ЛитМир - Электронная Библиотека

Видя несовершенство укреплений, еще за полгода до высадки десанта начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал В. А. Корнилов представил князю Меншикову новый проект, так называемый «План моряков», в котором учитывались все недостатки старого проекта. Под «Планом моряков» стояли подписи офицеров Черноморского флота, которые предлагали по подписке, за собственный счет, возвести новые укрепления. Однако Меншиков отверг этот план. И теперь перед лицом сильного противника моряки Черноморского флота, немногочисленный гарнизон вынуждены были начать подготовку к обороне своими силами.

13 сентября 1854 г. приказом начальника Севастопольского гарнизона генерал-лейтенанта Ф. Ф. Моллера город объявили на осадном положении. Князь Меншиков, покидая Севастополь, не назначил единого командующего. Высшие военные начальники — генерал-лейтенант Ф. Ф. Моллер, командир порта и военный губернатор вице-адмирал М. Н. Станюкович — не спешили возглавить защиту города. Фактическими организаторами и вдохновителями обороны стали адмиралы В. А. Корнилов, П. С. Нахимов, В. И. Истомин. Прибывшего из Дунайской армии подполковника Э. И. Тотлебена назначили начальником инженеров Севастопольского гарнизона.

Под их руководством матросы, солдаты, мастеровые, женщины и дети Севастополя приступили к строительству оборонительных сооружений. Работы велись днем и ночью. К трем пристаням — Графской, Павловской и Госпитальной — свозили стволы орудий со станками и снаряды. Вокруг бастионов в неподатливом грунте долбили рвы, насыпали брустверы, рыли пороховые погреба, строили блиндажи. По улицам к бастионам носили бревна, дерн, мешки с землей. На батареях, в орудийных двориках из глины и камня, сложенных насухо, установили орудия. «В эти дни Севастополь напоминал встревоженный муравейник, но не было в нем ни паники, ни суматохи, нельзя было найти и признаков отчаяния или страха. Днем и ночью безостановочно кипела работа. Утром выходили одни, вечером их сменяли другие. И укрепления вырастали на глазах, вооружались, тут же занимал их назначенный гарнизон»[10].

Перед лицом опасности в городе выпустили даже арестантов, которые влились в ряды защитников.

Позже этот подвиг севастопольцев назовут «русским чудом», «русской Троей».

За короткий срок была создана глубоко эшелонированная оборона, состоявшая из восьми бастионов, протянувшихся полукругом на 7,5 км от Килен-балки до Александровской бухты. Система Севастопольской обороны резко отличалась от традиционных укреплений, принятых в Европе. Ф. Энгельс в статье «Кампания в Крыму» писал, что «неправильность линий защиты, вместо того, чтобы дать британским инженерам простор в применении их изобретательных способностей, лишь сбила с толку этих джентльменов, которые умеют по всем правилам искусства сломить фронт регулярных бастионов, но ужасно теряются каждый раз, как неприятель отступает от принципов, предписанных признанными в данном вопросе авторитетами»[11].

С самого начала обороны строительство севастопольских укреплений осуществлялось на основе передовых идей талантливого русского военного инженера А. З. Теляковского — «дедушки русской фортификации».

Главный оборонительный рубеж защитников представлял систему инженерных укреплений, построенных применительно к холмистой местности. Пространство между бастионами укрепили оборонительными стенами — куртинами, траншеями, батареями, люнетами и редутами. Оборонительную линию разделили вначале на три, а затем — на четыре и пять дистанций. Первый, второй бастионы и Малахов курган вошли вначале в четвертую дистанцию, которой стал командовать контр-адмирал В. И. Истомин.

В это время армия союзников подошла к Южной стороне Севастополя. Французы заняли Казачью и Камышовую бухты, англичане 14 сентября захватили Балаклаву, превратив их в базы своих войск.

На следующий день лорд Раглан и новый главнокомандующий французской армией генерал Канробер произвели рекогносцировку Южной стороны, изумленно обнаружив линию укреплений, опоясывающих город, и увидели тысячи людей, работавших на этих бастионах.

Вынужденные отказаться от немедленной атаки, союзники приступили к высадке осадной артиллерии и строительству циркумвалационной линии [см. Краткий словарь спец. терминов в конце книги. — Прим. lenok555]: англичане с турками в районе Балаклавы и Кады-Коя, французы — на Гераклейском полуострове. Англичане повели осадные работы против Корабельной стороны от Сарандинакиной балки до Докового оврага и Килен-балки, французы от Карантинной бухты до Сарандинакиной балки.

Защитники готовились встретить врага. Вице-адмирал Корнилов 14 сентября написал в своем дневнике: «Целый день занимался укреплением города и распределением моряков… Итого у нас набирается 5 тысяч резервов Аслановича[12] и 10 тысяч морских разного оружия, даже с пиками. Хорош гарнизон для защиты каменного лагеря, разбросанного по протяжению многих верст и перерезанного балками так, что сообщения прямого нет. Но что будет, то будет. Положили стоять»[13].

И выстояли 349 дней и ночей против превосходящего врага, положив на алтарь отечества свою честь и национальное достоинство, а многие сложили и свои головы на Севастопольских бастионах.

Над Килен-Бухтой

Первый бастион

Первый бастион располагался на Корабельной стороне на левом берегу Килен-бухты, где ныне имеется уютный павильон из крымбальского камня. Из него открывается панорама Севастополя: бухта, длиною около 8 километров, делящая город на две стороны — Северную и Южную. Справа внизу — небольшая Килен-бухта, продолжает которую одноименная балка. Именно здесь при основании города построили специальную пристань для килевания[14] кораблей, отсюда возник и топоним. За бухтой начинаются Килен-балочные высоты, далее за Севастопольской бухтой — Северная сторона. Правее — Мекензиевы горы, названные именем контр-адмирала Ф. Ф. Мекензи (Макензи), командующего севастопольской эскадрой в 1783—1786 гг. С территории бывшего бастиона просматриваются на Северной стороне бухта и балка Голландия, на восточном склоне которой видно огромное здание бывшего морского кадетского корпуса (архитектор А. А. Венсан). Длина его развернутого фасада — 550 м. С 1966 г. в нем находится Севастопольский институт ядерной энергии и промышленности.

Левее бухты Голландия среди темно-зеленого треугольника возвышается величественный пирамидальный храм Святого Николая, ставший неотъемлемой частью исторического ландшафта приморского города.

Севастополь сегодня просто немыслим без доминирующего в архитектурно-пространственной композиции Северной стороны Свято Никольского храма. Сооружен он в память ратного подвига русских воинов на самом большом мемориальном некрополе защитников Севастополя периода Крымской войны 1853—1856 гг.

По проекту 1834 г. первый бастион предполагалось построить позади Ушаковой балки, но позже вынесли его вперед, за возвышенность между Ушаковой балкой и Килен-бухтой. Вначале на месте будущего бастиона инженерная команда под руководством капитана Ф. А. Старченко построила батарею, вооруженную четырьмя орудиями, позже добавили еще пять пушек. У батареи в скале выдолбили ров. Но очертания бастиона укрепление приобрело только в начале июня 1855 г., когда моряки с корабля «Париж» соорудили в его тыловой части батарею, получившую номер 107.

С самого начала обороны первым бастионом командовал капитан-лейтенант В. К. Орлов. После его гибели в июле 1855 г. укреплением стал командовать лейтенант 35-го флотского экипажа П. М. Никитин.

Для личного состава первого бастиона еще в 1851 г. из инкерманского камня построили оборонительную казарму с подвалом на 250 человек (автор проекта Ф. А. Старченко). Длина фасада башни (так иногда называли казарму) — 80 м, ширина — 12 м, высота — 4,2 м. На ее вооружении находилось 9 полупудовых крепостных единорогов. Это инженерное сооружение, сохранившееся до наших дней, находится на улице Хрулева. Такие же казармы по типовому проекту соорудили у пятого и шестого бастионов. В дни первой обороны в казарме хранились продовольствие, порох, в ней жили офицеры, начальник 5-го отделения оборонительной линии генерал-адъютант князь П. А. Урусов, человек исключительной храбрости и мужества.

вернуться

10

{6} Горев Л. Война 1853—1856 гг. и оборона Севастополя. М., 1955. С. 307.

вернуться

11

{7} Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. Т. 10. С. 548.

вернуться

12

{*5} А. О. Асланович — генерал-майор, начальник правого фланга оборонительной линии.

вернуться

13

{8} Указ. соч. Сб.: Вице-адмирал В. А. Корнилов. С. 273.

вернуться

14

{*6} Чтобы очистить днище судов от ракушек и водорослей, их наклоняли набок — килевали.

2
{"b":"121114","o":1}