ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уверив население-бэта в своих исключительно мирных намерениях, Высшие спустились с небес и, покинув свои сферические корабли, энергично и без лишних слов принялись за дело.

С помощью невиданных технологий они буквально на глазах возвели на окраине Мегаполиса воистину фантастическое сооружение: умопомрачительной высоты, цилиндрическую каменную башню (по нашей версии — Рефрактор), которую до сих пор можно наблюдать здесь практически из любой точки местности. (Летописец изобразил почему-то не одну башню, а несколько, но что он имел в виду при этом, для меня — загадка).

Это немыслимое строение оказалось тем самым абсолютным оружем, при помощи которого Высшие раз и навсегда избавили планету-бэта от смертельно опасной популяции чудовищ-мутантов. А заодно — и от всего остального животного мира.

Одни рисунки изображают лучи, которые посылает на землю башня, другие — идущие от неё волны (видимо, существовали различные варианты понимания её природы), но в реальности итог был везде один: животные-монстры исчезли навсегда, словно их никогда не существовало. (Среди картин того периода присутствует одна довольно необычная, которая изображает стариков, оплакивающих ребенка. Можно предположить, что действие Рефрактора как-то влияет на рождаемость, вызывая резкое её падение, но пока это — лишь моя версия).

Расчистив, таким образом, для себя «рабочее пространство», Сошедшие с небес немедленно приступили к выполнению своей главной задачи — интенсивнейшей, в планетарном масштабе, разработке недр. Сейчас можно лишь строить догадки о том, что именно они искали, но, проанализировав один из рисунков (возле шахты Высших изображены диковинные многоствольные деревья), я предположил, что это — либо руды радиоактивных металлов, либо их соли.

Подавляющее большинство населения-бэта отнеслось к пришельцам доброжелательно, не придавая особого значения тому, что они строят и что добывают. После чудесного избавления от агрессивной фауны, ничего кроме благодарности жители Мегаполиса к Высшим не испытывали и каких-либо неудобств от их присутствия не ощущали.

По картинам невозможно определить, сколько прошло времени, прежде чем Сошедшие с небес завершили свою миссию, но я не думаю, чтобы это был какой-то длительный срок. Скорее всего, спустя лет пять или шесть, не более, Высшие покинули мир-бэта, выкачав до последнего грамма (или до последней капли) весь необходимый объем драгоценного для них ресурса.

Они ушли, не попрощавшись. Проснувшись в один из дней, обитатели Мегаполиса внезапно увидели над своей головой небо, в котором больше не было уже ставших для всех привычными парящих шаров. Вместо громадных добывающих станций, расставленных в непостижимом алгоритме по всей поверхности планеты, местные жители находили лишь бездонные выработанные шахты да оплавленные участки земли — именно такие следы оставляли после взлета грузовые транспорты Высших.

По сути, пробыв несколько лет в «гостях» на планете Бэта, пришельцы так и не вступили в контакт с аборигенами — это просто было им не нужно. Мегаполис продолжал жить своей жизнью, разрастаясь и развиваясь, уже без высоких стен и защитных куполов, а посланники небес всё это время слаженно и четко делали своё дело, не обращая на бэта никакого внимания.

И вот теперь они ушли.

Иногда мне кажется, что Высшие были самыми обычными роботами, запрограммированными на поиск и добычу нужных ископаемых — и только. Ведь встретить среди ледяного космоса «братьев по разуму» и после этого продолжать равнодушно наполнять контейнеры с рудой могли только роботы. Впрочем, сейчас это уже не имеет значения…

Первые «посланцы с того света» появились не сразу.

Скорее всего, мозг жителей планеты-бэта устроен несколько по-другому, чем мозг человека. Именно поэтому «синдром воссоединения с близкими» вошел в их жизнь не сразу, а очень тихо, вкрадчиво и почти незаметно. Помню, на одной из картин есть довольно показательный эпизод, где какой-то горожанин повествует о своей первой встрече с близким, а огромная толпа, затаив дыхание, слушает его рассказ.

Прошло, наверное, лет десять или даже больше, прежде чем синдром стал переживаться уже не отдельными индивидами, а практически всем населением Мегаполиса. И сейчас не важно, чем была обсуловлена такая длительность вторжения болезни: физиологическими особенностями организма аборигенов или постепенно усиливающимся эффектом воздействия Рефрактора.

Думаю, не важно сейчас и то, каким путем ученые Бэта выявили связь «синдрома воссоединения» с присутствием чужеродной башни, но факт того, что связь эта была обнаружена — не вызывает никаких сомнений. Рисунки красноречиво повествуют о расколе общества-бэта на две части: одной, которая настаивала на уничтожении Рефрактора, и другой, которая ему поклонялась (художник, опять же, почему-то изображает не один гигантский объект, а несколько).

Но шло время, и пока вожди Мегаполиса спорили, нужно ли сносить башню или же, наоборот, следует более тщательно изучить её, их цивилизация стремительно катилась к своему закату. Ведь, несмотря на высокий уровень развития технологий, общество Бэта имело совершенно иные идеалы, нежели научно-технический прогресс или ненасытное потребление, которые так свойственны нашем миру. Получив возможность никогда не расставаться со своими близкими, население города постепенно перестало что-либо созидать и, не замечая смертельной опасности, которую таит в себе «синдром регенерации сверхценных личностных паттернов», целиком погрузилась в эту бездонную квазинаркотическую нирвану.

Спустя полвека Мегаполис перестал существовать.

Разумеется, его здания рухнули не сразу. Не сразу обвалились мосты и заросли дороги. Но механизм разрушения города был запущен задолго до того, как от голода или болезни умер последний его обитатель. Ведь прежде, променяв свободу, творчество и духовное развитие на суррогатную эйфорию вечной зависимости, граждане общества-бэта превратились в безразличных ко всему наркоманов, доживающих свой век в объятиях теней.

Я не знаю, сколько прошло времени с той далекой поры, но в один прекрасный день на руинах Мегаполиса снова возродилась жизнь. Возможно, сюда пришли те, чей разум оказался стоек к полю (лучам или волнам) Рефрактора, но возможно, это были и представители новой расы — об этом мне ничего не известно. Могу лишь сказать, что им было достаточно простых каменных домов, чистой воды из подземных источников и сочных мясистых плодов, которыми так богаты здешние стихийно разросшиеся сады.

У них хватило знаний, чтобы вновь обрести утраченную культуру и религию, воссоздать по крупицам собственную историю и отдать, таким образом, дань уважения своим великим предкам.

Однако новые жители не стремились к прогрессу. Я прошел немало километров по останкам их поселений и нигде не увидел устройства сложнее колодца или гончарной печи (внутри одной из таких печей и было оставлено это письмо), а единственным строением, которое бы отличалось от всех остальных домов, был лишь тот самый храм, о котором я только что рассказал.

Но что стало с ними, потомками Мегаполиса? Ушли они в иные земли или, заболев со временем той же болезнью, что и их предшественники, бесславно исчезли с лица земли-бэта? Увы, узнать это мне удалось. Возможно, ключом к ответу служит последний рисунок, изображающий жуткого гигантского червя, выползающего из широкой трещины в земной поверхности — закономерного итога бесконтрольного опустошения недр…

Сейчас, когда до начала самого последнего моего эксперимента остаются считанные часы, я хочу подвести итог всему сказанному. И хотя выводы мои (как и варианты толкования найденных рисунков), могут показаться кому-то поспешными и не всегда обоснованными, я считаю своим долгом изложить их, потому что других у меня нет.

Итак. Кто или что это такое — приходящие к нам близкие? Галлюцинации, двойники из параллельного мира или объемное кино?

Моя версия такова.

84
{"b":"121085","o":1}