ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Устав слушать уханье и недовольное бурчание пустых со вчерашнего дня желудков, члены жюри обменялись понимающими взглядами и, решив, что даже если охотничья партия совершит героический прорыв и продвинется за час еще на пять метров, то догнать их все равно будет несложно, развели костерок.

С сомнением и неоднократно осмотрев со всех доступных сторон и обнюхав доставшийся им сухой паек, они насадили на прутики и пристроили над огнем черствый черный хлеб вперемежку с глазастой вяленой рыбой и бледно-оранжевыми кусочками твердокаменной хурмы.

Каждое их движение сопровождалось косыми завистливыми взглядами команды Жермона.

Были ли томные взоры в адрес чужой трапезы перехвачены бароном Бугемодом, созрела ли вдруг стратегия, настаивавшаяся всё утро, или бурным течением отпущенного времени размыло и унесло благоговение перед несгибаемым матриархом рода, но Жермон хлопнул в ладоши, энергично потер руки – перчатка о перчатку – и торжественно, во всеуслышание объявил:

– Скоро обед…

Поднявшийся оживленный гомон, впрочем, умер через секунду, когда последовало продолжение речи:

– …а, кроме меня, его еще никто не заработал. Сборище бездельников и дармоедов, ничего не смыслящих в охоте – вот кто меня окружает.

– Но, ваше превосходительство…

– Молчи, Выдрень, и слушай, – сурово сдвинул кустистые брови барон. – Сейчас вы разобьетесь на три отряда, поделите собак и отправитесь искать след. Возчики займутся приготовлением еды на всех. Через два часа я жду вас на этом месте с докладами. Вопросы есть? Нет? Так валите отсюда, раздери вас верява, не стойте, как пни!!!

Пять минут спустя вокруг упрямого арбалета не осталось никого, кроме барона, его оруженосца Сомика, орудийного расчета – возчика и двух лохматых парней глуповатого вида, и нетерпеливо поглядывающих на свой неспешно поджаривающийся обед членов жюри.

По распоряжению Бугемода оруженосец и возчик тоже развели костер, подвесили над огнем двадцатилитровый котел, извлекли из дорожных мешков бурдюки с водой, почищенные овощи, порезанной мясо и занялись приготовлением охотничьего рагу[47].

Сам же барон, натура деятельная и праздности не переносившая в принципе, спешился, встал рядом, скрестил руки на груди и принялся руководить процессом.

Учитывая его настроение, бедным поварам не удалось сделать правильно ни одного движения. Дрова в костре были не той породы, не того размера и степени сухости. Котел был подвешен то криво, то косо, то высоко, то низко, то вверх ногами. Воды в него было налито то слишком мало, то слишком много. Овощи крошились то слишком крупно, то слишком мелко. Картошку бросили вперед морковки. Мясо положили слишком рано. Посолили слишком поздно. Упустили в котел ложку. Половник. Шапку. Уронили в рагу целую луковицу. Просыпали на землю приправы. Собрали их вместе с травой, листьями и землей. Встали не тем боком не с той стороны…

Когда затравленные кашевары, истерично вздрагивающие при каждом баронском вдохе, уже всерьез обдумывали, прыгнуть им в этот котел самим, или сунуть туда его превосходительство, энергичному барону пришла в голову новая мысль, и он вдруг и сразу потерял к ним всякий интерес.

Разве приготовление какой-то еды – достойное занятие для будущего правителя целой страны?

Настоящего царя, каким, без сомнения, он собирался стать через полторы недели, должны волновать настоящие дела государственной важности: охота, маневры, войны и… и…

И слегка расфокусированный взор предавшегося мечтаниям барона упал на то, чего старательно и целенаправленно избегал последние несколько часов. Охота, маневры и война. Охота и война…

Жермон застыл с задумчиво-озадаченной физиономией, чувствуя, что идея притаилась где-то рядом, и не желая спугнуть нечастую гостью в незнакомом помещении…

И тут его озарило понимание всей провидческой гениальности вдовствующей баронессы. Охота как война!!!

За гигантским кабаном не надо гоняться как за простой свиньей! Найти его – даже не половина дела, а всего лишь десятая часть. Главное – убить, а если слухи о его размерах правдивы, простой рогатиной это будет сделать невозможно. Значит, его надо найти и загнать под выстрел арбалета! Вот каков был план бабушки Удава!

Но не был ли он испорчен за время, проведенное в пути? Не расшатались ли крепления? Не ослабли ли канаты? Не заклинивает ли лебедку? А в городе?.. Его же едва не разломали в этой дурацкой арке!.. Действовать надо было немедленно.

– Эй, вы! – властно уперев левую руку в бок, правой он махнул артиллеристам, предусмотрительно спрятавшимся от высочайшего неудовольствия под елочкой и несколько самодовольно наблюдавшими за суровыми испытаниями кашеваров. – Ваша машина исправна?

– Исправна, ваше превосходительство, – обреченно вздохнув, выбрались они из укрытия и склонили головы.

– Проверьте и покажите, – распорядился Жермон.

– Прямо здесь? Так ведь лес кругом, – недальновидно попытался образумить хозяина один из парней.

Не исключено, что если бы вся баронская свита думала день и ночь, без перерыва на обед и сон, они и смогли бы придумать что-нибудь, что разъярило бы Бугемода быстрее и сильнее. Но вряд ли.

– Болваны!!! Остолопы!!! Безмозглые чурбаны!!! Тупицы!!! – возопил Жермон, обращаясь к равнодушно сереющему сквозь кроны деревьев небу. – А где, по-вашему, мы будем стрелять в кабана?!.. В Постолке?!.. В городе?!.. У тебя в огороде?!..

Под безостановочным градом язвительнейших вопросов и предположений касательно всех аспектов их рождения, жизни и умственных способностей, артиллеристы вскочили и кинулись готовить арбалет к залпу с такой скоростью, будто кабан уже несся на них сквозь кусты и подлесок.

Жюри перестало отплевываться от горячей, вяжущей рот хурмы с запахом подгоревшей вяленой рыбы и, как один, принялись заинтересованно следить за суетой вокруг осадного деревянного чудовища.

– …Крути, крути давай, на полную, не лодырничай, раздери тебя верява! – не терпящим возражений сердитым басом командовал барон расчетом.

Оба парня, пыхтя и обливаясь не по сезону потом, как заведенные вертели рукоятку лебедки, натягивающую канат-тетиву. В направляющем желобе уже покоилась, уставившись в небо, стрела – толстенный кол, обожженный для твердости с острого конца: отпускай защелку и стреляй. Арбалет, несмотря на возраст, отсутствие боевых заслуг и дальнюю дорогу находился в полной готовности к чему угодно.

Удовлетворенный проверкой Жермон облегченно выдохнул, с утомленным, но счастливым видом откусил от зажатого в кулаке расстегая половину[48] и отошел на шаг, первый раз за день со спокойной душой любуясь подаренным дальновидной бабушкой супероружием.

Хвилин, Комяк и Спиридон, еще десять минут назад ускоренно дожевавшие из своего обеда то, что было съедобно и медленно – то, что съедобно не было[49], сплоченным гуртом подошли к машине и теперь с видом ведущих экспертов оборонно-нападательной промышленности ходили вокруг, разглядывая простой надежный механизм, простукивая дубовые балки и попинывая массивные колеса.

– А что, завалит такая кабана? – степенно поинтересовался мнением приятелей Комяк и, задумчиво прищурившись, пощелкал ногтем по басовито загудевшему канату.

– По-моему, завалит, – сделав еще один круг и заглянув зачем-то под лафет, уверенно вынес вердикт Хвилин.

– А, по-моему, нет, – неожиданно прищурился, склонил голову набок и стал делать руками загадочные размашистые жесты Спиридон.

– Это почему еще?! – закашлялся, чуть не подавившись осетринным заливным барон, и с неприязнью и подозрением хмуро уставился на солдата.

– Да потому, – снисходительно пожал могучими плечами гвардеец. – Стрела у вашего баронства вот так торчит, торчмя, и стало быть, полетит она вот такочки, горкой…

Поискав глазами, где бы воплотить свои мысли во что-нибудь материальное, он повозил ногой пятьдесят шестого размера по земле, расчищая площадку соответственных габаритов, подобрал рядом палочку и принялся чертить.

вернуться

47

Только профаны думают, что охотничье рагу – это рагу, приготовляемое из того, что на охоте добыли. Охотничье рагу, как показал запасливый Жермон, это то, что на охоте едят. Так как карательная антикабанья экспедиция была рассчитана на два дня, то в меню у придворных барона Бугемода стояли также охотничьи говяжьи отбивные с охотничьим гороховым пюре, охотничьи рыбные пироги, охотничья фаршированная курица, охотничий салат из крабов и кукурузы, а на десерт – охотничьи профитроли. 

вернуться

48

Пятого по счету. А никто и не ожидал, что проверка боеготовности осадной машины окажется легким делом.

вернуться

49

 Еда, какая бы она ни была, в Постоле всё еще не выбрасывалась.

28
{"b":"121130","o":1}