ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вошел.

Броский оранжевый знак на стене Игорь заметил сразу.

Высотой около метра, вычерченный явно человеческой рукой и потускневший от времени символ: неровная вертикальная стрела, указывающая вниз.

Так… Похоже, «Ареал» всё-таки обитаем.

Оглядев помещение, Игорь неспеша приблизился к знаку. Кроме этой грубо сделанной надписи ничто здесь не указывало на чье-либо присутствие. Интересно…

Он осторожно склонился над стрелой, словно та могла ожить и причинить ему вред, и принялся тщательно её рассматривать.

Рисунок был сделан от руки — не кистью, но и не пэйнтбластером. Больше похоже на древний аэрозольный баллончик — Игорь помнил такие из детства — контуры стрелы выглядели неровными и растекшимися. Сама краска давно потемнела, местами высохла и потрескалась: знак, скорее всего, был нарисован много лет назад… Но что он означает?

Игорь опустился под стрелой на корточки и принялся ощупывать руками пол, состоящий, как и везде, из бесформенной серой каменной плитки. Было бы большим сюрпризом обнаружить здесь некий тайной люк, ведущий под землю или куда-нибудь ещё. А кстати. Возможно, такие же люки есть и в других домах…

Однако люка он не обнаружил.

Но что это?!

Случайно прикоснувшись к одной из плиток, Игорь неожиданно почувствовал, как она еле заметно дрогнула под его нажимом. Так, уже теплее. Получается, стрелка указывает на единственный не закрепленный в полу кусок камня… Может, попробовать его подцепить?

Он торопливо вынул из кармана одолженный в лёхином рюкзаке столовый нож и аккуратно вставил его в узкую щель между двумя плитками. Раз!

Массивный, но на удивление легкий камень отлетел в сторону.

Под тем местом, где он только что лежал, обнаружилось небольшое углубление в почве, в котором, словно в футляре, хранился странный плоский предмет. Серый пластиковый прямоугольник, и красным — надпись на русском языке.

«Не входить! Идут испытания».

— Я не понял, — в конец растерялся Игорь. — Какого черта…

Он вынул предмет из тайника и озадаченно уставился на его потемневшую матовую поверхность. Похоже на табличку от дверей лаборатории или тест-камеры… Но что она здесь делает?

Задумчиво повертев прямоугольник в руках, Игорь зачем-то перевернул его обратной стороной. Ага. Вот и разгадка.

Вся тыльная сторона пластиковой вывески была изрезана чем-то острым: не то шилом, не то раскаленной на огне швейной иглой. Тонкие неровные линии и точки слагались в буквы, которые, в свою очередь, образовывали текст — не длинный, но, судя по способу его хранения, крайне важный для того, кто его писал.

Подойдя за освещением к окну, Игорь поднес табличку к глазам и, с трудом разбирая поблекшие строки, прочёл:

«5 июня 1988 года. Илья Савелов. СССР».

И ниже:

«Немедленно. Примите любой препарат, стимулирующий кровообращение мозга. Крепкий чай, кофе, наркотики. Через полчаса я ухожу к Рефрактору. Там должен быть выход. Держитесь оранжевой стрелы. Не разговаривайте с Ними. Это — смерть».

И ещё ниже:

«Лена. Отец. Простите. Я люблю вас».

* * *

Снаружи ничего не изменилось.

Всё тот же невнятный ветерок, едва колеблющий ветви с «маплиз». Поросшие мягким мхом изогнутые стволы деревьев. Застывшая в безжизненной, почти зловещей тишине, уходящая до горизонта равнина. А над всем этим — величественное огненно-желтое «бэта-солнце».

Покинув крайнее строение — последнее, судя по всему, пристанище Савелова, Игорь неторопливо преодолел обратное расстояние до центра «деревни» и вскоре достиг «своего» дома.

Находясь в состоянии глубокой задумчивости, он молча вошел и, не обращая внимания ни на спящую, лицом к стене, Валерию, ни на замершего на коленях возле бассейна Лёху, направился в дальний угол «усыпальницы». Туда, где со вчерашнего дня небрежно и в беспорядке были разбросаны их вещи.

Первым делом он поднял лёхин рюкзак и вывалил на пол всё его содержимое, после чего, присев на корточки, тщательно перебрал каждую вещь. Ничего. Разве что пачка аспирина да одинокий вакуум-пакет с растворимым кофе.

Отложив кофе в сторону, Игорь подовинул к себе походную сумку Леры и решительно отстегнул черную металлическую пряжку. Наверняка здесь найдется что-нибудь подходящее…

— Что-то потерял? — не оборачиваясь, глухо произнесла Лера.

— А, так ты не спишь… Это хорошо. Вставай.

— Что тебе нужно? — она неохотно отвернулась от стены и посмотрела на него красными опухшими глазами. — Оставьте меня в покое…

— Вставай. Нам надо поговорить.

Игорь поднялся и подошел к её «постели».

— Скажи. Эти твои таблетки… Шарики. Они у тебя с собой?

— Какое твое дело?

— Значит, с собой, — вздохнув, Игорь прислонился к «подоконнику». — Когда ты принимала их в последний раз?

— Вчера… — Лера поднялась и села на «кровати». — А что? Что-нибудь случилось?

— Пока ничего. Судя по тому, что я узнал, прием стимуляторов значительно ослабляет действие «Ареала ноль» на человеческий мозг. Вот почему тебя до сих пор никто не посетил.

— Что за бред ты несешь! — возмутилась она. — Какое ещё «действие ареала»?! Какой мозг? Ты ничего не понимаешь! Ты…

— Где таблетки?

— Ах, таблетки… Таблетки… — Валерия опустила ноги на пол и вынула откуда-то из-под рубашки узкую длинную «гильзу» белого металла. — Вот. Можешь забрать их все. Мне они уже вряд ли понадобятся….

— Послушай, Лер…

— А теперь оставь меня в покое! Слышишь?! — она была явно не в себе. — Иди, изучай, исследуй!

— Хорошо, только пообещай, что ты…

— И мне дела нет до твоих опытов! Убирайся! — выкрикнула она, срываясь на визг. — Избавь… Избавь меня от своего присутствия! Уходи…

Лера вдруг запнулась на полуслове, и взгляд её стал туманным.

— Уходи, прошу тебя, Игорь… — произнесла она неожиданно тихо, почти шепотом, вновь опускаясь на каменную поверхность «подоконника». — Кажется, я слышу его… Я слышу его голос…

Её глаза остеклянели, а руки свело едва заметной судорогой.

— Сережа…

Не дожидаясь продолжения, Игорь убрал гильзу в карман и отступил назад.

— Ну, что ж… Похоже, Савелов оказался прав… — он повернулся к Лёхе и, глядя на его неподвижную фигуру, добавил:

— Надеюсь, в ближайшие сутки никто из вас не умрет…

— А что. Будет. Через сутки? — внезапно заговорил Лёха каким-то странным высоким голосом. — Ты знаешь?

— Гляди-ка, немой наш ожил, — Игорь мрачно покачал головой и, подойдя к куче разбросанных вещей, поднял с пола автомат. — Так… Где-то тут ещё валялся бинокль… А через сутки или, надеюсь, раньше я планирую вернуться сюда.

— Ты. Уходишь? — ровно и без выражения спросил юноша, продолжая сидеть в той же позе, не поворачивая головы. — Уходишь. Зачем?

— Хочу посетить Колосс. Думаю, это именно его Савелов называет Рефрактором. Нужно срочно искать дорогу назад.

Обнаружив, наконец, среди вещей свой бинокль, Игорь решил также прихватить с собой лёхин прибор для разрезания стали, фонарь и бинты из аптечки, сложив всё это в освободившийся рюкзак.

Закончив сборы, он огляделся, подобрал пустую пластиковую бутылку для воды и, видя, что Лёха больше никак не реагирует на его слова, направился к выходу.

— Будешь приходить в себя — присматривай за Лерой, — обернулся Игорь на пороге. — Если мне повезет, то я вернусь сегодня, до наступления темноты. А если не повезет… То тогда — завтра. В общем, бывай здоров, сталкер. До встречи!

79
{"b":"121085","o":1}