ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

исключительной важности. Но и в этом случае из теоретических

работ хасидов в данный сборник не был включен ни один фраг-

мент; весь представленный материал взят из народной литерату-

ры, где он служит своего рода приложением к жизнеописаниям

цадиким и имеет исключительно устный, а не литературный

характер.

При отборе непосредственно поучений я старался придер-

живаться подлинных слов текстов, с которыми работал, как бы

далеко эти слова ни отстояли от требований ясности. Но во

многих случаях тексты оказывались настолько темными, на-

столько загрязненными чужеродными элементами, что возника-

ла настоятельная необходимость убирать целые слои посторон-

него материала, чтобы в конце концов добраться до подлинных

изречений наставника.

В этой книге содержится менее десятой части всего собран-

ного мной материала. Первым критерием для того, чтобы помес-

тить в нее какое-либо из хасидских преданий, была, конечно, его

значимость per se*, а также его особая важность для понимания

тех или иных сторон хасидской жизни. Однако многие фрагмен-

ты, отвечавшие этому признаку, я все же не включил в сборник,

поскольку они не характеризовали ни одного из тех цадиким,

вокруг которых строится данная книга. А последний фактор был

для меня решающим.

В итоге из многочисленных легенд, которые сохранила тради-

ция о каждом цадике, я отобрал в первую очередь те, которые

лучше всего описывали характер и образ жизни каждого цадика,

а затем добавил к ним легенды, дающие представление о его

жизненном пути. В одних случаях предания и высказывания,

с которыми я работал, при соединении их вместе сами собой

давали законченную картину жизни цадика. В других случаях

оставались лакуны, которые я вынужден был заполнять своими

предположениями (о чем подробнее см. во Введении). В немногих

случаях мои данные оказались слишком скудными, и здесь я всег-

да приносил в жертву "статический" портрет человека, а не

"динамическую" картину человеческой жизни.

В каждой из глав я расположил легенды в биографическом,

хотя и не строго хронологическом порядке, поскольку хроноло-

гический принцип мог лишь затушевать, а не высветить тот

эффект каждой биографии, который я постоянно имел в виду при

составлении книги. Исходя из имевшегося у меня под рукой

материала, мне было гораздо проще давать общую картину

характера человека и его образа жизни, рассматривая их разно-

образные элементы отдельно друг от друга и - если это было

возможно - каждый из них в свете их собственного развития,

пока все они не сплавлялись в своего рода внутреннюю биогра-

фию. Так, например, в главе о Баал Шеме можно наблюдать

следующую последовательность: 1) душа Баал Шема; 2) приго-

товление к служению и откровение; 3) его восторженность и рве-

ние; 4) его община; 5) Баал Шем и его ученики; 6) Баал Шем и его

общение с разнообразными людьми; 7) сила видения; 8) святость

и чудеса; 9) Святая Земля и искупление грехов; 10) до и после его

смерти. Каждый фрагмент расположен на подобающем ему мес-

те, хотя иногда это и нарушает хронологический порядок; кроме

того, там, где это представлялось уместным, к легендам прилага-

ются поучения.

При первом, и к тому же беглом, чтении может показаться,

что в книге есть ряд повторений, хотя на самом деле это не

повторения: в каждом случае, когда какой-нибудь сюжет повто-

ряется, то его смысл или целиком меняется, или приобретает

дополнительное звучание. Таково, например, постоянное упоми-

нание о "сатанинских хасидах", то есть лжехасидах, которые

присоединяются к истинным хасидим с целью разрушить их

общину. Внимательный читатель без труда заметит во всех подо-

бных случаях различия в ситуациях и в форме изложения.

Моя работа по пересказу хасидских легенд началась более

сорока лет назад. Первыми книгами, ставшими плодом моей

деятельности в этой области, были "Предания о равви Нахаме"

(1906) и "Легенда о Баал Шеме" (1907). Затем, однако, я отказал-

ся от своего прежнего метода работы с устными преданиями на

том основании, что посчитал его чересчур вольным. Моя новая

концепция о целях и методах работы с легендами воплотилась

в книгах "Великий Маггид и его последователи" (1921)и "Скры-

тый свет" (1924). Содержание этих двух книг почти полностью

воспроизведено в настоящей работе, хотя большая ее часть напи-

сана уже после моего приезда в Палестину в 1938 году. Помимо

всего прочего этим новым и более совершенным сборником

я обязан в первую очередь воздуху земли обетованной. Наши

мудрецы говорят, что в Палестине сам воздух делает человека

мудрым. Меня же эта земля одарила другим: силой начать все

заново. Теперь я считаю свою работу над хасидскими легендами

законченной, и эта книга - своеобразный итог моего нового

начала.

Иерусалим, лето 1946 года

Мартин Бубер

ВВЕДЕНИЕ

Цель этой книги - ввести читателя в мир легендарной реаль-

ности. Я называю ее легендарной, потому что дошедшие до нас

предания, которым я здесь пытался придать определенную фор-

му, не являются подлинными в том смысле, в каком подлинна

хроника. Легенды восходят к восторженным людям, вкладывав-

шим в свои истории то, что они видели или считали, что видели

в состоянии религиозного порыва, и это означает, что в легендах

есть много событий, и на самом деле имевших место, но только

увиденных с точки зрения религиозного чувства и таких, которые

просто не могли произойти в реальности так, как о них рассказы-

вают, но которые возвысившаяся в религиозном порыве душа

воспринимала как реальность и поэтому отнеслась к ним именно

как к реальности. Вот почему я называю легенды реальностью,

реальностью опыта восторженных душ, реальностью, рождаю-

щейся в каждом чистом сердце, незамутненном хитростью и лу-

кавством. Люди, рассказывающие легенды, говорят не о самих

себе, но о том, что их волнует, и, таким образом, то, что мы

узнаем из подобных повествований, - не просто факт в психоло-

гическом смысле, но также и факт жизни. Например, случается

нечто, что вдохновляет душу, оказывает на нее такое-то и та-

кое-то воздействие; указывая на это воздействие, традиция при-

водит нас к его причине; связь же между тем, кто вдохновляет,

и тем, кто вдохновляется, - это связь между двумя лицами.

Такова подлинная легенда, и такова ее реальность.

Люди, являющиеся героями собранных здесь преданий, люди,

которые вдохновляют, - это цадиким. Данный термин обычно

переводят как "праведники", но буквально он означает "те, кото-

рые выдержали испытание", или "удостоверенные". Цадиким

являются лидерами хасидских общин. Те же, кто рассказывает

о цадиким', чьи истории образуют основу легендарной традиции,

кто вдохновляется, - это хасидим, "преданные", или, точнее,

"те, кто хранят веру в завете", простые члены хасидских общин.

' Так называемые "чудесные истории", то есть такие, где нереальные аспекты

реальности наиболее очевидны, я обычно предварял фразой: "Рассказывают".

Эта книга, таким образом, стремится выразить, документально

8
{"b":"121094","o":1}