ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Этим вечером колдун пытался изобразить, что убил Спирю медведь, – продолжил умозаключения друга Иван.

– А-гра-мадный медведь, позволь тебя поправить, – не дожидаясь запрошенного позволения, всё же поправила мужа царевна.

– Аграмадный, – послушно согласился Иванушка и продолжил: – А это наводит на мысль… наводит на мысль… что он был недоволен слухами, что Спиря может быть наследником рода Медведей!

– Недоволен медведь? – серьезно уточнила Находка.

– Колдун, – не менее серьезно ответил Иван.

– А какое его колдовское дело, наследник наш Спиря царский, или псарский? – всё еще в недоумении, нахмурилась и скрестила руки на груди октябришна.

– А вот тут мы подходим к самому главному, – пробубнила царевна из своего полусонного положения. – Что колдуну-то и в самом деле на это с полатей накашлять. А значит надо искать того, кому это родство и впрямь спать не дает.

– А чего их искать-то? – хмыкнул Макар. – Я вам хоть прямо сходу четыре фамилии назову – глазом не моргну.

– Называй, – милостиво разрешила Сенька и приоткрыла один глаз.

– Жермон, – стал загибать пальцы солдат.

– Выбыл самый первый, – тут же отмела кандидатуру царевна.

– Карбуран, – подсказала Находка.

– Уехал или был похищен – что одно и то же.

– Не могли его похитить, – решительно возразила октябришна.

– Почему ты так думаешь? – удивилась царевна до такой степени, что приоткрыла второй глаз.

– Н-ну… – замялась Находка, придирчиво изучая ставшую вдруг безумно интересной столешницу.

– А конкретней? – терпеливо уточнила Серафима.

– Клятва, – обреченно вздохнула ученица убыр с таким видом, словно одно слово объясняло всё, и покраснела.

Но одно слово всё не объясняло, по крайней мере, не лукоморцам и не канцлеру.

– Ты ж сама говорила, что эта клятва, и фокус с плитой – только для запугивания, и толку от них?.. – недоуменно начала Серафима, и Находка сдалась.

– Я с горничной баронессы Жермон намедни познакомилась случайно на базаре… ну, разговорились мы… про то, про се… про четырех царей… И она рассказала мне, что позавчера у них собирались все дворяне, что в цари местные метят… и барон Дрягва поссорился с бароном Карбураном… да ка-а-ак даст ему в скулу кулаком! У Карбурана – синяк сразу! Чуть не с ладошку! Так вот, у Дрягвы тут же точно такой же синяк появился, и на том же месте!

– Не может быть!!!.. – пораженно вытаращили глаза следователи[110].

– Вот и я также сказала… – беспомощно развела руками ученица убыр. – А она ответила, что своими глазами видела, и вторую горничную тут же подозвала – она в соседнем ряду веники покупала, и та поклялась, что видела одинаковые синяки тоже!

– А ты уверена, что это не твои наговоры сработали? – уточнил Иванушка.

– Не мои, – снова вздохнув – на этот раз с сожалением – честно призналась Находка. – Мне такого в жизнь не сделать…

– Это всё корона, не иначе… – задумчиво пробормотала царевна и снова закрыла глаза. – Неспроста она там пыхала, значит, не спроста… Ну, что ж… Тем проще и лучше для нас. И спокойнее, самое главное.

– Спокойнее? – не понял Макар.

– Ну, я имею в виду, что хоть друг на друга они покушаться после этих синяков не станут.

– И это радует… – кисло сообщил гвардеец.

– А, кстати, я ведь действительно на скуле у Дрягвы что-то такое заметил сегодня утром… запудренное… – припомнил Иванушка.

– Значит, не врут служанки, – подытожила Серафима, потом подумала, подумала, и нехотя приняла сидячее положение, хоть и глаз не открыла. – О чем это мы вообще?

– О том, мог ли Карбуран сегодня науськать колдуна на Спирю, – быстро напомнила Находка.

– Ответ – нет. Так?

– Так, – были вынуждены согласиться все.

– Дальше, у нас есть… Дрягва…– вспомнил свежие события на западной дороге Макар и передернул плечами. – Бедняга…

– Но он ведь пострадал не меньше барона Жермона, и, поди, в постели проведет не меньше того, – сочувственно покачала головой Находка.

– Это он сейчас в постели, – дотошно не согласилась царевна. – Но мог организовать убийство ненужного Медведя пока был еще в здравом уме и теле. Да хоть за пять минут до отъезда!

– Верно, – подумала и согласилась группа экспертов.

– И еще у нас есть Брендель, – завершил перечень подозреваемых гвардеец, решительно загнув указательный палец и воззрившись на Сеньку в ожидании комментариев.

– Есть… – неохотно приоткрыла глаза и признала она. – Здоровый, энергичный и счастливый, хотя сам пока не подозревает об этом.

– Итак, подозреваемых двое, – подытожил Иванушка.

– Двое, – согласилась царевна. – И это только предположения. Пойти и конкретно начистить физиономию за нашего Спирю тому или другому оснований всё равно нет.

– А, может, можно без оснований? – с несмелой надеждой заглянул в глаза Серафиме Макар.

– Нельзя, – скрепя сердце ответила она. Гвардеец пожал плечами и покорился. Пока. Рассуждать больше было не о чем.

Друзья переглянулись, посмотрели в окно, и одновременно пришли к одному и тому же выводу: что время позднее, что всё, что их полусонные усталые головы способны были придумать, они уже придумали, и что не лучше ли будет использовать оставшиеся до завтра скудные ночные часы по прямому назначению.

– Спокойной ночи, – пожелали они друг другу, прикрывая ладонями раздираемые зевками рты и тихонько, на цыпочках, направились к выходу.

– А куда ты этого Жулана-то на ночь дел, Макар? – спохватилась вдруг Находка.

– Жулана?!

– Какого Жулана?!

– Где Жулан?!

– Как где? – опешила октябришна под неожиданным напором такого бурного потока изумления и настороженности. – Ты ж, Макар, сказал, что принесли его?.. Или я чего не то услышала?

– Принес…– недоуменно начал было Макар, и вдруг лицо его просветлело в неожиданном понимании. – Да ты перепутала, Находочка! Его же Сорокопутом звали!

– Так ведь, какая разница, Сорокопут или Жулан, – не уступила ученица убыр. – Всем известно, что это такая птичка есть – сорокопут-жулан. Стало быть, что Сорокопут, что Жулан – одно и то же!

– И что это за птичка?.. – полюбопытствовала Серафима уже на бегу к будке охранника при воротах, отданную до утра в распоряжение чародея.

– Обыкновенная… – пожала невидимыми в темноте плечами Находка, резво перескакивая со ступеньки на ступеньку. – Певчая… Но ест мышек… ящерок… насекомость крупную… А еще запасы делает… что сейчас есть не хочет… на сучки накалывает…

– Птичка – что надо… – усмехнулась царевна и прибавила ходу.

Не то, чтобы она слишком торопилась убедиться в почти верной догадке октябришны, а просто надеялась проделать это по-быстрому и успеть добраться до кровати до того времени, когда надо будет уже вставать.

Хоть и программа-максимум на сегодняшнюю ночь была Сенькой выполнена, спалось ей плохо, чтобы не сказать, что не спалось совсем.

Иван тихо посапывал, повернувшись к ней спиной и прижавшись впалой щекой к свернутой в виде подушки шторе – бесконечному источнику самого разнообразного постельного белья в управе, а ей после изобилия дневных событий было не до сна.

Незачем было и в будку бежать как оглашенной, сердито подумала она после первых двух часов, незаметно пролетевших в бесплодных попытках уснуть. Два раза чуть не грохнулась на обледеневшем булыжнике, как дура, и один раз – без «чуть не». Стоило оно того…

Вторые два часа, проведенные в верчении вокруг собственной оси и закончившиеся бесславным сталкиванием так ничего и не почувствовавшего супруга на пол, также особой плодоносностью похвастать не могли.

Ее сон, похоже, сегодня то ли взял отгул, то ли ошибся адресом. Зато вопросы неугомонно лезли в голову со всех сторон, было их отчего-то гораздо больше, чем ответов, и размножались, они, казалось, в геометрической прогрессии.

Зачем Сорокопут, Жулан, или как там его еще, отвел Ивана, не претендующего на костейский трон, в Проклятую деревню? Он же не мог не знать, что оттуда никто не возвращался уже пятьдесят лет?

вернуться

110

Причем самым мощным поражающим фактором было вовсе не появление идентичных кровоподтеков на ликах кандидатов в монархи, а то, что Дрягва напал на Карбурана и побил его. 

65
{"b":"121130","o":1}