ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ахура-Мазда (или Мазда, как нередко именует его «Авеста» еще до религиозной реформы Заратуштры признавался верховным божеством иранского пантеона, причем в отличие от других мифологических традиций индоевропейцев (индийской, греческой, римской, скандинавской, балто-славянской), в которых верховным богом выступал громовержец, иранское божество представлялось богом-жрецом; по замечанию Л. А. Лелекова, иранцы «подчеркивали духовность его сущности и действий. Он творит мир усилием или посредством мысли и требует себе чисто духовного поклонения, молитвы перед священным огнем». М. Бойс добавляет: «Ахура-Мазда в представлении верующих ни с какими природными явлениями не связывается, но является воплощением мудрости, которая должна управлять всеми действиями и богов, и людей».

Заратуштра своей реформой довел возвеличивание Ахура-Мазды до логического финала: он признал Мазду единственным несотворенным божеством, предвечным первоначалом всего сущего. В «Гатах» пророка говорится:

Святым Духом и Доброй Мыслью
По Истине и делами и речами
Ему дадут Целостность и Бессмертие:
Мудрый властью — Благочестием Господин.
Для Духа Святейшего здесь наилучшее
Языком-словами, в согласии с Доброй Мыслью,
Руками-делами, в Благочестии, будет делать
С одною думою: «Он отец Истины — мудрый».
Так Святым Духом, о Мудрый Господь,
Преподал причастному Истине, что же есть наилучшее, —
Противу твоего одобрения наделяет злокозненный
Этот /мир/ делами, он, живущий по Злой Мысли.
Так Святым установил Духом, о Мудрый Господь,
Огнем, во благо, раздачу обоим ранам
Под знаком Благочестия и Истины:
/Грядущее воздаяние/ ведь многих взыскующих обратит.[48]

Согласно «Бундахишн», при сотворении мира Ахура-Мазда создал себе помощников — благих божеств Амеша Спента (букв. «Бессмертные Святые»). Это Святой Дух Спента Майнью, Добрая Мысль Воху Мана, Лучшая Истина Аша Вахишта, Благая Власть Хшатра Вайрья, Святое Благочестие Спента Армайти, Целостность Хаурватат и Бессмертие Амертат. В «Яшт» о них сказано:

Семеро единодушных,
Семеро единогласных,
Семеро единовластных,
Имеющих мысль, и слово,
И дело одно и то же,
И одного родителя,
И одного повелителя —
Ахура-Мазду Творца.
Видящих душу друг друга
В думах о мысли благой,
В думах о слове благом,
В думах о деле благом…
Летящих по светлым путям,
Ведущих их к возлияньям.
Творений Ахура-Мазды
Они — творцы, созидатели,
Создатели, и хранители,
И стражи, и покровители.
По своему изволению
В жизнь превратят создание
Без умирания, без увядания
И без истления,
Вечноживущую, вечнорастущую
И самовластную,
Из мертвых восстанет
И явится вживе
Бессмертный Спаситель
И мир претворит.[49]

Воху Мана считался покровителем домашнего скота, Аша Вахишта — покровитель огня, Хшатра Вайрья покровительствует металлам, Армайти — земле, Хаурватат — воде, Амертат — растениям. Спента Майнью покровительствует человеку. Согласно мифу, Заратуштра общался поочередно с каждым из Амеша Спента в различных местностях Ирана и получал от них наставления в зороастрийской вере.

По замечанию М. Бойс, «Зороастр учил, что Маинйу этих добродетелей и качеств входили в доброго человека и покидали его, если он склонялся ко злу, но постоянно они сосуществовали с Ахура-Маздой… Пророк связывал эту идею семиричных божеств с семью творениями, соединяя таким уникальным образом материальное с нематериальным».

Впрочем, сам Заратуштра, если судить по «Гатам», не признавал Амеша Спента в качестве «самостоятельных» божеств; он видел в них, вероятно, своего рода аллегории благих качеств Ахура-Мазды. Для него не существовало других богов, кроме Мазды, поэтому он отвергал и древних индоиранских божеств (Митру, Индру, Харахвати, Веретрагну), причисляя их к дэвам. При этом, как пишет И. В. Рак, «культы старых богов, отвергнутых Заратуштрой, в народе никогда не прерывались и вскоре /после смерти пророка/ были приняты самими зороастрийцами, которые для этого ввели в теологию специальное понятие язаты — „достойные почитания“. Оно встречается уже в „Семиглаве“, но только применительно к Ахура-Мазде, в „Младшей Авесте“ же язатами именуются все старые отвергнутые боги, кроме Индры и еще нескольких. Авестийские тексты… приписывают язатам иерархическое положение более низкое по сравнению с божествами Амеша Спента».[50]

Среди язатов особое положение занимает Митра — божество договора и клятвы, хранитель закона и порядка, установленного Ахура-Маздой. Вдобавок Митра — бог солнца; когда он совершает путь по небу на своей огненной колеснице, его сопровождают братья — бог справедливости Рашну и бог послушания Сраоша, колесницей правит богиня изобилия и удачи Аши, а богиня Даэна (божество зороастрийской веры) прокладывает путь. В «Яшт» о Митре говорится:

И смертного нет в мире
С такой дурною мыслью,
Чтобы была сильнее,
Чем Митры мысль благая.
И смертного нет в мире,
Чтобы дурное слово
Сильнее молвил, чем бы
Благое слово Митра.
И смертного нет в мире,
Чтобы дурное дело
Сильнее сделал, чем бы
Благое дело Митра.
И смертного нет в мире,
Чей разум был бы больше,
Чем разум прозорливый
Божественного Митры.
И смертного нет в мире,
Чтоб так же чутко слышал
Обоими ушами,
Как слушит чуткоухий,
Тысячеумный Митра —
Он видит всех лжецов.[51]
Языческие божества Западной Европы. Энциклопедия - i_054.jpg

Еще Митра почитался как бог войны, сражающийся на стороне праведных и карающий отступников от веры и нарушителей клятвы. Его свиту составляли божества, так или иначе связанные с договором и клятвой: Айрьяман (дружба), Арштат (справедливость), Хамварати (доблесть), Хварана (слава истины).

вернуться

48

Перевод С. П. Виноградовой.

вернуться

49

Перевод И. М. Стеблин-Каменского.

вернуться

50

«Семиглав», иначе «Ясна семи глав», — семь коротких молитв, прославляющих Ахура-Мазду и Амеша Спента. «Младшая Авеста» — собрание авестийских текстов, составленное в правление Сасанидов (IV в. н. э.).

вернуться

51

«Михр-яшт», перевод И. М. Стеблин-Каменского.

28
{"b":"121127","o":1}