ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Врать я тебе стану? — ответил абориген и вдруг весело хохотнул и посоветовал. — А ты загляни-ка иди в палатку… Теперь они, подика, вместе живут. И спят вместе, как, значит, муж законный и жена…

— Замолчите! — крикнул Женька.

— Да ты что, парень, ты что… разве я что-нибудь… Я что ль виноват?

Действительно, Крохмалев тут ни при чем. Он, так сказать, лицо третье… Но Женька не мог и не хотел его слышать.

— Замолчите. Я же вас прошу…

И он опять услышал Симин голос и подумал: почему она здесь поет? У нее же такой голос… интересно, почему она из консерватории ушла? Таня… Таня, зачем ты так?.. И он еще ничему не поверил, полагая, что это какое-то недоразумение, розыгрыш, наконец, но жить ему стало труднее…

И Симин голос. Может, и не было никакого голоса, а он вообразил…

Глава шестая

Утром он пришел к вертолету — Таня уже была в кабине. Женька поздоровался и сел на другую скамейку.

— Как дела? — спросила Таня. — Ты, говорят, покорил скалу Беркут?

Женька промолчал. Он снял резиновую заглушку с иллюминатора и закурил.

— Один грамм никотина убивает слона, — сказала Таня.

— Лошадь, — поправил Женька. — А я, между прочим, человек.

Он говорил и старался проследить за выражением Таниного лица, но лицо ее осталось непроницаемым и спокойным.

— А я и не думаю иначе.

— Это правда, что вы и Олег Васильевич…

— Правда, — кивнула она.

— Поздравляю, — сказал Женька.

— Спасибо, — улыбнулась Таня, но вовсе не виновато, как этого хотел Женька, а скорее снисходительно. — А уговор наш остается в силе. Мы обязательно поедем в твой город. Поедем? Сколько там осталось часов? Сто минус…

— Нет, — глухо и отчужденно сказал Женька. — Не поедем.

Таня пожала плечами.

— Скажи, Таня, зачем все это было? — спросил он. — И что это было?..

— Женечка, милый, ну считай, пожалуйста, что ничего не было…

— Как это не было? Ведь было же!.. Зачем?

— Пойми, Женя, ты еще совсем мальчик. А мне уже двадцать четыре…

— Ну и что? Это имеет значение?

— Да, имеет. Мне двадцать четыре года. И у меня… Ты самого главного не знаешь… У меня… — сказала она, помедлив, — у меня есть ребенок. Мальчик. Сын. Антон. Ему скоро два года…

— Не надо, Таня! Ни о чем не надо говорить.

— Я хочу, чтобы ты понял.

— Я все понимаю. Но я все равно люблю тебя.

— Женя…

— Не надо, Таня, — сказал он. — Завтра я уеду.

— Как уедешь?

— Буду готовиться в институт…

— В институт международных отношений? Но тебе же еще одиннадцатый класс…

— Ну и что? А может, я заранее буду готовиться…

Женька попытался изобразить на лице улыбку, но улыбка не получилась, и он отвернулся.

— Нельзя же так вдруг… — сказала Таня.

Пришел Олег Васильевич, сел рядом с Таней. Вертолет почти неслышно оторвался от земли, набрал высоту и пошел знакомым курсом — над темнеющим кедрачом, над горами. Взмахнула каменным крылом скала Беркут… «До свидания», — мысленно сказал Женька горам, тайге, ущельям, в которые, как сгущенное молоко, стекал туман, небу, которое сияло над горами опаловой синевой…

— Знаешь, Олег, — сказала Таня, — а Евгений собирается уезжать.

— Как это собирается? — удивился Олег Васильевич. — Полевые работы в самом разгаре… Это же надо быть безответственным человеком, чтобы уехать сейчас…

Женька искоса посмотрел на геофизика, лицо у него было серьезное и немного усталое.

Из пилотской кабины торчали ноги бортмеханика.

— Миха, Миха… — позвал Женька. Ноги качнулись и медленно поползли вниз. — А почему в озере такая зеленая вода? — спросил Женька.

— Много будешь знать — скоро состаришься… — сказал бортмеханик, втягивая ноги обратно в кабину.

16
{"b":"121138","o":1}