ЛитМир - Электронная Библиотека

Улица Истомина, застроенная в конце XIX — начале XX века, ведет к подножию Малахова кургана. Расположенный в юго-восточной части Корабельной стороны, курган возвышается над окружающей местностью. Дважды эта высота становилась ареной ожесточенных боев: в годы Крымской войны и в Великую Отечественную. Впервые ее название — Малахов курган — появилось на генеральном плане города 1851 г.[32].

Существует ряд версий и легенд о возникновении этого топонима. Документы, хранящиеся в Российском государственном архиве военно-морского флота в Санкт-Петербурге и обнаруженные автором этих строк, позволяют утверждать, что курган назвали по имени Михаила Михайловича Малахова.

Начав службу в 1789 г. в Херсоне кают-юнгою на одном из кораблей Черноморского флота, он навсегда связал свою жизнь с морем. Был боцманом, шкипером, такелажмейстером. Получив в 1827 г. за «усердную службу» чин капитана, приехал в Севастополь, где стал командовать ротой 18-го рабочего экипажа. Поселился М. М. Малахов на Корабельной стороне. Среди нижних чинов и бедняков Малахов пользовался авторитетом за честность и справедливость. В дом его, находившийся у подножия кургана, шли с просьбами, спорными вопросами. И вскоре фамилией капитана стал называться курган. У М. М. Малахова было два сына и шесть дочерей. Сыновья его тоже стали моряками. Старший, Афанасий, в 1836 г., в год смерти отца, был зачислен в штурманскую роту. Позднее вместе с братом начал службу и младший сын Илья. Они участвовали в обороне Севастополя 1854—1855 гг. Афанасий сражался на пятом бастионе, был ранен и скончался в марте 1855 г. Илья Малахов находился рядом с братом — на шестом бастионе. Оба брата за оборону награждены орденом св. Анны III степени с бантом.

После Крымской войны стал проявляться широкий интерес ко всему, что связано с Севастополем, с историей названия кургана. Служивший в Николаеве Илья Малахов опубликовал в «Николаевском вестнике», «Кронштадском вестнике» и других газетах несколько статей, в которых рассказывал о жизни отца и объяснял происхождение названия кургана так: «Обитатели Корабельной стороны и назвали этот курган как место ежедневного посещения моего батюшки, по фамилии его — Малаховым…»

Городские власти пытались несколько раз переименовать курган, но жители города продолжали называть его Малаховым. Это народное название сохранилось до наших дней.

На его вершине находится оборонительная башня — «донжон».

Корниловский бастион

Оборонительная башня Малахова кургана

Оборонительная башня Малахова кургана — одно из немногочисленных военных сооружений середины прошлого века, сохранившихся в городе до наших дней. Интересна ее история. В начале Крымской войны было решено построить на Малаховом кургане так называемый донжон — каменную многоэтажную башню с бойницами, зубчатыми стенами и потайным выходом в поле. Однако к строительству севастопольская инженерная команда под руководством Ф. А. Старченко приступила лишь в начале 1854 г. Средства на сооружение — 12.500 рублей — собрали жители города и моряки Черноморского флота. Башню полуовальной формы (радиус — 7 м) построили из инкерманского камня. Ее высота достигла 8,5 м, толщина стен нижнего яруса — 152 см, верхнего — 88 см. Два закрытых яруса башни имели 52 бойницы для ружейного обстрела местности. В башне предусматривались: часовня, пороховой погреб, помещение для снарядов и провизии. На верхней площадке установили пять крепостных 18-фунтовых пушек. 10 июня 1854 г. исполняющий должность военного губернатора Севастополя вице-адмирал М. Н. Станюкович сообщил князю А. С. Меншикову, что строительство башни закончено. Первым комендантом башни назначили командира 19-го рабочего экипажа подполковника И. Арцыбашева.

В плане башня решена в виде подковы: оба яруса донжона венчаются горизонтальным фризом, образованным средствами пластики вертикальной плоскости. На двух ярусах башни под отверстиями фриза расположены бойницы. Высота бойниц, расстояние между ними, их положение по отношению к элементам фриза взаимосвязаны между собой по замыслу автора. В архитектуре верхнего яруса использован квадрат — символ устойчивости. Остальные элементы пластики взаимосвязаны на основе пропорций золотого сечения. Архитектурные элементы внешнего фасада перенесены на внутренний.

5 октября 1854 г. союзники подвергли Севастополь первой бомбардировке. В тот день английские ядра разрушили верхний ярус башни. Нижний же до конца обороны служил убежищем для солдат, в нем находился штаб контр-адмирала В. И. Истомина, командующего 4-й дистанцией, куда входил Малахов курган. Здесь же были и пороховой погреб, походная церковь и перевязочный пункт.

К 50-летию обороны города по проекту архитектора А. М. Вейзена внутри здания произведены реставрационные работы, восстановлена бывшая там часовня. Позднее реставрировали и фасад первого яруса башни, не восстанавливая верхний.

Во время Великой Отечественной войны башня вновь сильно пострадала. К 100-летию обороны Севастополя 1854—1855 гг. по проекту архитектора Ю. Н. Бельковича ее реставрировали. На башне установлены памятные доски из белого мрамора с перечислениями частей, сражавшихся на кургане (автор проекта архитектор А. Л. Шеффер). В 1956 г. в оборонительной башне открылся филиал Музея Краснознаменного Черноморского флота, а с 1963 г. в ней расположена экспозиция Музея героической обороны и освобождения Севастополя, рассказывающая о событиях, происходивших на Малаховом кургане в годы Крымской и Великой Отечественной войн.

По-разному именовалась башня. В период Крымской войны ее называли Малаховой, противник — «белой» и «круглой», позже она носила имена руководителей обороны Корнилова и Нахимова.

В день 40-летия Советских Вооруженных Сил, 23 февраля 1958 г., на оборонительной башне Малахова кургана вспыхнул факел Вечного огня. Его зажег Герой Советского Союза, бывший командующий Черноморским флотом адмирал Ф. С. Октябрьский, возглавлявший в годы Великой Отечественной войны Севастопольский оборонительный район. От Вечного огня на Малаховом кургане, горящего в память героев двух оборон Севастополя, зажжен Вечный огонь на мемориалах Сапун-горы, Ялты, Керчи и Новороссийска, Одессы. В 1984 г. Вечный огонь погасили и факел зажигали только в дни праздников и торжественных дат, в 1989 г. — демонтировали.

В 1958 г. по обе стороны башни, где в период первой обороны стояли батареи, установили орудия того времени. Слева от башни находилась противоштурмовая батарея, которой вначале командовал капитан-лейтенант 32-го флотского экипажа И. Н. Кондогури. Представляя командира батареи к ордену за отличные действия в первую бомбардировку города, контр-адмирал Истомин писал: «Командуя 5-пушечною батареею, действовал так хорошо своей артиллерией, что сбивал в продолжение трех дней к вечеру все пушки, исключая одной, 5-пушечной неприятельской батареи, действовавшей по левому флангу нашей позиции, заставив, наконец, неприятеля вовсе закрыть свою батарею…»[33].

С самого начала осады левым фасом Малахова кургана, в том числе противоштурмовой батареей, командовал лейтенант 45-го флотского экипажа Петр Петрович Шмидт — отец легендарного «красного лейтенанта» П. П. Шмидта.

Застыли в едином строю старинные орудия. На месте противоштурмовой батареи, первая слева, — 36-фунтовая корабельная пушка образца 1803 г. Ее отлили в 1808 г. Весит ствол орудия (без станка) около 2950 кг. А рядом однопудовый крепостной единорог образца 1838 г. Вес ствола также около трех тонн. Орудия «единорог» приняли на вооружение в России в 1758 г. Название им дало изображение мифического зверя, которое выбивалось на стволах орудий. Оно взято с герба графа П. И. Шувалова, в то время начальника оружейной канцелярии. Изобрели орудие талантливые русские мастера артиллерийских дел М. В. Данилов и С. А. Мартынов.

вернуться

32

{22} Российский государственный архив военно-морского флота. (РГАВМФ). — ф. 326, оп. 1, д. 13323.

вернуться

33

{23} Нахимов П. С. Указ. док. С. 441.

7
{"b":"121114","o":1}