ЛитМир - Электронная Библиотека

Последним из палатки оруженосцев выкатился Воробушек и тут же задрал нос, пробуя воздух.

— Что тут творится?

— Крутобок вернулся! — со всех лап бросился к нему Львинолап.

Воробушек повернул голову, обратив незрячий взор на Крутобока и Милли.

— А кто это с ним?

— Его новая подруга, — пояснила Пепелинка. — Она жила у Двуногих, ее зовут Милли.

Воробушек брезгливо сморщил носик.

— Ну да, кончено… Скажи Листвичке, что у нее в ране началось заражение. Я чувствую вонь отсюда.

— Ежевика! — громко окликнул глашатая Огнезвезд. — Найди Крутобоку и Милли места в воинской палатке.

Ежевика кивнул и отошел.

Остролапка насторожилась, прислушиваясь к перешептыванию котов.

— Крутобок оказался совсем не такой большой, как я думала, — шептала Пепелинка. — Он куда меньше нашего Ежевики.

— И от него воняет падалью, — вставил Воробушек.

— Наверное, ему много месяцев пришлось питаться, как бродяге, — бросился на защиту Крутобока Львинолап. — Сейчас он начнет есть как воин, и очень скоро никому не будет казаться мелким!

Белолапа смущенно посмотрела на Белку и задала вопрос, который тревожил всех:

— Что же теперь будет? Кто у нас теперь глашатай?

Белка встревоженно перевела взгляд с Крутобока на Ежевику, залезавшего в воинскую палатку.

— Я не знаю…

Огнезвезд спокойно обвел глазами своих соплеменников.

— Пока все останется по-прежнему. Мы должны быть рады тому, что Крутобок вернулся, вот и все. Все дела оставим на потом.

— В палатке нет места для еще двух подстилок, — доложил вынырнувший из куста Ежевика. — Одно местечко еще кое-как можно соорудить, но два никак не получится.

— Мне все равно, где спать, лишь бы рядом с Милли, — устало ответил Крутобок.

— Так оно и будет, — пообещал Огнезвезд. — Мы все равно собирались расширить воинскую палатку.

— Первое время мы могли бы спать отдельно от остальных воинов, — сказал Крутобок. — Нам нужно время, чтобы привыкнуть спать вместе со всеми.

— Что скажешь насчет пещерки за стеной воинской палатки? — предложил Ежевика. — Там, правда, на полу растет трава, зато мягко.

— После расчистки пространства для палатки целителей у нас осталось много лишних веток ежевики, — вмешалась Листвичка. — Из них можно сделать отличный полог, тогда пещерка будет уютной и закрытой.

— Подходит? — вопросительно посмотрел на друга Огнезвезд.

Тот радостно кивнул.

Остролапка поспешно вскочила со своего места. Она была ученицей целительницы и знала, что должна первым делом позаботиться о новоприбывших. Сначала надо проверить, удобны ли подстилки, а потом принести укрепляющие травы, чтобы путники могли восстановить свои силы после долгого путешествия.

— Бурый, Белохвост и Ежевика, — позвал Огнезвезд. — Начинайте переносить ежевичные ветки.

— Слушаю, Огнезвезд, — кивнул Ежевика и со всех лап бросился к куче побуревших колючих плетей, сваленных позади пещеры целительницы. Бурый и Белохвост последовали за ним.

— Можно я помогу вам? — попросила Пепелинка.

Бурый остановился и повернул голову, чтобы ответить, но Пепелинка, уже бежавшая к куче, не сумела вовремя остановиться и с размаху врезалась в воина, опрокинув его на землю.

— Ой, прости, Бурый! — завизжала Пепелинка, испуганно вскакивая с земли.

Бурый еле сдерживая смех, посмотрел на дочку.

— Вечно у тебя хвост впереди головы, Пепелинка! — проурчал он. — Ты очень похожа на мою сестру, когда та была ученицей. Такая же была непоседа, никакого сладу с ней не было!

— Не сердись, я же не хотела, — промурлыкала Пепелинка и бросилась помогать своему наставнику.

К рассвету, когда розовые и золотые отсветы показались на затянутом тучами небе, палатка была закончена. Крутобок и Милли, зевая на ходу, сонно поблагодарили воинов и удалились.

На другой стороне поляны Песчаная Буря, Долголап и Медвянка с Мышонком торопливо собирались в рассветный патруль. Ежевика с Белохвостом пошли досыпать остаток ночи, а Остролапка с Листвичкой ненадолго задержались возле новой палатки, любуясь общей работой.

— Хорошо, что ты принесла мох, спать будет теплее, — говорила Листвичка.

— Может быть, принести им каких-нибудь трав? — вызвалась Остролапка. — Воробушек сказал, что у Милли в ране началось заражение.

— Откуда он узнал? — удивилась Листвичка.

— По запаху, — пожала плечами Остролапка. Она попыталась вспомнить семена или травы, которые помогают от заражения, но после всех хлопот и забот этого длинного дня и тревожной ночи, все познания словно высыпались у нее из головы.

— Утром посмотрим, что там за рана, и тогда подберем правильное лечение, — успокоила ее Листвичка. — Сейчас Крутобоку с Милли больше всего нужен отдых.

Остролапка судорожно зевнула.

— Да ты сама на ходу засыпаешь! — улыбнулась целительница.

— Немножко устала, — призналась Остролапка.

— Пойдем спать, — решила целительница и направилась к пещере. Остролапка с радостью потрусила следом за ней, предвкушая сладкий сон в мягком уютном гнездышке.

* * *

Когда она проснулась, солнечный свет уже просачивался сквозь ветки ежевики, бросая дрожащие пятна тени на земляной пол. Едва открыв глаза, Остролапка сразу же вспомнила о Крутобоке. Огнезвезд вчера сказал, что пока все останется по-прежнему. Означает ли это, что в будущем он хочет заменить Ежевику и поставить на его место своего старого друга? Неужели Звездное племя согласится на это?

Она слезла с теплого мха и втянула ноздрями морозный воздух. В животе заурчало от голода.

Листвичка еще не вставала, и глаза ее были закрыты. Но, заслышав шаги Остролапки, она приподняла голову и спросила:

— Уже проснулась? Вчера у нас была трудная ночка, я думала, ты будешь спать до полудня.

— Я проголодалась, — призналась Остролапка.

— Нам уже принесли еду, — повела носом целительница.

Остролапка подбежала к выходу и увидела на пороге мышку и полевку. Костлявую мышь она взяла себе, а полевку отдала наставнице. Урча от голода, кошечка набросилась на еду и в несколько укусов покончила с завтраком.

— Пойдем, проведаем Крутобока? — нетерпеливо предложила Остролапка, вытерев усы и облизав лапы.

— Солнце уже поднялось на макушку неба?

— Нет еще.

— Тогда дадим им еще немного отдохнуть, — решила целительница и, пройдя в заднюю часть пещеры, принялась деловито обнюхивать свои запасы. — Нужно набрать еще немного бурачника, — пробормотала она. — Наши запасы подходят к концу, а у Крутобока с Милли могут быть гнойные раны… Бурачник растет возле озера, на гребне холма.

У Остролапки даже подушечки на лапах зачесались от волнения.

— А ты не будешь их будить до моего возвращения?

Она могла бы очень многому научиться, ухаживая за этими двумя котами. С тех пор, как она стала ученицей целительницы, ей еще ни разу не доводилось лечить настоящих больных. Остролапка изо всех сил старалась запомнить названия трав и их применение, но в глубине души считала, что дело пойдет куда быстрее, когда ей придется применить свои познания на практике. Тогда и запоминать травы будет куда проще!

— Не буду, если ты быстро обернешься и не станешь терять время, — пообещала Листвичка.

— Я мигом!

Листвичка снова вернулась к своим травам, принявшись пересчитывать маковые зернышки. Остролапка метнулась к выходу, но на пороге вдруг остановилась и спросила:

— Грозовое племя ведь провело ночь прощания с Крутобоком, да?

— Да, — ответила целительница, не отрываясь от своего занятия.

— Значит, он теперь мертвый? Я имею в виду, в глазах Звездного племени?

— Я думаю, Звездное племя не глупее нас с тобой и отлично может отличить живого от мертвого, — фыркнула Листвичка.

— Но как же Воинский закон? По Воинскому закону он мертв или нет?

— Вчера ночью он показался тебе мертвым? — теряя терпение, спросила Листвичка.

— Нет, но если он не мертвый, значит, он продолжает оставаться глаша…

28
{"b":"121121","o":1}