ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тролли ночи
Пойманная
Палитра его пороков
Кто в теле хозяин: я или гормоны? По следам всемогущих сигнальных веществ
Королева брильянтов
Финансист
Не только детектив
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Город драконов
A
A

3.

Столь неожиданно вновь появившись на пути Тюльпана, и так по дурацки дав себя убить, Пастенак оказал тому великую услугу. И слава Богу, что его уже не было на этом свете, иначе при известии об этом позеленел бы от злости.

С той трагической ночи прошло уже три дня, и Аврора Джонс успешно выздоравливала, поскольку мазь, наложенную хирургом, заменила примочками из рома, которые, как утверждала, лучше дезинфицируют рану и ускоряют заживление. Тогда же Тюльпан узнал, что Эверетт Покс вышел из тюрьмы, и тут же отправился в таверну "Проспект оф Уитби" с рекомендательным письмом капитана Керкофа. Прием, оказанный ему, мог разочаровать кого угодно.

Та молодая женщина, с которой он познакомился несколько месяцев назад, провела его в контору Эверетта Покса. Тот оказался высоким худым мужчиной со свинцово-серой кожей и бритым черепом - памятью о тюрьме. Небрежно и равнодушно пробежав письмо, Эверетт Покс вернул его Тюльпану и заявил, что ничем помочь не может. При этом с сердитым видом заявил (и даже замахал руками):

- Керкоф ошибается, мсье! То, что он вам наговорил - сплетни, я с этими разговорами о тайной службе и неизвестно о чем ещё не имею ничего общего! Прощайте, мсье!

Но говорил ли он правду? Заметно было, что он чего-то боялся, и Тюльпан сказал себе: "- Он лжет!" Возможно, его надломила тюрьма, возможно, он чувствовал слежку. А что, если за ним и вправду следят? Но что сказать человеку, который дал такой решительный отказ? Причем Эверетт Покс уже недвусмысленно распахнул перед Тюльпаном дверь конторы!

- Мсье, я рад поверить вашим словам, - настаивал разочарованный Тюльпан, - но всего лишь хотел, с вашего любезного согласия, воспользоваться вашими непревзойденными познаниями по флотской части, чтобы...

И Фанфан торопливо изложил историю Летиции, капитана Рурка, фрегата "Виндиктив" и своих долгих поисков. Покс, однако, едва его слушал и снова отрицательно замахал длинными руками:

- Нет - нет, мсье! Керкоф и в этом ошибается, у меня вовсе нет таких знаний и связей, как он наговорил!

Покс так безапелляционно и торопливо отрицал эти вовсе не компрометирующие его вещи, что не было сомнений - его что-то ужасно беспокоило. Тюльпан уже собрался уходить и, волоча ноги от расстройства, шел через пустой в эти ранние часы большой зал, когда вдруг вспомнил:

- О! - воскликнул он и обернулся. - Я позабыл вам передать привет от Авроры Джонс!

Покс выглядел ошеломленным.

- Вы знаете Аврору Джонс?

- Я у неё живу и помогаю собирать уголь.

Тут Покс шагнул к нему и с вытянувшимся от удивления лицом спросил:

- Так вы...Невью?

- Да.

- О! Это же совсем другое дело! - заявил Покс совершенно иным тоном, и голос его вдруг стал столь же приветлив, как и лицо.

- Анжела! - позвал он.

И в зал вошло молодая женщина, которую Тюльпан до того видел пару раз только мельком. Теперь же он впервые понял, какая она красавица, роскошная шатенка с белой кожей и зелеными глазами.

- Моя племянница Анжела! - представил её Покс. А ей сказал:

- Это Невью! Племянник Авроры Джонс.

Боже, но почему так изменилась обстановка, с чего вдруг Покс сразу успокоился и почему на милом личике Анжелы вдруг появилось - как бы это сказать - такое милое удивление, или, пожалуй даже можно сказать, признательность и благодарность?

- О! - воскликнула она мелодичным голосом, - О, мистер Невью, благодаря вам я наконец-то могу спать спокойно!

"- Мне что-то чудится!" - подумал Тюльпан и удивленно воскликнул:

- Не может быть!

- С той поры, как не стало рябого, - пояснила Анжела. И поскольку ему явно нужно было растолковать загадку, Эверетт Покс добавил:

- Рябой шантажировал Анжелу с той поры, как я угодил за решетку. И каждый вечер приходил за четвертью выручки. А когда Анжела пошла в полицию, ей заявили прямо, что племяннице каторжника так и надо! И больше ни о чем полиция и слышать не хотела, так что я подозреваю, нет, я просто уверен, что инспектор имел с доходов рябого свою долю! Будь я тогда здесь, такого бы не позволил! Точнее, ему просто не пришлось бы явиться в другой раз его б давно не стало!

- А у вашей племянницы не нашлось друзей...

- Она не отважилась ни к кому обратиться, ибо рябой её предупредил, что если будут неприятности, и ей конец, и таверну сожжет!

- Значит, он ещё больший мерзавец, чем я думал, - заявил Тюльпан, с нескрываемой симпатией поглядывая на Анжелу.

- Зато теперь вы нас от него избавили! - воскликнула юная дама с облегчением и с полной благодарности улыбкой (и это была искренняя благодарность!).

- Я очень рад, что смог помочь вам спать спокойно, - с улыбкой ответил Тюльпан, но тут же перестав смеяться, растроенно добавил: - Что же касается сна, так теперь я уже недели три не в состоянии уснуть! Не потому, что устранил рябого, тот сам же напоролся на мой нож, а потому, что опасаюсь ареста! Знаете, теперь повсюду знают, что я сделал, вот даже вы знаете, а вы не из Чик Лейн! В ту ночь там было немало людей, и слухи разнеслись повсюду, так что вполне могла узнать и полиция. Я даже знаю, что банда рябого поклялась добраться до меня. Как? Ну, например, по мере сил помогут следствию, да или просто выдадут меня! А могут и отправить в Темзу. Понятия у них таковы, что опасаться можно чего угодно.

- Вы должны исчезнуть! - воскликнула Анжела, вложив в свой возглас всю симпатию и благодарность.

- Аврора тоже так хочет.

- А почему вы против?

- Я не могу её оставить. Она ранена, ослабла, да и возраст... Не буду я собирать уголь, чем ей жить? Ведь у неё нет никого, кроме меня! - И помолчав, Фанфан добавил: - Да и куда мне идти?

- Сюда! - Анжела повернулась к дяде, потом опять к Тюльпану, предложив:

- Мы вас укроем на сколько нужно будет. Смените имя, отрастите усы, я знаю, что еще! Да, дядюшка? Ведь мы должны ему помочь!

- Конечно! - решительно кивнул Покс.

- Благодарю от всей души, но так я могу и вас подвергнуть опасности особенно если за дело возьмется тот ваш пристав, который уже давно не получает от рябого своей доли. Простите, мсье Покс, но вы ведь бывший арестант!

- Пристав пальцем не пошевелит, и нос свой никуда совать не будет, ответил Эверетт Покс, - если я каждый день буду давать ему десять процентов с выручки. - И, помолчав, добавил: - Как и раньше!

Потом, не оставляя Тюльпану ни минуты на размышления, решил окончательно:

- Что касается миссис Авроры, Анжела будет заходить к ней, чтобы убедиться, все ли в порядке, и чтобы принести еду, и...

- И питье! - счел нужным добавить Тюльпан.

- И питье! - подтвердил Покс, так хорошо рассмеявшись, что сразу помолодел лет на десять.

- А я ей буду рассказывать, как ваши дела и чем вы заняты, а вам потом - её новости, - пообещала Анжела, показав, что умеет понять движения чужой души.

- Пройдемте-ка в контору, - предложил Эверетт Покс.

Когда они с Тюльпаном туда вернулись - к великому сожалению Тюльпана без Анжелы, чьими прелестными зелеными глазами он не уставал любоваться, Эверетт Покс, руки которого уже успокоились, и лицо обрело прежний натуральный цвет, сказал:

- Конечно, вы заметили, как я был нервен, неприятен, непереносим!

- Нет, вы просто были насторожены!

- Верно подмечено! Да, так все и было. Когда человек на чем-то попадется - пусть даже на таком заурядном деле, как ссуда под процент - то начинает видеть вокруг одних врагов, шпиков, ищеек - людей, которые добра вам не желают. Я знаю, это бред, но кажется, что всюду подстерегает опасность! Но ничего, я отойду, по крайней мере надеюсь! - усмехнулся Эверетт Покс. - Когда я прочитал письмо капитана Керкофа с его намеками на шпионаж, то счел вас провокатором!

- Так это не были лишь слухи?

- Мистер Невью!

- Зовите меня Шартр, раз нужно сменить имя!

- Шартр?

- Да, это слово по-французски пишется "Шартрез", а читается Шартр.

82
{"b":"121140","o":1}