотя бы указать дом, в который вошел сенатор Хельм?

— Нет, не могу. Очевидно, они меня засекли: свернув за стариком в переулок, мне не удалось пройти даже сотни метров. Кто-то очень сильно ударил меня по голове, и я потерял сознание.

— Кто — они?

— Люди из Компании-Перевозчика. Так их называют жители «Ареала девять»… В общем, очнулся я в каком-то ангаре, на бетонном полу. Открываю глаза: надо мной стоит Хельм, а рядом — ещё какие-то двое в лётных куртках.

«Вы уверены?» — спрашивает один из них сенатора.

«Конечно», — кивает тот. — «Это же Пол, он работал у меня водителем. Здравствуй, Пол».

«Здравствуйте, мистер Хельм», — отвечаю. — «Как поживаете?»

Смотрю, второй «лётчик» достает пистолет с глушителем и поворачивается к Хельму.

«Вам пора, сенатор. Саймон проводит вас к самолету».

«Что вы собираетесь делать? Если вы намерены убить этого парня, то я протестую», — возражает старик. — «Немедленно позвоните мистеру Отто и скажите, что контракт отменяется. Никто в этом мире не смеет забирать жизнь у человека…»

«Но, сенатор… Мы не можем отпустить его, потому что начнется расследование. Кроме того, босс сейчас — внутри «Ареала», и позвонить ему невозможно…»

«У мистера Рутгера есть родители», — говорит Хельм. — «Вы не вправе отнять у них сына. Или вы отпускаете его, или вам придется застрелить также и меня, потому что ценой чьей-то жизни мне ничего не нужно. Даже встречи с Элен».

72
{"b":"121085","o":1}