ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сердце Сумрака
Победа над СДВГ. Игровая методика для подростков и юных взрослых с синдромом дефицита внимания и гиперактивности
Понедельник начинается в субботу
Сладости без сахара. Пирожные, торты, печенье, конфеты
Мой красавчик
Возвращение в Острог
Пик
Ложные приговоры, неожиданные оправдания и другие игры в справедливость
12 магических дней. Волшебство Нового года для жизни вашей мечты

– Сэр, нет ничего необычного в том, что люди бывают похожи. Скажем, у меня и моих братьев много общих… Боже, мои братья!

Натан тоже был поражен.

– А может, один из ваших братьев – отец Гаррета?

Джед в волнении прошелся по комнате.

– Есть только один способ узнать правду, сэр.

– Что вы предлагаете?

– Спросить у Кэролайн.

– Но она отказывается назвать отца.

– Мне она скажет, – заявил Джед, уже открывая дверь.

Он взбежал по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Подбежал к комнате Кэролайн и распахнул дверь, даже не постучав.

Она читала, сидя в кровати. Вздрогнув от неожиданности, натянула на себя простыню, прикрыв ночную рубашку.

– Джед, в чем дело? Что случилось?

Он пристально посмотрел на нее.

– Скажите мне правду, Кэролайн. Кто из моих братьев отец Гаррета?

С момента появления Джеда Кэролайн боялась, что он узнает правду. И вот этот ужасный момент настал.

– Как вы смели ворваться в мою комнату без стука?! Уходите сейчас же!

– Не надо разыгрывать передо мной негодование, дорогая леди. Благодаря вам человек, которого я уважал более пятнадцати лет, только что обвинил меня в бесчестном поведении по отношению к его дочери.

– Но я никогда не говорила, что вы – отец Гаррета!

Джед стукнул себя по лбу ладонью.

– Теперь-то я понимаю, почему Калхоун и Слаттер бросали такие слова! – Он сорвал с нее простыню, схватил за руку и стащил с кровати.

– Вы соображаете, что делаете?! Уберите от меня руки!

Схватив халат, лежавший в ногах кровати, Джед набросил его ей на плечи.

– Надевайте. Я хочу, чтобы ваш отец услышал правду из ваших уст, а не из моих.

Кэролайн скрестила на груди руки.

– Я никуда с вами не пойду. Убирайтесь отсюда.

Он попытался силой надеть на нее халат, но она, отталкивая его, закричала:

– Я не сойду с этого места!

– А это мы еще посмотрим. – Подхватив Кэролайн на руки, Джед направился к двери.

Всю дорогу, пока он нес ее вниз по лестнице, она пыталась высвободиться. Усадив ее на стул перед столом, за которым сидел Натан, Джед сказал:

– А теперь говорите. Мы хотим знать правду.

Кэролайн вскочила на ноги.

– Отец, почему ты позволяешь этому грубияну так обращаться со мной?

– Дорогая, он всего лишь хочет знать правду. И я тоже.

– Который из моих братьев, Кэролайн? Теперь они все счастливо женаты, у них свои семьи, так что вы можете получить удовлетворение, осложнив жизнь одного из них.

– Как смеете вы задавать такие вопросы?!

– Вы лишили Гаррета отца, разве не так?

– У меня есть на то веская причина.

– Ни одна причина не может быть достаточно веской. Все мои братья – достойные люди. Они много работают и полностью отдают себя женам и детям.

– А мы говорим об одних и тех же людях? – с усмешкой произнесла Кэролайн. – Помнится, в Виргинии весь округ знал, какие они лихие мальчики.

– Проснитесь, леди. Мои братья давно не мальчики, они взрослые мужчины. Они пережили эту проклятую войну и видели, как умирали их друзья, те, которых они любили. И если бы любой из них узнал, что у него есть сын, то уж будьте уверены, он не стал бы отказываться от него. Так что посмотрите в зеркало, и вы увидите, кому следует повзрослеть.

– Хватит! Помолчите! – потребовал Натан. – Что толку пререкаться?..

– Но я хочу знать, кто из моих братьев – отец Гаррета.

– Ты должна сказать ему, Кэролайн. Джед прав, ты не можешь утаивать правду от отца ребенка. Он имеет право знать.

Она перегнулась через стол и посмотрела отцу в глаза:

– А как насчет моих прав? Я его родила, лечила, осушала его слезы. Я смеялась, когда он смеялся, плакала, когда он плакал. Мое сердце кровоточило, когда он, играя, разбивался в кровь. И мне вовсе не нужен мужчина, который породил его.

Но на Джеда ее слова не произвели ни малейшего впечатления.

– Бесчисленное множество матерей делали то же самое до вас. Это не меняет того факта, что у моего брата есть право знать правду.

– Милая, скажи ему… – пробормотал Натан.

– Чтобы этот человек приехал и забрал у меня сына? Гаррет – моя жизнь, папа. Я не могу без него. – Она повернулась к Джеду: – Вы сами сказали, что это только осложнит жизнь вашего брата. Так зачем ему знать?..

– На кону не только ваши чувства и чувства моего брата. Мальчику нужно знать своего отца, своих братьев и сестер. Если вы любите Гаррета так сильно, как говорите, то обязаны сказать правду ради него.

Джеду этот разговор давался с огромным трудом, но он не мог отступить. К тому же он верил в порядочность своих братьев, верил, что любой из них поступил бы правильно в отношении мальчика.

Кэролайн сделала глубокий вдох и выпалила:

– Отец Гаррета – Энди.

Джед пристально посмотрел ей в глаза:

– Какого черта? Зачем вы состряпали такую ложь? У вас совсем нет совести?

Она в замешательстве пробормотала:

– Что вы имеете в виду? Я говорю правду.

– Но Энди мертв. Вам это хорошо известно, и теперь вы пытаетесь взвалить вину на человека, которого уже нет в живых?

Кэролайн побледнела.

– Он… он умер? Я не знала. – Она опустилась на стул. – Как это случилось? И когда?

– В шестьдесят третьем. Погиб в Геттисбергском сражении. Он был в дивизии Пикетта.

Когда она снова взглянула на него, в ее глазах блестели слезы.

– Мне очень жаль. – Ее подбородок дрожал, она старалась сдержать слезы. – Он был таким милым. Таким добрым и хорошим. И все это время я думала… Клянусь, я даже не подозревала…

– Я вам не верю. Энди был совсем ребенком – ему было не больше шестнадцати, когда вы уехали из Виргинии.

– А мне – только пятнадцать. Выходит, и я была ребенком, не так ли?

– Вы знали, что беременны, когда уезжали?

– Нет, я поняла это только тогда, когда мы уже были в море.

Джед повернулся к Натану:

– Вы знали, сэр?

– Конечно, нет. Если бы я знал, то настоял бы, чтобы они поженились.

– Но это не объясняет, почему вы не написали ему, Кэролайн, не сообщили. У вас было для этого достаточно времени.

– Я написала ему, но он так и не ответил.

Джед в гневе сжал кулаки. Стараясь успокоиться, он сделал несколько глубоких вдохов.

– Выходит, мой брат лег в могилу, не зная, что у него есть сын? А мои родители умерли, не зная, что у них есть внук, который должен хранить память об их сыне. Вам не приходило в голову, что Энди мог не получить вашего письма?

– Не получив от него ответа, я решила, что он не хочет нас знать.

– Вы действительно думаете, что парень, который хотел стать священником, мог бросить вас и своего ребенка? Я не верю этому.

– Мне было шестнадцать, когда родился Гаррет, и я сама была почти ребенком. Мне было ужасно стыдно, я чувствовала себя виноватой в том, что забеременела не в браке. Неужели это так трудно понять?

– А вам не приходило в голову написать моим родителям? Могли бы, по крайней мере, сообщить им о внуке.

– Зачем? Чтобы они заставили Энди жениться на мне, когда я думала, что он не хочет этого? Ваши рассуждения – это рассуждения взрослого человека. Посмотрите на все глазами шестнадцатилетней девочки.

– Но вам больше не шестнадцать лет! Что сейчас у вас в голове?! Почему вы по-прежнему не хотите, чтобы сын Энди узнал о своем отце? По крайней мере, могли бы сказать правду мне. Могли бы сказать в тот же миг, как мы встретились через столько лет.

– Но я была… в смятении. Именно поэтому мне хотелось, чтобы вы побыстрее от нас уехали. Я же не знала, что Энди мертв. Я думала, что вы все ему расскажете, а он, узнав правду, захочет сам растить Гаррета и заберет его в Виргинию.

– Ваши страхи только начинаются, дорогая леди.

– Не пытайтесь мне угрожать, Джед, Раз мы с Энди не были женаты, то у вас нет никаких прав на Гаррета.

– Ошибаетесь, потому что Гаррет – Фрейзер. Следовательно, это дело семейной чести. Пока я жив, он будет воспитываться как Фрейзер. – Джед повернулся к Натану – Капитан Коллинз, я прошу вашего разрешения жениться на вашей дочери.

15
{"b":"121124","o":1}