ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дон, ты хороший парень, хоть и наломал дров. Могу тебе сделать подарок в виде названия порта, а с судном тебе придется определяться на месте.

– Шеф, если я туда не попаду сегодня, то игра проиграна. Посадите меня в «Ф-15» и подгоните авианосец в Карибском море в виде промежуточного аэродрома дозаправки.

– Ты нахал, Дон! По-твоему, у нас авианосцы, как тунец, косяками по Атлантике ходят? Но я это уже предусмотрел, дозаправитесь в воздухе. Будь через час в аэропорту. И найди ты эту чертову документацию, хотя бы взгляни на нее. Мы должны знать, насколько это серьезно, а у тебя, Дон, все-таки ученая степень по физике.

Глава 2

Москва. Кабинет заместителя руководителя службы внешней разведки

– Сергей Кондратьевич, к вам полковник Ветров, – прошелестел из аппарата селектора голос помощника.

– Хорошо, – отозвался Виноградов. Сняв очки, он бросил их на аналитическую справку и устало потер глаза. День обещал плавно перейти в ночь, а срочных дел намечалось еще суток на двое. Это не считая аналитики по его направлению, которая должна лечь на стол руководству завтра утром.

– Разрешите. – В кабинет вошел широкий коренастый человек, правая рука Виноградо-ва. Глядя в его постоянно чуть прищуренные глаза, Виноградов ловил себя на мысли, что Ветров, даже беседуя с людьми, продолжал прокручивать в голове оперативную обстановку, анализировать массу фактов. Незаменимый помощник, он всегда все знал, помнил, на все у него был готов ответ или конкретное предло-жение.

– Заходите, Иван Антонович. Слушаю вас.

– События по «Алмазу шаха» пошли по второму сценарию, и я считаю, что это нам на руку.

– Почему? – Виноградов постарался мысленно отбросить остальные дела и сосредоточиться на проблеме гипотетической импульсной ракеты.

– Во-первых, – как всегда, обстоятельно и логично стал раскладывать информацию Ветров, – сегодня я получил последние данные о принадлежности покупателей. Это не «Аль-Каида», это обычная преступная группировка, которая прикрывается террористической деятельностью.

– Есть факты?

– Да, есть. Это косвенная причастность, но не единичная, а ко всей группе событий. Поэтому я считаю ее не такой уж и косвенной. Это и торговля оружием, как по официальным каналам, но через подставных лиц, так и краденым. Естественно, торговля наркотиками, ес-тественно, не в розницу, – полковник попробовал расшевелить шефа шуткой, – а транспортными объемами. Ну и в довершение всего – пиратство.

– Интересно. Насколько я помню, пиратская среда весьма неоднородна.

– Совершенно верно, Сергей Кондратьевич. Официальные и неофициальные данные, полученные из Международного бюро судоходства, и данные наших аналитиков позволяют разделить всех пиратов на три типа. Это индонезийские повстанцы из провинции Асех и группировки, маскирующиеся под повстанцев. В любом случае это политическое пиратство. Причем выросла организованность нападений. Если в 2002 году пираты нападали с мачете и пистолетами, то теперь у них в арсенале «АК-47» и винтовки «М-16». Другая отслеженная группа – террористы. АйЭмБи считает так же. Удалось вскрыть планы Джемайя Исламах по подготовке терактов против военных кораблей США. Есть основания полагать причастность бывшего главы «Аль-Каиды» в Юго-Восточной Азии к подготовке аналогичных терактов. Есть факты непонятных и немотивированных захватов, которые можно расценивать как тренировочные. Обе перечисленные группы действуют в Юго-Восточной Азии. Это прибрежные воды Индии, Таиланда, Малайзийский пролив, Индонезия, Филиппины, Тайвань. Третья группа не имеет отношения ни к каким религиозным и политическим движениям. Это чистой воды мошенники и уголовные преступники международного масштаба.

– Это что-то новое, – удивился Виноградов.

– Если учесть, что всплеск пиратства начался примерно с 1998 года, то этих отследить сложно. Подтвержденных фактов – два, и приходятся они на 2002 год. Мошенники оперируют в восточном Средиземноморье и на северном и западном побережьях Африки. Они получают грузы, заманивая владельцев очень выгодными фрахтами. Во время следования меняется название судна, судовые документы на груз. Сам груз сбывается через посредников. Повторюсь, что установленных случаев и судов – два, а неустановленных случаев гораздо больше.

– Значит, вы предполагаете, что это афера?

– Подозрительно близко к этим делишкам стоят или подходят по описанию некие Мартин Кэрби, международный аферист крупного масштаба, и бывший офицер спецназа ВМФ США Джонатан Уорден. Судя по всему, есть у них и гений-программист. Афера или продажа реального ноу-хау – пока сказать трудно. Слишком откровенные следы ведут в крупную корпорацию, специализирующуюся на современных технологиях. Негласно открыт и банковский счет для этой сделки – также от имени этой корпорации.

– А если все же это разработка именно корпорации?

– За этим стоит как минимум кто-то из ее сотрудников или бывших сотрудников.

– Например, этот гений-программист?

– Например. Ситуация на сегодняшний день следующая. Вчера нам удалось засечь встречу с продавцом в Аргентине. Думаем, что произошел обмен действующими лабораторными образцами и соответствующей технической документацией.

– Откуда уверенность в существовании лабораторных образцов?

– Необъяснимое крушение рейсового пассажирского самолета авиакомпании «Лейд» над заливом Сан-Матиас.

– Когда?

– Вчера же и в это же время.

– Значит, изделие вот-вот уйдет из страны.

– Сергей Кондратьевич, учитывая ситуацию, я посчитал, что вводить в операцию нашего сотрудника нужно мгновенно… – Ветров несколько замялся, и это не ускользнуло от внимания шефа.

– Но? – поинтересовался Виноградов.

– Что «но»?

– В вашей фразе сквозит откровенное «но».

– Да, действительно. Но в данный момент и в данном месте мы располагаем только одним нашим сотрудником соответствующей квалификации, которого реально ввести в операцию именно сейчас.

– Да что с вами, Иван Антонович? – нетерпеливо спросил Виноградов. – Когда я требовал от вас согласования по каждому сотруднику в каждой операции?

– Речь идет о Магистре, Сергей Кондратьевич.

– Ах, вот оно что, – сразу сбавил тон Вино-градов. Некоторое время он помолчал, подбирая нужные слова, затем очень спокойно и несколько расстроенным голосом продолжил: – Иван Антонович, мы с вами работаем вместе столько лет, и мне не хотелось бы, чтобы именно вы подозревали меня в предвзятом отношении к нашим сотрудникам.

– Простите, Сергей Кондратьевич, я не это имел в виду.

– Понимаю. Магистр – аналитик, работает с агентурой влияния, а здесь нестандартная операция.

– Вот именно, – подтвердил Ветров. – Но Магистр имеет хорошую боевую подготовку, в прекрасной физической форме, хотя недостаточно опыта именно в операциях такого рода. К тому же его задача состоит лишь в том, чтобы проследить канал. А силовую акцию я категорически запретил.

– Хорошо, от меня помощь требуется?

– Требуется. Прикрытие на случай осложнений по схеме «Дельфин».

– Я свяжусь со штабом главкома ВМФ и подключу вас в рабочем порядке…

Аргентина. Грузовой порт Ла-Плата. Борт сухогруза «Хоуп»

Михаил Сергеевич Казаков был, что называется, на взводе. Ему до чертиков надоели эти сборные экипажи, чужие дурацкие флаги над головой, потные наглые рожи всех цветов на таможенных досмотрах. Этот рейс должен быть последним. Пропади он пропадом, этот образ жизни с этим сбродом, с этим страдающим геморроем – оттого и злым на весь мир – капи-таном. «Погрузка займет еще часов шесть, – подумал Казаков. – Пойти, что ли, побаловать душу итальянской кухней?» Нарушение, конечно: старпом должен лично присутствовать при погрузке и ни в коем случае не покидать судна…

– Эй, на мостике, – крикнул старпом вахтенному помощнику, – последи тут, я на почту на полчасика смотаюсь.

Вахтенный кивнул. Казаков, старательно делая вид, что не спешит, направился к сходням.

4
{"b":"121150","o":1}