ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В общем… Это был мой отец.

— Отец…

Судорожно сглотнув, Валерия вновь уставилась в небо.

— Это хорошо. Это очень хорошо, когда — отец… И что он говорил?

— Да почти ничего. Буквально несколько слов. Он выглядел очень молодо — всего лишь лет на десять-пятнадцать старше меня. Это показалось мне странным… А ещё, меня удивило то, что он считал всё происходящее сном. Ну, или допускал это…

— А ты?

— Что — я?

— Кем считал его ты?

— Не знаю… Собственно, об этом я хотел спросить у тебя. Кто или что это было?

— Что-то пошло не так! — вдруг резко сказала Лера, не обращая внимания на его вопрос. — И я не понимаю… Хотя, возможно, он ещё в пути?

— Ты имеешь в виду…

— Да! Вас обоих — и тебя, и Лёшу — уже посетили… А меня — нет. До сих пор! Я сижу, и я жду… А он… А он всё не идёт…

Она замолчала.

— Послушай, — Игорь дотронулся до её руки. Не с сочувствием, а скорее машинально. — Уже поздно. Надо идти спать. Думаю, что тот, кого ты ждешь, будет здесь уже очень скоро, поверь мне… Идём…

Девушка неохотно поднялась и, взгянув на него исподлобья, молча направилась в «усыпальницу». Игорь двинулся следом.

— Надеюсь, ты окажешься прав, Ван Гог, — произнесла она уже в темноте, забираясь обратно на «подоконник». — Иначе мне вряд ли стоит жить… Как ты считаешь?

39

Ночь его прошла без видений.

Никто не вторгался в сознание, не являлся во сне, да и самих снов Игорь не запомнил. Может быть, их и не было?

Проснувшись от ярких солнечных лучей, ему не сразу удалось понять, где он находится, поэтому некоторое время Игорь просто лежал, глядя в серый каменный потолок.

Удивительно, но сейчас, при утреннем свете, их временная обитель выглядела уже совершенно по-другому. Несмотря на полное отсутствие мебели и грубую простоту убранства, комната из безжизненной и мрачной «усыпальницы» вчерашнего вечера превратилась в светлое и уютное жилище. Место, где каждый чувствует себя комфортно, спокойно и защищенно.

И даже мысли о возвращении, ещё вчера кажущиеся Игорю такими важными и насущными, сегодня ушли на второй план, уступив место гораздо более серьезным размышлениям. Размышлениям об отце, об их взаимоотношениях, о прошлой жизни… Удивительно, какие возможности для постижения сути истинного счастья открываются здесь, в «Ареале ноль»!

Потянувшись, Игорь привстал со своего ложа и неторопливо огляделся. Действительно, как же всё-таки здесь приятно находиться! Тишина и умиротворенность, безмятежный теплый ветерок, бесконечная радость нового дня…

Он поднялся на ноги и неторопливо пересек комнату.

Сначала — к колодцу, умыться и освежиться. Затем легкий завтрак из «маплиз» и остатков консервов, ну а потом можно будет спокойно и без суеты завершить осмотр остальных построек «каменной деревни» — в этом дивном месте наверняка ещё скрывается немало чудес…

Перед тем как выйти наружу, Игорь обернулся и ещё раз обвел взглядом их новый дом. Про себя, при этом, он как бы машинально отметил, что Валерия продолжает спать, завернувшись в одеяло, а Лёха сидит на полу по-турецки и, разложив на куске ткани собранные фрукты, отрешенно завтракает.

Странно, но желания разговаривать с юношей или с кем бы то ни было ещё у Игоря не возникло. Отметив это обстоятельство, он пожал плечами и неспеша направился к колодцу.

* * *

Это была очень необычная трапеза.

Расположившись прямо на полу вокруг импровизированной лёхиной «скатерти», они ели высохшие ломтики хлеба и собранные снаружи фрукты, запивая всё это колодезной водой, принесенной в термосе. Ни ложек, ни ножей, ни тарелок — из посуды здесь были только узкие пластиковые кружки.

Странность, впрочем, заключалась не в этом. В последние годы Игорь нередко оказывался в ситуациях, когда есть было нечем или, что ещё хуже, нечего, поэтому сейчас скудость меню его не пугала. Да и здешние фрукты оказались довольно вкусными. Сытные и в меру сладкие, они походили не на хурму, как представилось Лёхе, а скорее — на смесь яблока и манго.

И всё же, ситуация за столом коренным образом отличалась от привычного ритуала поглощения пищи. Молча, не глядя друг на друга, словно на похоронах, люди были всецело погружены в собственные мысли. Он ели вяло и неторопливо, избегая не только резких движений, но даже резких вздохов, как если бы все трое являлись наркоманами в последней стадии или обреченными пациентами острого инфекционного отделения.

При этом, Игорь совершенно не чувствовал какой-либо печали. Совсем наоборот — ему казалось, что он, как и его товарищи, наполнен некой тихой радостью, которую нужно постараться бережно хранить в себе и ни в коем случае не расплескать.

— Ещё пара дней, — нарушила, наконец, молчание Лера, не прекращая жевать, — и я выстрелю себе в голову. У кого-нибудь есть возражения?

— У меня — нет, — хмыкнул Игорь. — После завтрака я иду в крайние дома. Но ненадолго: через час мне нужно быть здесь.

— Боишься что-то пропустить?

— Не в этом дело… Кстати, ты не знаешь, почему он молчит? — Игорь кивнул в сторону юноши, который уже ничего не ел, продолжая неподвижно сидеть за «столом». — Со вчерашнего дня.

— Но сначала я пристрелю вас обоих, — Валерия бросила недоеденный плод на пол и резко поднялась. — Пойду, попробую поспать ещё. Может, они вспомнят и обо мне…

Перешагнув прямо через «стол», она направилась к своему спальному месту под окнами.

— Приятных снов, — сказал Игорь ей вслед, но девушка даже не обернулась.

— Что ж, — он отряхнул руки от липкого сока «маплиз» и тоже поднялся на ноги. — Отдыхайте, сталкеры. А мне пора.

* * *

Собственно, Игорь и сам не до конца отдавал себе отчет, зачем ему понадобилась эта «экскурсия». Несмотря на радужные эмоциональные ожидания каких-то новых чудес, разум его понимал: постройки в «каменной деревне» совершенно необитаемы, а, кроме того, они практически ничем не отличаются друг от друга. За исключением уровня воды в каждом из бассейнов да кое-каких мелочей, все дома выглядят идентично, словно близнецы-клоны одной-единственной модели.

Тем не менее, он неторопливо покинул «усыпальницу» и, некоторое время постояв в раздумьях, направился к самой дальней постройке.

Интересно, сколько сейчас времени? И как, вообще, можно определять время в «Ареале ноль»?

Земные часы здесь вряд ли пригодятся: они очень быстро собьются и начнут убегать вперед — Лера говорила, что в здешних сутках двадцать шесть частов.

Ориентироваться же по светилам и вовсе бессмысленно: одно из местных «солнц» круглые сутки висит над самым горизонтом, а второе, наоборот, всходит настолько высоко, что порой невозможно понять, по какой траектории оно движется.

Между тем, воздух уже значительно нагрелся. Игорь обратил внимание на то, что ветер здесь дует всегда в одну сторону. Если, конечно, эти легкие, едва заметные дуновения можно назвать ветром…

Он остановился возле самого дальнего дома «деревни» и огляделся. Вокруг — всё тот же однообразный пейзаж, разве что кустарник «маплиз» растет здесь более густо.

— Эй, есть тут кто-нибудь? — уже привычно позвал Игорь, стоя на пороге. — Или что-нибудь…

Как и следовало ожидать, в ответ — полная тишина.

Ему вдруг подумалось, что все его попытки найти кого-то среди давно заброшенных построек есть ни что иное, как реакция собственной психики на появление недавнего гостя. Мозг нуждался в доказательствах нереальности происходящего: ведь если «Ареал ноль» полностью необитаем, то, значит, приходить здесь неоткуда и некому, а всё, что он видел вчера, было всего лишь сном.

Несмотря на явную ущербность такой версии, она показалась Игорю достаточным обоснованием для своих поисков. Кроме того (ему пришлось признаться себе в этом) присутствовал и ещё один мотив: время от времени из глубины его души всплывала легкая тень какой-то смутной тревоги, которая, впрочем, исчезала так же мгновенно, как и появлялась…

78
{"b":"121085","o":1}