ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Остров в наследство
Верните меня на кладбище
О чем молчат вороны
Ах, как хочется жить… в Кремле
Слово Ишты
Отражение. Зеркало любви
Метро 2033: Аркаим
Сам себе психолог. Самые эффективные приемы психологической реабилитации
Курсант
A
A

Ты знаешь, мне было просто нечего надеть, и моему Ролло тоже, поэтому мы в Лондоне только и бегаем по швеям, портным и сапожникам. Мой Ролло стал настоящим денди: стал носить даже трость с серебряным набалдашником. Милый мой бедняжка! Если бы путешествие во Францию вернуло ему память! Во всяком случае, одну серьезную проблему я решила - проблему его личности, не настоящей, разумеется! У одного юриста, который занимается всякими незаконными делами с бумагами, за пятьдесят фунтов я купила документ, который подтверждает, что мой Ролло родился в Бервике в 1754 году (это примерно его возраст) и что зовут его Орландо Морган. Теперь мы собираемся..."

Что касается нас, мы тоже собираемся следом за Орландо Морганом, который в самом деле одет как настоящий денди: на нем светлый редингот, белые чулки, туфли с пряжками, и при ходьбе он постукивает по мостовой своей тростью с серебряным набалдашником!

Орландо Морган расхаживает по Лондону один. И чувствуя в туманном сумраке особый запах этого большого города, состоящий из запахов жареной рыбы, морской воды, черного угля, которым топят всюду, Орландо Морган нервничает, словно о чем-то вспоминая, не зная сам, что. Зудит рана на шее - как всегда, когда в нем возникает чувство, что вот-вот встретится с самим собой.

Но мы-то знаем, что в этом элегантном буржуазном районе такого произойти не может, как и в других местах, которые он посещает в Лондоне: в танцевальном зале "Воксхолл", в самом модном кафе "Чайльд", куда захаживает Босуэлл и которое стоит посреди Сити - ведь эти места показала ему Дебора, но их не знал ни Фанфан-Тюльпан, ни Невью, ни Шартр!

Шартр, Невью, Фанфан-Тюльпан жили в совсем другом районе, довольно далеко от мест, где бродит Орландо Морган. И тем не менее, вдыхая лондонский воздух, Орландо Морган шагает сквозь сумрак по улицам и мостам на встречу с кем-то, чьего имени не знает - с Фанфаном-Тюльпаном!

И тут Орландо Морган вдруг остановился. Как долго он бродил? Уже настала ночь! Перед собой он видит вывеску таверны "Проспект оф Уитби"! Что-то толкает его внутрь - возможно, просто жажда - однако таверна закрыта и Орландо разочарованно поворачивает обратно, и в памяти ничто не шевельнулось!

Пройди он дальше - вышел бы на Чик Лейн. Но вместо этого он торопливо развернулся и прибавил шаг, - начиналась гроза, пока ещё вдалеке, но молнии уже пронзали облака и бедняге вдруг показалось, что предназначены они ему и норовят его убить! И он пустился бегом!

* * *

- Боже, - воскликнула Дебора, когда Орландо возник перед ней. - Что случилось? Ты так бледен!

Давно пробило восемь. Над Лондоном бушевала буря, даже и здесь, в элегантном ресторане "Олд Джордж Инн", где Дебора поджидала своего Ролло, гром заглушал слова гостей.

- Нет, ничего, - Ролло устало опустился рядом с ней. Отсутствующим взглядом оглядел элегантную публику (среди них много моряков в форме), которая оживленно беседовала, смолкая с каждым раскатом грома, мерцающие лампы и расхаживавших взад-вперед официантов.

- Ничего, - повторил Ролло, приложив ладонь к пылающему лбу.

- Ты заблудился, милый? Я жду здесь целый час!

- "Проспект оф Уитби"! - вместо ответа протянул Ролло. - "Проспект оф Уитби"! "Проспект оф Уитби"!

Дебора перепуганно взглянула на него, но он расхохотался - да, как ни странно!

- Я бы выпил пива с джином!

- Пива с джином? - удивленно переспросила Дебора. - Но это пьют одни извозчики! Пей лучше портвейн, как я!

- Нет, - устало возразил он. - Наверно, я в прошлой жизни был извозчиком!

И тут, как мы и предсказывали, с Ролло кое-что произошло. Официантка только что с презрительной миной подала ему пивной коктейль с джином, Дебора начала объяснять, что в зале столько флотских офицеров, потому что поблизости морской госпиталь, и Ролло огляделся вокруг, - и взгляд его вдруг замер на мужчине, сидевшем в одиночестве за соседним столом. Орландо Морган при виде этого человека содрогнулся, словно в него ударила молния и рядом с Деборой уже сидел Фанфан-Тюльпан! У Ролло в голове что-то вспыхнуло, он испытал мучительную боль, словно вновь появляясь на свет, вновь обретя себя и всю свою былую жизнь! Ведь в человеке с деревянной ногой Фанфан-Тюльпан узнал капитана Рурка!

* * *

- Продолжайте, прошу! - мило взывала Дебора к Фанфану. Давно пробило полночь и они отдыхали в своем номере отеля "Фейрмонт". Буря уже удалялась от Лондона, гром был слышен все глуше и реже.

- Теперь вы знаете о моем прошлом все! - сказал Фанфан-Тюльпан и Дебра вновь сменила компресс на его пылавшем лбу. В отсветах свечей, стоявших на ночном столике, на его лице, шее и руках блестели капельки пота.

- Да, почти все! И вы поняли, что весь мой рассказ - просто день безумных приключений!

Изумленная, испуганная, смятенная Дебора пожирала взглядом Фанфана-Тюльпана - как она только что узнала, таково было его настоящее имя! И взгляд её выражал восторг и испуганное почтение. Господи, сколько же пережил и совершил её малыш Ролло! Она подобрала раненого юношу, ухаживала за неизвестным, который был никем и блуждал в поисках самого себя - и вдруг из него вылупилась ослепительная бабочка и вмиг он стал совсем другим человеком! Авантюрист, драчун, забияка, боец, шпион, обольститель женщин и волокита (по части женщин ей Фанфан не рассказал и малой части того, что знаем мы!). Да, теперь он был совсем другим человеком, и даже голос у него переменился, стал звонок и звучен. А как засверкали его глаза! Но всего сильнее подействовало на Дебору то, что он оказался одним из героев таинственного и памятного налета на Вуди Хилл, о котором газеты писали, что удайся он - это могло бы дорого обойтись Англии!

Тюльпан так упивался тем, что к нему вернулась память, что неосторожно выболтал о себе все! И Дебора уже спрашивала себя, не должна ли она сдать властям столь опасного врага её родины (но при этом была абсолютно уверена, что не сделает этого, но вопрос все же задала, чтобы соблюсти приличия, соответствовавшие её положению).

- Ах, Боже, - блаженно вздохнула она, - неужели я смогу рассказать это сестре? Только почему ты теперь со мной на "вы"?

- Ха-ха-ха, - засмеялся Тюльпан. - Но и вы со мной - то же!

- Это оттого, что во мне пробудились совсем иные чувства! - она тоже рассмеялась. - И вообще я вас впервые вижу! - с этими словами она призывно посмотрела на него, так желая, чтобы он заключил её в объятия и приласкал,.. только не отважилась признаться, - ведь для нового знакомства это не годилось!

- Фанфан!

- Да, Дебора?

- Раз уж я теперь о вас все знаю, значит я... ваша сообщница!

- Нет, вы ничего не знаете! Я вам ничего не говорил!

- Все равно, но я теперь рвусь покинуть Англию! Здесь уже не чувствую себя в безопасности, и всему виной вы, разбойник! - И она снова рассмеялась. - Как же хорошо, что я забеременела и вспомнила о своей сестре! Но что вы делаете?

- Встаю! - заявил Фанфан-Тюльпан.

- В таком состоянии?

- Я хорошо, даже очень хорошо себя чувствую! И не могу терять ни минуты, если хочу найти капитана Рурка. Расскажите мне ещё раз поточнее, что произошло со мной в "Олд Джордж Инн"!

- Ничего! Только вы вдруг вскочили, опрокинув бокал, и тут же потеряли сознание. Мне некогда было даже выяснить, кто там был и как выглядел! Люди помогли вас поднять, перевезти в отель и донесли до нашего номера!

Фанфан-Тюльпан торопливо оделся. Пот уже не лил, зато подламывались ноги.

- А теперь, простите, мне нужно быть на Чик Лейн! - До сих пор Фанфан ни слова не сказал ни о Чик Лейн, ни об Авроре, Анжеле и Эверетте Поксе!

- На Чик Лейн? Но там опасно даже днем! Там полно головорезов!

- Ничего, сейчас же ночь! - отвечал он, смеясь. - Но именно там я могу узнать, где найти Рурка!

О том, зачем ему нужен Рурк, он тоже не распространялся, и Дебора предпочла не спрашивать. Ей и в голову не приходило, что речь идет о делах любовных (вы уже поняли, что Фанфан в своем рассказе о Летиции и не заикался, не желая огорчать свою спасительницу). Нет, Дебора испугалась, что опять начинается какая-то ужасная шпионская история, и поэтому тоже встала, накинула плащ и заявила, что его проводит - решение это было вызвано отчасти какими-то романтическими позывами, отчасти - её доброй душой, - она видела, что Фанфану ещё не по себе.

89
{"b":"121140","o":1}