ЛитМир - Электронная Библиотека

– Жениться?! – взорвалась Кэролайн. – Что за нелепость?! И кто из нас сейчас рассуждает как ребенок?

Натан вздохнул. Немного помедлив, проговорил:

– Джед, ничего лучшего я не мог бы и пожелать для моего внука. Конечно, я даю разрешение. Но решать будет моя дочь.

– А мое решение – «нет», – заявила Кэролайн. Джед даже не взглянул на нее.

– Тогда могу ли я просить вас еще об одном одолжении, сэр? Не перепишете ли вы всю землю и лесопилку на Гаррета, назначив меня душеприказчиком?

Джед ждал ответа затаив дыхание. Натан долго молчал, о чем-то напряженно размышляя. Наконец поднялся и протянул ему руку.

– Вам я доверяю Джед, как никому другому.

– Спасибо, сэр. Я думаю только о благе Гаррета.

Кэролайн в ужасе смотрела на отца.

– Ты так поступаешь со мной, папа?

– Только для того, чтобы защитить интересы Гаррета, дорогая. Тем самым я защищаю и твои интересы.

– Как ты думаешь, я долго пробуду здесь, когда все перейдет в руки Джеда? А ведь это – единственный дом, который Гаррет когда-либо знал! Он любит его. И если я заберу его отсюда… Ах, я не могу поверить, что ты способен на такое, отец! – Покосившись на Джеда, она сквозь зубы процедила: – В тот самый миг, когда вы снова появились в нашей жизни, я поняла: быть беде.

– Мне очень жаль, что наши отношения складываются так неудачно, Кэролайн, но обязанности есть обязанности. И мы, Фрейзеры, всегда стоим на страже интересов друг друга. Я надеюсь, что вы, подумав, примете мое предложение и выйдете за меня замуж.

– Только когда ад замерзнет, мистер Фрейзер. – Вскинув голову, Кэролайн гордо направилась к двери – настолько гордо, насколько это было возможно, вышагивая босиком.

Глава 8

На следующее утро гнев еще тлел где-то у него в груди, и малейшей искры было бы достаточно, чтобы он вспыхнул с новой силой.

Он ожидал, что Кэролайн встретит его в штыки, возможно, даже откажется ехать с ними в Сакраменто. Но, к его величайшему удивлению, она вышла к завтраку совершенно спокойная и сказала всем «доброе утро».

Решив, что у Кэролайн созрел какой-то план, Джед готовился дать ей надлежащий отпор. Он восхищался силой ее духа и стойкостью, но все же не собирался отступать – ведь на карту было поставлено будущее Гаррета.

Почти всю ночь он провел в раздумьях. Даже если Кэролайн говорила правду и действительно написала письмо, что представлялось сомнительным, то почему же она молчала все последующие годы, почему не известила остальных членов семьи о существовании Гаррета? Подобное поведение казалось совершенно непростительным. Ведь потом, повзрослев, она должна была все понять.

Что ж, как бы то ни было, а для нее пришло время держать ответ за свои поступки. «Хотите вы или нет, Кэролайн Коллинз, а мы поженимся. Сын моего брата будет по праву носить имя Фрейзеров».

– После завтрака никуда не уходи, дорогой, – послышался голос Кэролайн.

Джед поднял голову и увидел, что она обращается к Гаррету.

– Да-да, милый, не уходи. Мы сегодня едем в Сакраменто, поэтому я не хочу искать тебя. Останься дома или побудь в саду.

– Нам надо ехать? – удивился Гаррет.

– У дедушки и мистера Фрейзера там дела, а мы едем с ними.

– А мы сможем взять с собой Баффера?

– Нет, он останется дома и будет спать в конюшне. Мы не задержимся там дольше двух дней.

– Но кто его покормит?

– Ты же знаешь, что он в состоянии и сам найти себе еду и питье. Он уже оставался один.

– Но, мама, Баффер не любит оставаться дома. Я хочу, чтобы мы взяли его с собой.

– Мой милый мальчик, это невозможно. А теперь иди и делай, что я сказала.

Гаррет со вздохом поплелся наверх.

– Так вы действительно намерены сопровождать нас в Сакраменто? Вы больше не будете спорить? – спросил Джед.

– Я уже все сказала вам вчера вечером в саду.

– Я подумал, что после разговора, состоявшегося позже, вы могли изменить свое решение.

– Я долго размышляла после этого разговора… – Бросив взгляд на отца, Кэролайн добавила: – Я пришла к выводу, что было бы разумнее всего принять предложение и выйти за вас замуж.

– Милая, какая замечательная новость! – обрадовался Натан. – Я знал, что твой здравый смысл победит.

– Будем надеяться, что мистер Фрейзер не раздумает, когда услышит то, что я скажу дальше. Вчера вечером вы, Джед, выдвинули свои условия, а теперь я выскажу свои. Если бы вы проявили терпение и понимание, у вас были бы шансы понравиться мне, со временем я могла бы полюбить вас. Но вы все разрушили, вынуждая меня вступить в брак.

– Кэролайн, я сожалею об этом. Но я знаю, что Гаррет полюбит мою семью, а они полюбят его.

– Прекрасно. Но ни при каких обстоятельствах ни я, ни Гаррет не покинем дом моего отца. Сходя на берег, вы будете вольны останавливаться здесь или в любом другом месте по вашему выбору. Мне все равно. Вы согласны?

– Да, конечно. Не вижу здесь проблемы.

– И ни при каких обстоятельствах вы не будете брать с собой Гаррета куда бы то ни было, не поставив меня в известность. В таком случае или я, или мой отец будем сопровождать вас. Согласны?

– А вы не обсуждали этот пункт с тем странным существом, которое называете сторожевой собакой?

Не обращая внимания на его сарказм, она повторила:

– Вы согласны?

– Мне ваше требование представляется нелепым, но я согласен.

– И далее. Наш брак будет таковым только по названию. Мы не будем спать в одной комнате. Вы согласны?

– Разумеется, нет. Я не потерплю закрытых дверей между нами. И я не собираюсь стучаться, прежде чем войти в спальню моей жены.

– Хорошо, я подумаю над этим. Но супружеское ложе исключается.

– А вам не приходило в голову, Кэролайн, что супружеское ложе – это одна из заслуженных наград мужа и жены?

Она покраснела и покосилась на отца.

– Я согласна выйти за вас замуж, Джед, но я не хочу быть вашей женой.

– Я не собираюсь набрасываться на вас, если именно это вас заботит. Но дверь между нашими комнатами должна оставаться незапертой.

Натан ударил кулаком по столу:

– Хватит! Довольно! Не желаю слушать этот вздор. Пойми, Кэролайн, ведь у мужчины есть потребности!

– Мне это хорошо известно, и ему следовало бы подумать над этим, прежде чем вынуждать меня принять предложение против моего желания.

Натан сочувственно посмотрел на Джеда и вышел из комнаты.

– Так вы согласны? – спросила Кэролайн. – Супружеское ложе…

– Будет только по вашему желанию, миледи. Даю слово.

– Очень хорошо. Тогда я принимаю ваше предложение. Можете назвать дату?

– Чем скорее, тем лучше. Но мне кажется, что ад уже замерз, поэтому теперь, когда вы согласились выйти за меня замуж, может быть, стоит немного подождать, когда он оттает?

Она с трудом удержалась от улыбки. Временами он бывал на редкость остроумным.

– Назовите дату, мистер Фрейзер.

– Я бы хотел, чтобы присутствовали мои родственники. Поскольку же нас здесь только трое, то лучше нам поехать к ним. Поедем, как только закончим дела в Сакраменто. Но, Кэролайн, ради будущего мира в семье я должен сказать, что ваше отношение к нашему браку начинает действовать мне на нервы.

– Вам следовало подумать об этом до того, как вы предъявили мне ультиматум. – Она с невозмутимым видом вышла из комнаты.

«А чего ты ожидал, Фрейзер? Поцелуев и объятий?» – думал Джед, глядя ей вслед. Она шла, чуть покачивая бедрами, – эта походка ужасно возбуждала его. Что же касается ее условий… Он воспринял эти условия скорее как вызов и твердо решил, что заставит ее изменить свое отношение к этому браку.

Кэролайн задумчиво расхаживала по спальне, заново переживая сцену за завтраком.

Джед всегда был на редкость уравновешенным, он прекрасно владел собой, поэтому его гневная отповедь прошлым вечером очень удивила ее и даже напугала. В результате доверие, которое она уже начала испытывать к нему, сменилось неприязнью.

16
{"b":"121124","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Воздух, которым ты дышишь
Темное время
Homo Deus. Краткая история будущего
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Фауст. Сети сатаны
Воспитание свободой. Школа Саммерхилл
Некрасавица и чудовище. Битва за любовь
Шутка
Новая жизнь. Боги