ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пав духом из-за своей неудачи, я решил отправиться в Мекку, как и собирался ранее. Ночуя в пустыне, я увидел во сне человека в зеленом плаще, а когда хотел заговорить с ним, то не смог. И он повернулся и ушел. Я проснулся.

Утром мне было еще тяжелее, чем накануне. Когда я достиг Мекки, я был в крайне скверном расположении духа, ненавидя всех и в особенности себя. Не хотелось входить в Дом Бога в таком состоянии, и я отправился на базар. К моему изумлению, там я увидел мужчину в зеленом плаще, сидящего в окружении детей. По-видимому, он рассказывал им какую-то историю, они сидели как зачарованные у его ног. Я подождал, пока они закончат, и затем подошел. Все дети бросились врассыпную. Я приблизился и поклонился ему.

— Извините. Я не хотел испугать детей.

— Ничего. Эта история окончена.

— Я только хотел сказать, что осознал, насколько вы были правы. Я был полным идиотом, когда хотел говорить с Сатаной. Я не знаю, что и думать. Он совершенно опустошил меня, не прилагая к тому ни малейших усилий. Его речь казалась такой вдохновенной.

— И что же он рассказал тебе?

— Что он величайший из любящих Бога. Что он ничего не делает без Его повеления. Это действительно так? Я должен знать.

— Я предупреждал, что Сатана, чтобы совратить тебя, использует всё, даже истину.

— Значит, всё так и есть, как он сказал?

— Да, но это не вся, правда. Сатана никогда не открывает всё как есть, но лишь часть, достаточную для того, чтобы придать достоверность своей софистике и обману. Он, может быть, и любит Бога, а ты спросил его, почему? Может, он и в самом деле исполняет лишь то, что велит Бог, а ты спросил, чем вызваны эти веления Божии?

— Я был в таком замешательстве, что едва мог соображать. А Вы можете ответить мне на эти вопросы? Могу я узнать всю правду?

— Можно было бы просто отделаться от тебя, отослав, прочь. Однако ты осознал свою глупость и, возможно, научился чему-нибудь. И потому еще один раз я отвечу тебе. Это, правда, что Сатана любит Бога. Его любовь к Богу действительно светлая. Здесь он сказал тебе правду. Но любовь, зараженная самостью, нечиста. Он любит не только Возлюбленного, но и себя. А так как он не способен любить беззаветно, его любовь проявляется вкупе с ревностью, превышающей всё. И на мгновение Сатана не может допустить, чтобы другие тоже обращались к Богу, и потому все его усилия направлены на то, чтобы отвратить человека от Бога. Только так — согласно его извращенному восприятию — он единственный сможет обладать Богом.

— Но тогда зачем Бог создал Сатану?

— Бог создал Азазила из Своих локонов, чтобы не дать приблизиться к Себе недостойным, и поставил его стражем у Своей двери.

— Но это значит, что Сатана и вправду под Божьей властью?

— Сатана — часть вселенной, и всё во вселенной под властью Божьей. Сатана — проявление Божьего Гнева. Моисей и Фараон оба — слуги Единой Реальности, хотя по видимости первый пришел к истине, а второй сбился с пути.

— Выходит, Бог не хочет, чтобы все искали путь, следовали Его слову? Как это возможно?

— Как возможно! Разве не написано в Книге:

“Аллаху принадлежит вся власть! Разве не отчаиваются те, которые уверовали, что если бы Аллах пожелал, то повел бы прямым путем всех людей”? (Коран 13:31)

Было трудно принять это, но сердцем я знал, что так оно и есть. Но я не мог понять, почему в таком случае у Сатаны столь гнусная и злобная репутация. Я решился попросить человека в зеленом плаще ответить еще на один вопрос. Он ответил не так, как я ожидал.

— Я сказал тебе более чем достаточно. Если ты всё еще не удовлетворен, спроси его сам.

Я не понял, что он имеет в виду, пока он жестом руки не показал поверх моего плеча. Я оглянулся и снова увидел Сатану, улыбавшегося своей отвратительной улыбкой.

— Что, захотелось узнать причину моей плохой репутации? Некоторые говорят, что она мной заслужена, но они просто невежды. В действительности она не что иное, как ваше отражение, вас, жалких людишек, отражение вашей собственной низменности.

— Как это?

— Твой друг уже рассказал тебе о моей цели. Я отвлекаю детей Адама от их Создателя и сбиваю их с пути истинного так, чтобы они отвернулись от Него, и мне ни с кем не пришлось делить мою любовь к Нему. Чтобы поймать их в ловушку нафса, самости, для меня все средства хороши. Если необходимо, я использую для отвлечения даже самые благородные качества и поступки.

— Невозможно!.. Как же добро может быть разрушительным?

— Это просто. Когда верующий совершает праведный поступок, я делаю так, чтобы этот поступок показался ему прекрасным. Я нашептываю сладкие слова поощрения, говоря им, какие они замечательные. Они исполняются чувством самодовольства и начинают много мнить о себе — вместо того, чтобы вспомнить о Боге, которому на самом деле принадлежит вся хвала. Я заставляю их гордиться своими действиями, так что они раздуваются от важности и начинают смотреть на других свысока.

— Действительно невероятно!

— А я и есть невероятный парень. Теперь-то ты начинаешь понимать. Ну, так дальше. Если эту тактику постигает неудача, я толкаю их на дорогу благих намерений. Когда они заняты добродетельными действиями — например, поминанием Бога, я нашептываю им в уши: “Приближается время молитвы, а ты ведь можешь поминать Бога в любое время. Если пропустишь время молитвы, ты допустишь небрежение по отношению к своему долгу. Иди, соверши свои молитвы — и можешь вернуться к поминанию”. Когда я отвлеку их, таким образом, далее я соблазняю их, подталкивая к возвращению в мир, говоря: “Ты выполнил свой долг перед Богом и заслужил отдых. Ты можешь вспоминать Его позднее. А сейчас выпей чаю, поговори с друзьями, ты заслужил это”. Так, вытесняя одно за другим хорошие намерения, я отвлекаю их от первоначальных замыслов и увожу от поминания Бога. Поистине у меня в запасе несметное количество способов добиваться своего, используя даже высочайшее благо.

Правда, я редко прибегаю к таким уверткам. В своих усилиях сбить человеческие существа с пути истинного я сперва всегда играю на низменных чувствах. Только когда я терплю в этом неудачу, я использую добро. И в самом деле, с чего бы это мне обращаться к благому, если того же самого я гораздо легче добьюсь с помощью неблагого?

Единственная причина, по которой меня знают как гнусного и подлого — в том, что это именно те качества, благодаря которым люди обычно отвращаются от своего Создателя. Так что для достижения своих целей я прибегаю к добру крайне редко. Если бы вы сами не были так низки и гнусны, я никогда бы не заработал такой плохой репутации. Всё, что ты видишь во мне, не более чем твое собственное отражение. Так что нечего проклинать меня, а если уж очень хочется, так проклинай самого себя.

Я не знал, что сказать. Опять Сатана преуспел. Мой ум пребывал в полном смятении. Как можно спорить с ним? У него были ответы на все вопросы, и они были так же неуязвимы, как чернота его души. В совершенном отчаянии я повернулся к человеку в зеленом плаще, преклонил колени и взмолился о помощи.

— Я думал, что ты хоть чему-нибудь научился, но сейчас вижу, что ты всё так же слеп. Когда мы говорили с тобой, я открыл тебе единственный способ обхождения с Сатаной. Ты не послушал, зачем же начинать всё сначала?

— Я буду, послушен теперь, обещаю. Не отказывайте мне.

Выслушав это, Сатана впервые обратился к человеку в плаще:

— Да, скажи, пожалуйста. Мне бы тоже хотелось услышать, что это за единственный способ обхождения со мной.

75
{"b":"121147","o":1}