ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Гаррет.

– Чудесно, – ответил Джед.

Кэролайн сняла туфли и чулки и села на край прудика, свесив в него ноги.

– О, какое блаженство! – сказала она с улыбкой.

– Гаррет, не хочешь ли ко мне? – спросил Джед.

– Наверное, это очень похоже на ванну.

– А что в этом плохого?

– Но ведь мама все равно заставит меня мыться, когда мы придем домой.

– Нет-нет, ни в коем случае, – рассмеялась Кэролайн.

– Дедушка говорит, что если я буду слишком часто купаться в ванне, то сморщусь, как слива. Это правда, мама?

– Конечно, нет. Ты же знаешь, что дедушка любит пошутить.

– Теперь я понял!.. – воскликнул Джед. – Понял, чего мне не хватало все эти годы.

– Это лучше, чем плавать в океане? – спросил Гаррет.

– В такой воде, как эта, обычно не плавают.

– А я считаю, что глупо просто так сидеть в воде, – заявил Гаррет.

– Но намного лучше, чем цепляться за ветку в быстрой реке, парень. – Джед подмигнул Кэролайн, потом закрыл глаза и расслабился.

Через несколько минут он посмотрел на берег и увидел, что Гаррет с Баффером гоняются за бабочкой. Кэролайн же по-прежнему сидела у воды, погруженная в свои мысли. Летний ветерок растрепал ее волосы, и она подняла руку, чтобы убрать локон со щеки. В эти мгновения она походила на ожившую картину, он сожалел, что не умеет рисовать и не может запечатлеть такой чудесный момент на полотне.

– О чем ты задумалась? – спросил он.

– Просто думала о том, что сегодня прекрасный день. Последние две недели были ужасно беспокойными – грохочущие поезда, множество людей…

– Понимаю, о чем ты. Именно спокойствие и безмолвие привлекают меня в море.

– Я люблю, когда вокруг царят мир и покой, когда тихо. Ну… не считая пения птиц. Природа во всей своей красе – это замечательно. Мне не понравилось бы жить в городе.

– Насколько я помню, в Виргинии ты тоже не была любительницей балов и вечеринок.

– Да, я действительно предпочитаю уединение.

– Тебе в самом деле понравилось в гостях у моих родственников?

– О да! У тебя замечательные братья, но общество женщин доставило мне еще большее удовольствие. Я ведь всегда была лишена его, если не считать общества моей матери. А жены твоих братьев – они совершенно удивительные. Я ни разу не почувствовала себя неловко в их обществе.

Она встала.

– Я считаю, ты уже достаточно долго пробыл в воде. Ты ведь не хочешь стать похожим на сливу? – Джед стал выбираться из воды, и Кэролайн со смехом схватила полотенце. – Если хочешь смыть с себя соль, речка рядом.

– Нет, я ополоснусь, когда мы вернемся.

– Хочешь, чтобы я снова перетянула ребра?

– Думаю, в этом нет необходимости. Теперь я уже совсем не чувствую боли.

Он улегся животом на одеяло и закрыл глаза.

– Солнце так славно пригревает.

Кэролайн воспользовалась возможностью незаметно рассматривать его. Ветер растрепал его темные волосы, блестевшие на солнце. Его мускулистое тело отличалось идеальными пропорциями. Широкие плечи были бронзовыми от загара, узкие бедра немного светлее, а облепившие влажные ноги подштанники, казалось, подчеркивали длину его мускулистых ног.

Женщина, конечно, могла сердиться на такого мужчину, но никогда не смогла бы оставаться к нему равнодушной. К нему неудержимо тянуло, как бы она ни противилась этому влечению.

– Джед, я хочу рассказать тебе о нас с Энди.

Кэролайн ждала ответа, но он молчал. Она подошла к нему поближе и увидела, что он спит. Но как же так?.. Она, наконец, набралась храбрости и решила рассказать ему обо всем – а он заснул!

Кэролайн отошла и уселась в тени дерева.

Она почти задремала, когда к ней подбежал Гаррет.

– Посмотри, мама! Я нашел клевер, у которого четыре листочка.

– Это чудесно, дорогой. Считается, что такой клевер приносит удачу.

– Как ты думаешь, он сможет сделать так, чтобы па остался с нами?

– Милый, мой, не стоит надеяться на невозможное. Потому что тебя ждет разочарование. Помоги мне распаковать наши припасы, а потом мы разбудим Джеда и перекусим.

– А ты будешь рада, когда он уйдет в море? – спросил Гаррет, усаживаясь перед красной в белую клетку скатертью.

Джед тем временем проснулся и теперь прислушивался к их разговору. Услышав вопрос Гаррета, он затаил дыхание.

– Нет, Гаррет, я буду так же грустить, как и ты. Но мы с самого начала знали, что так будет. И мы не должны ожидать, что из-за нас он изменит свои планы. Джед и так очень много для нас сделал. Хотя я уверена: он предпочел бы больше времени проводить со своими родственниками.

– Ну и пусть! Я все равно пожелаю над клевером, чтобы он остался.

– Иди и разбуди его, дорогой. Ты, наверное, уже проголодался.

* * *

Джед поднялся, потянулся и на мгновение замер в изумлении. Боль в области ребер почти исчезла, и он даже сумел натянуть брюки без посторонней помощи.

Они наскоро перекусили, и Кэролайн принялась складывать в корзину остатки еды. Джед же, прислонившись к стволу дерева, молча наблюдал за ней, размышляя о том, как легко она находила ответы на очень непростые вопросы. В этом она походила на его мать.

Прошло уже шесть лет с тех пор, как его родители ушли из жизни, но он частенько вспоминал о них, когда находился в море. Его не было рядом, когда они умерли, и он очень сожалел о том, что не присутствовал на их похоронах. Но именно поэтому – то есть потому, что он не видел родителей усопшими, – ему иногда чудилось, что они до сих пор живы.

Глубоко задумавшись, Джед машинально теребил узенький браслетик из нанизанных на нитку бусин, который мать дала ему на память, когда он первый раз уходил в море.

– Почему ты носишь это? – спросил Гаррет.

– Как?.. Что ты сказал? – спросил Джед, возвращаясь к действительности.

– Почему ты носишь этот браслет на запястье?

– Моя мама сделала его специально для меня. – Он опустил руку, чтобы мальчик мог лучше рассмотреть браслет.

– А что означают эти буквы?

– Из них складывается мое полное имя: Джедемая.

– Для чего твоя мама дала тебе такое длинное имя?

– Ну… наверное, для того, чтобы оно было похоже на библейское. Насколько отец позволил, – добавил Джед с усмешкой.

– Твоя мать хотела дать тебе библейское имя? – удивилась Кэролайн. – А ведь у твоих братьев – самые обычные имена.

– Если бы мама могла сама выбирать имена, ее первые четыре сына были бы Матфей, Марк, Лука и Иоанн. Но па был против, он заявил, что это нисколько не лучше, чем Билли или Боб. – Джед тихонько рассмеялся. – Па был ужасно упрям, но к тому времени когда на свет появился я, характер его смягчился, и он охотно шел на компромиссы. Маме нравилось имя Джеремая из Библии, но отец не выносил его, ему нравилось имя Джед. Они долго спорили и, в конце концов, сошлись на том, что их сын будет носить имя Джедемая. И мои братья, когда были юнцами, постоянно подшучивали надо мной по этому поводу.

– А почему ты назвала меня Гаррет, мама?

– Так звали в девичестве твою бабушку, пока она не вышла замуж за дедушку.

– Я думал, что бабушку звали Эмили. Так ее всегда называл дедушка.

– Так и есть. Гаррет – это была ее фамилия.

– А как это «в девичестве»? Это слово похоже на слово «девушка».

– Так говорят о девушке, если она не замужем.

– Я думал, что если девушка не замужем, то ее зовут «мисс».

Кэролайн рассмеялась:

– И так тоже.

– Тогда почему есть два разных слова, которые означают одно и то же? Это же глупо, – фыркнул Гаррет.

– Конечно, глупо. – Кэролайн с веселой улыбкой взглянула на Джеда. – Глупо, Но тут уж ничего не поделаешь. Да, похоже, нам пора собираться в обратный путь, – добавила она, взявшись за корзину.

43
{"b":"121124","o":1}