ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разговор с фанаткой единственного оставшегося барона привел к полному и бесповоротному ее разоблачению.

Видеть на троне она желала если не лукоморского царевича, то царского брата Мечеслава, обретающегося сейчас под чудным заграничным именем Спиридон. А весь этот концерт с подносом и рюмкой устроила потому, что перед проводами охотников к ней в переулке подошел один мужик, дал серебряную монету и пообещал дать еще одну после того, как она все исполнит, как надо. Поднос, чара и ее содержимое были предоставлены вместе с инструкциями по их поднесению тем же мужиком. Несмотря на дурные предчувствия и противную физиономию, сказала Жужелка, мужик не надул, и после того, как дворяне разъехались, один на север, другой – на юг, или куда им там выпал жребий, нашелся на оговоренном месте и вторую монету отдал, хоть и не сразу.

Иван ли, Мечеслав ли, вздохнула бабка, демонстрируя в подтверждение своих слов извлеченные из-за пазухи две старинные серебряные костейские денежки, а серебро оно и в Узамбаре серебро, тем более что от ее желаний всё одно ничего не зависит.

– А как тот… муж-ж…жчина… – даже постаравшись, бабушка Удава не смогла выговорить простонародный эквивалент данного слова, – выглядел?

– Да обыкновенно выглядел, – недоуменно пожала щуплыми плечиками старушка. – Невысокий, худой… нос длинный, как клюв у грача… лицо узкое, ровно дверью прищемили… Неприятное. Волосня ниже плеч висит, на морду всё время падает… Постригчись не может уж, что ли… Мужик ить всё-таки, не баба…

– А одет как он был?

– В тулуп козий. Черный. Длинный. Вот и весь патрет.

– А что за поднос, какая рюмка была, не разглядели ли вы случайно?

– Случайно? – отчего-то насторожилась Жужелка. – Нет. Случайно – не разглядела. А вот специально – всё запомнила. Поднос тот обыкновенный, деревянный, таких раньше в трактирах да постоялых дворах в дюжине двенадцать было. А вот рюмочка особенная у него была. На ней гравировка уморительная: барсук зубастый в одной лапе кучу ягод каких-то держит, а в другой – большой стакан на ножке.

– Что?! – позабыв про положение и самообладание, сим положением предписываемое, вдовствующая баронесса подскочила на сиденье кареты, едва не пробив головой потолок и напугав до заикания бедную старушку. – Что ты сказала?!..

– П…п…п…б…б…б…б-барсук… со с…с…стаканом…д…д…д…

– Ох, извините, милочка… простите, простите великодушно… – держась одной рукой за сердце, другой – за локоть перепуганной швеи, матриарх рода Жермонов пришла в себя, устыдилась потери выдержки и смущенно приземлилась в месте запуска. – Из себя вышла… Это ж какой-то подлец у меня чару украл! Из фамильного сервиза! Которому цены нет! Ему ж триста сорок семь лет в субботу! Антиквариат! А он!.. Ох, вернусь сейчас домой… Ох, я верну-у-усь… Ну, да это вас не должно волновать, дорогуша. Я с татем сама разберусь, чтоб неповадно впредь было.

– Э-э-это п-правильно… – на всякий случай не сводя настороженных глаз с разгневанной двухметровой дворянки, нервно кивнула Жужелка. – Э-э-это т-только т-т-так с их б-братом н-надо…

– Только так, – сурово подтвердила общую позицию в отношении расхитителей чужой собственности баронесса и вежливо, но быстро выпроводила старушку, одарив на прощание еще двумя серебряными монетами – за информацию и в качестве компенсации морального ущерба. Надо было спешить домой и искать вора.

Кроме того, у нее на определенный счет стали формироваться не менее определенные идеи, которые требовали обдумывания, взвешивания и рассмотрения в тиши кабинета за любимой трубкой и виолончелью. И тоже как можно скорее.

* * *

Никто не верил в понятие «солнечный ноябрьский день» до такой степени, что к вечеру тот перестал верить в самого себя.

Часа в три пополудни поднялся ветер, невесть откуда набежавшие тучи за полчаса замазали фиолетовой синевой голубое еще недавно небо, подступил легкий морозец, и повалил редкий, как крылья слона[96], снег.

А на душе у Сеньки было светло и радостно, и хотелось ей петь, танцевать и колотить медведеобразного Спиридона по спине кулаками[97], потому что полчаса назад громадный, лохматый грубиян Спиря признался ей в любви.

В любви к одной очень достойной девушке по имени Ластонька, которая живет недалеко от управы, работает в пекарне под руководством самого министра хлебобулочной промышленности Хруща, и на которой он хочет жениться сразу, как только эта суматоха с выборами монарха уляжется.

Не то, чтобы он выдал это признание добровольно – сначала гвардеец попытался исподтишка улизнуть из-под опеки царевны, и только будучи пойманным в десяти метрах от отведенной ему в управе комнаты, припертым к стенке, взятым за пуговицу на животе и почти утащенным по месту постоянной прописки, был вынужден рассказать всё.

Неизвестно, какой реакции он ожидал, но буйный и абсолютно искренний восторг царевны ошеломили его до такой степени, что он согласился пойти к своей суженой в ее сопровождении.

О чем сейчас, постепенно придя в себя под порывами ветра и снега, начинал потихоньку жалеть.

– …А я говорю, вашвысочество… Серафима… что там было какое-то недоразумение. Чокнутые какие-то собрались, слова сказать не дали – сразу набросились, – неловко втянув перевязанную чистой тряпицей голову в воротник и сконфуженно озираясь по сторонам, словно опасаясь увидеть на лицах прохожих издевательские насмешки над своим нелепым положением охраняемого девицей, упрямо бубнил Спиридон. – И не надо за мной следить никому. Тем более, вам… тебе, то есть… Тоже мне – девку на выданье нашли!.. Разве что в нужник за ручку не водят! Шагу одному ступить не дают! В комнату Макарчу на какой-то крендель подселили, а он храпит, как лошадь!.. И так башка трещит, ребра ноют, руку тянет, ключицу от этого кирпича ломит, так еще от его рулад последнего сну лишился! И перед Ластонькой мне же стеснительно: что я, инвалид какой – ходить со мной везде?!..

– А кирпич с крыши на тебя тоже просто так упал?

– В смысле? – споткнулся и остановился от неожиданности постановки вопроса Спиридон.

– В смысле, почему он на Кондрата не упал, или на Ивана, или на Прохора?

– Так он же это… кирпич… ему до потолка на кого падать!..

– Вот и упал бы на них. Почему на тебя?

– Так рассуждать, вашвысочество, так можно сказать, что и лошадь специально понесла, чтобы меня зашибить!

– Лошадь? – забеспокоилась Сенька. – Какая лошадь?

– Да вчера днем, когда я из управы шел, на Незваном спуске лошадь с телегой понесла, едва за подоконник уцепить успел, подпрыгнул – то снесла бы, окаянн…на…я… А что ты… вы… ты… на меня так смотришь? Скажешь, ее тоже дворяне науськали?

– Четыре, – тихо проговорила Серафима. – Раз, два, три, четыре.

– Чего – четыре? – настал черед Спиридона беспокоиться.

– Четыре раза. За пять дней.

– Да перестань ты выду…

– Спиря, – сурово свела брови царевна. – Сколько раз за то время, пока не прибыли эти стервятники, на тебя падали кирпичи, наезжали лошади и наваливались в темноте полудурки с кистенями или ножами?

– Н-ну… Это… Как бы… Н-не помню… но…

– Вот я говорю, Спирь, что, во-первых, не было это никакой случайностью, во-вторых, что на тебя в самом деле готовились покушения, и, в-третьих, не надо так озираться – поверь мне на слово, что я смогу защитить тебя ничуть не хуже Макара или Ивана.

– Защитить!.. Меня!.. – задетый за больное, Спиридон снова встал посреди тротуара и страдальчески воздел здоровую руку к серому низкому – потянись и достанешь – небу. – Да про то же я вам… тебе… уже второй день толкую!!! На кой пень меня защищать!!! Кому я нужен, чтобы на меня покушаться!!! Кто я такой?!

– Некоторые думают, что ты – последний настоящий наследник престола, – спокойно сообщила Сенька, со скрещенными на груди руками невозмутимо пережидая очередной – десятый за день, не меньше – всплеск эмоций бедного, готового взвыть от самоотверженной товарищеской заботы гвардейца. – И, слушай, Спирь, тебе не кажется, что из тебя бы вышел лучший царь, чем из сливок местного общества?

вернуться

96

Иванушка читал, и рассказывал Сеньке, что в Восточном Узамбаре живут летающие слоны. Правда, их крайне мало, не больше двух десятков особей, и летают они немногим выше самого высокого баобаба, но этого вполне достаточно, чтобы местные жители к поговорке «хорошо, что коровы не летают» относились с вежливым непониманием.

вернуться

97

 Или, еще лучше, половинкой кирпича по голове – чтобы он тоже хоть как-то почувствовал ее радость, потому что в том, ощутит ли двухметровая гора мышц ее удары, наносимые вручную, она очень сомневалась.

60
{"b":"121130","o":1}