ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь ему хотелось просто умереть как можно больше. Но и это не получалось. Маленькие красные изуверы делали свою работу уверенно, но медленно. Еще какое-то Марсик ползал между деревьев со ртом, ушами и глазами, наполненными копошащимися тварями. Наконец, уцелевшим глазом, он увидел какие-то две фигуры, приближающиеся к нему.

Он узнал Волкова и Зайца, таких же, как прежде. Он понял, что они пришли спасти его…

— Заяц, Волк, — попытался крикнуть он, издав на деле лишь негромкое мычание.

Они приближались. Он радостно засмеялся, выхаркивая сгустки изъеденной плоти из горла. С этим смехом он расстался с разумом, а потом и с жизнью.

Шпагин всегда входил в кабинет Папы без того особого благоговения, которое охватывало многих других посетителей, но с некоторой опаской — отношения с мэром у него были не очень. Он не скрывал своего отношения к градоначальнику, но тот, надо отдать ему должное, уважал за это старого волкодава, пусть почти беззубого, но все еще не утратившего окончательно чутье и хватку.

Сегодня Шпагин с трудом признал Папу. Широкое лицо его было желтым, под глазами синяки. Пил что ли всю ночь?

— Слушай Петрович. Тут такое дело… вчера позвонили мне из области, сначала взгрели ни за что ни про что…

— Бедный ты, несчастный. — подумал следователь.

— В общем, завтра ночью к нам приходит состав с каким-то секретным грузом для этой чертовой военной базы. Меня даже не посвятили, что это за груз, но намекнули — если, что — головы полетят! Так что я тебя прошу — займись этим тоже, по своей линии. Чтоб никаких там бомжей или макоедов! Я на тебя надеюсь…

Ты же знаешь — наш начальник райотдела — полный лох, я бы его тобой давно заменил, но зачем тебе эта морока… так никому кроме тебя не справиться!

— Но это же вокзал!

— Даю тебе любые полномочия, набирай себе кого хочешь. На разгрузку уйдет не больше часа. Так что ничего страшного. А за мной не заржавеет, сочтемся.

— Дождешься от тебя… — подумал Шпагин, направляясь к выходу.

Спускаясь по широкой исполкомовской лестнице, он размышлял: неужели Папа знает, что он держит его под колпаком? И следит за его контактами с Волком? Непохоже. Не мог ведь он все это придумать, чтобы отвлечь его от своей стрелки с бандитом! А ведь она у них намечалась в ближайшие дни.

Он проводил глазами «Мерседес» Папы, выехавший со двора.

— Ну ладно, ты мне еще попадешься…

Неожиданней всего было увидеть отца Василия в числе посетителей народной целительницы бабы Марьи. "Конкурирующая фирма" — такое точное определение подобрал к ней сам батюшка. Только самые крайние и необычные обстоятельства смогли вынудить его явиться на поклон к ведунье.

Белая «девятка» попа, пропылив по разбитой проселочной дороге, остановилась на окраине одного из сел в окрестностях Лесогорска, у небольшой, осевшей в землю хаты. Несмотря на то, что дело шло к вечеру, здесь обычно бывало людно — у околицы одна к одной стояли машины, по улице прогуливались ждущие своей очереди клиенты.

Однако сейчас здесь повисло напряженное затишье — неделю назад баба Марья неожиданно прекратила прием и проводила время в каких-то обрядах и молитвах.

Отец Василий, не знавший об этом, посчитал просто, что прихожане стали более сознательны, и перестали посещать «колдунью». С довольным видом он постучал в двери.

На стук открыла симпатичная девчонка, в длинной одежде, похожей на монашескую. Уткин, стоявший за спиной священника нагло вперился в нее взглядом, но она, равнодушно оглядев его, сделала приглашающий жест:

— Входите, мать Марья ждет вас…

— Так уж и ждет, — проворчал поп, по-бабски поддернув рясу, и переступив порог.

Как оказалось, он был неправ. Баба Марья действительно ждала их, сидя за длинным деревянным столом.

— Явились, ироды вавилонские, — без предисловий начала она, увидев гостей. — соизволили…

— Ну ладно мать, — проворчал поп, удерживаясь от рвущихся наружу крепких выражений. — У нас тут кое-какие вопросы есть к тебе…

— Вопросы у него! — продолжала бухтеть старуха. — Слушай лучше меня, олух ты царя небесного!

Городку нашему наказание послано за грехи наши, и твои в особенности! Адово отродье… я о нем только от бабки и слыхала, думала сказки, а теперь сама чую, и приметы все сходятся.

— Мы уже видели одного такого! — вмешался Уткин. — Но как их одолеть? Крестами? Святой водой?

— Кресты… — недовольно пробубнела бабка. — Верой нужно их побеждать. Если веришь и не боишься — то будешь жив, а они мертвы. А не веришь-так наоборот! Понятно?

— Ладно. А как их найти? — спросил священник.

— А искать их и не надо. Сами объявятся. Что-то должно статься этой ночью. Что-то близится к нам, что-то злое…

— Откуда близится? — переспросил студент.

— Издалека… Идите и встречайте.

— Что встречать? — не поняли они.

— Поезд! Бог с вами…

Солнце уже клонилось к закату, когда Папин «Мерседес» на большой скорости покинул город и направился к месту встречи с Волком.

Мэр был не очень доволен притязаниями Волка, хотевшего получать часть прибыли с лесогорских рынков. Но, рано или поздно, делиться все равно пришлось бы. Другие могли оказаться и пожадней Волкова, а он, имея достаточно знакомств в области, мог оказаться ценным союзником.

Градоначальник устало расплылся по заднему креслу машины, которое податливо принимало формы его грузного тела.

Спереди ехали двое. Шофер, один из трех, имевшихся у Папы, самый лучший из них и наиболее посвященный в дела своего шефа. Он использовал его в самых ответственных делах. Рядом сидел неофициальный охранник по кличке Душман, полученной за любовь к рассказам о своих подвигах на афганской войне.

Настроение у Папы понемногу улучшалось. Он почему-то был уверен, что Волк согласится с его предложениями (от которых нельзя отказаться). А неожиданная головная боль с этим военным поездом оказалась ему даже на руку — ему удалось сплавить этого цепкого легавого, которого он давно подозревал в излишней ретивости. Впрочем этот мент мало занимал мэра — он больше думал о предстоящем дележе добычи.

Тем временем машина свернула с трассы на проселок, уводящий вглубь леса.

— Чертов Волк, — проворчал шофер, с содроганием прислушиваясь к царапанью коряг о днище.

— Смотри не завези нас, Сусанин, — беспокойно заворочался в кресле Душман, рассматривая темные заросли по обе стороны дороги, — нас же здесь можно изрешетить, как хочешь…

— Что, фильмов про партизан насмотрелся? — нервно хохотнул водитель, выруливая на открытую площадку.

Джип Волка уже стоял там. Его хозяин вышел из машины, ожидая гостей в сгущающейся тени деревьев.

Папа нарисовал на своей физиономии радостную улыбку и с трудом оторвал свою задницу от мягкого сиденья «Мерса». Рядом с ним тут же вырос Душман, но босс отстранил его — сейчас не стоило демонстрировать недоверие.

— Я сам, — сказал он, понимая, что ничем особенно не рискует — пусть они и не друзья с Волком, но и не смертельные враги.

Волк встретил мэра крепким рукопожатием.

— Перейдем сразу к делу.

— Согласен, — ответил его собеседник, — Тем более, это дело важно для нас обоих. Есть какие-то мысли насчет рынков?

— Да, сейчас расскажу.

Тем временем, Душману не сиделось в машине. Достав сильный бинокль, он принялся обозревать края поляны. Быстро опускающийся вечер уже сделал тени леса почти непроглядными, но все-таки кое-что еще можно было разглядеть. Первым взглядом, он окинул машину бандита и заметил на переднем сиденье неподвижный силуэт.

— Неужели их всего двое? — удивился охранник.

Переведя бинокль на разговаривающих Папу и Волка он увидел, что его шеф что-то объяснял, а его собеседник согласно кивал.

Какое-то движение привлекло внимание наблюдателя. Через несколько секунд он уже не сомневался в увиденном — две фигуры, осторожно пробирались между деревьями за спиной Папы.

9
{"b":"121133","o":1}