ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Толстяк в разодранной рубашке довольно шустро выкарабкался из-под обмякшего итальянца и поволок старпома через служебное помещение ресторана на улицу. Вид у дона Мигеля был геройский.

Аргентина. Грузовой порт Ла-Плата. Борт сухогруза «Хоуп»

– Какого черта вы бросили погрузку! Какого черта вы ввязались в пьяную драку! – Капитан метался по каюте и то и дело хватался за голову.

– Да что с ней случится, с погрузкой, Иван Захарович? Груз простой, документы в порядке. Я всего-то хотел отлучиться на полчаса, предупредил вахтенного, боцмана. Вы себя плохо чувствовали, и я не стал вас беспокоить.

– Я с ума сойду от этого бедлама, – простонал капитан и, сморщившись, боком устроился в своем кресле. – Зачем вас, Михаил Сергеевич, понесло на Виа-дель-Мара? Вы что, не знаете, какой это район? И зачем было ввязываться в драку? Какое вам дело до местных нравов, могли бы просто уйти. Тыщу лет вы их не видели, этих аборигенов, и еще тыщу лет не увидите. Рыцарь вы хренов! И так на судне один сброд, так я еще и старпомов должен из полиции вызволять.

– Просто я люблю итальянскую кухню, Иван Захарович, – отрешенно глядя в окно, ответил Казаков, напоминая себе, что этот рейс для него будет последним.

– Иди заканчивай погрузку, гурман, – с чувством, как ругательство, произнес капитан и махнул рукой.

Капитан остался один. Поставив локти на стол, он оперся лбом о сжатые кулаки и закрыл глаза. Не нравился ему этот рейс. Что-то было не так, как-то было на душе неспокойно, как будто чувствовал старый морской волк, что это не последние неприятности. И они не заставили себя долго ждать. Зазвонил внутренний телефон. Иван Захарович уставился на аппарат. Если в порту во время погрузки по-надобился капитан, то это не сулит ничего хо-рошего. Вообще, если на корабле все идет так, как надо, то капитану и вмешиваться-то в процесс не нужно. Капитан нужен для принятия решений в нестандартных ситуациях и для контроля. Да еще свою вахту отстоять. А вот если требуется вмешательство капитана, то это ЧП.

– Слушаю, – отозвался капитан в трубку.

– Иван Захарович, – послышался рас-строенный голос вахтенного помощника, ко-торый уже получил свою порцию взбучки на сегодня, – из города звонили. Каневская за-купала медикаменты для пополнения, и ей прямо там стало плохо. Грешат на малярию с каким-то аллергическим шоком. Ее в больницу отвезли.

– Твою мать! – не сдержался капитан. – Вызови ко мне второго помощника, срочно!

– Есть, второго помощника!

Что же за рейс такой! Утром уходить, а он остался без судового врача… Бывает, что и ничего страшного. Ходил он и без судового врача. Все люди взрослые, опытные, сами знают, какую таблетку когда выпить да как порезанный палец перевязать. Но тут что-то не хотелось рисковать. Бывает такое, что и операции надо делать, и жизни спасать. Нет, все правильно, надо срочно замену нанимать в порту. Размышления прервал молодцеватый второй помощник, энергичный и дотошный парень. Вот из кого хорошие старпомы получаются, а затем и капитаны.

– Ты в курсе, Коля, что с Екатериной Ивановной приключилось?

– В курсе, Иван Захарович, я как раз в рубке был, когда сообщение пришло. Замена нужна.

– Нужна, Коля, нужна.

– Так я съезжу в город. У них здесь клиника новая открылась недавно. Может, кого из наших специалистов командируют, или хотя бы со знанием русского языка.

– Ну, давай. Там на месте разберешься. Только в больницу к Катерине заскочи. Завезешь ее документы, денег оставь. Ну и вообще узнай, как дела, приободри. От меня привет передай. Пусть выздоравливает.

Второй помощник пропустил в каюту высокую молодую женщину и прикрыл за собой дверь.

– Разрешите представить, Иван Захарович, – Нина Боллард, врач с университетским дипломом. Клиника не возражает.

Женщина выглядела, мягко говоря, не очень. Впрочем, капитан Нестеров уже привык к не-ухоженному внешнему виду иностранок. Это в России женщины уделяют максимум внимания своей внешности, а в других странах, что в Европе, что в обеих Америках, женщины одеваются исключительно исходя из удобства, за прическами не следят, ногти до половины зарастают кутикулой. Дело даже не в том, что косметические салоны – дорогое удовольствие, в России женщины и сами себе маникюр прекрасно делают, – а в том, что западные женщины самодостаточны. Ей так удобно, ее своя внешность устраивает. Не тратят они времени на это… На Нине были какие-то абсолютно идиотские бесформенные светлые штаны, которые и брюками-то не назовешь; великоватая мятая футболка, на плечи был наброшен неопределенного цвета свитер. Нечесаные светлые волосы завязаны сзади хвостиком. Удивительно голубые большие глаза смотрели на русского капитана строго и как-то укоризненно. У Нестерова появилось впечатление, что он своими действиями уже нарушил санитарные правила или что-то еще на судне. «Ну и чучело», – подумал капитан.

– Прошу вас, мисс Боллард, – вставая, пригласил Нестеров по-английски врача сесть и протянул ей руку.

– Благодарю, капитан, но можно по-русски, – сухо ответила мисс Боллард и пожала руку крепко, по-деловому. «Вот такими рукопожатиями они тоже отличаются от наших, – подумал капитан. – Наши подают пальчики, а эта жмет руку, как прораб на стройке». С некоторым удивлением Иван Захарович отметил, что ноготочки у доктора отнюдь не запущенные, а холеные, хотя и без лака.

– Откуда вы знаете русский, мисс? – начал знакомство Нестеров. – Расскажите немного о себе.

– Я американка, родилась в США. Мать русская. Диплом получила в Калифорнии. Общая терапия, затем дополнительно квалификация по физиотерапии, травматологии. Работаю в Лос-Анджелесе, в специализированном медицинском центре, занимаюсь клиническими испытаниями медицинского оборудования. В Ла-Плату направлена для консультации в связи с поставкой партии медицинского оборудования.

По-русски она говорила чисто, иностранку выдавала лишь артикуляция человека, привыкшего с детства говорить по-английски.

– Замечательно, мисс Боллард, – кивнул головой капитан. – Вас ознакомили с условиями?

– Да, конечно, капитан. Меня все устраивает, к тому же через две недели я в отпуске и все равно собиралась лететь в Европу. А на грузовом корабле – это даже интересно.

– Тогда я вас больше не задерживаю, мисс Боллард. Потрудитесь до двадцати ноль-ноль прибыть на судно с личными вещами. Вахтенный помощник будет предупрежден и покажет вашу каюту и медицинский пункт. – Нестеров встал, врач поднялась следом, протянула капитану руку:

– Во внеслужебной обстановке можно просто Нина. Кстати, я захвачу для вас современное очень эффективное средство от геморроя – свечи для анального применения.

Капитан поперхнулся от неожиданности и кинул короткий взгляд на второго помощника. Тот сочувственно развел руками – американская прагматичность, никакого чувства такта.

Глава 3

Аргентина. Грузовой порт Ла-Плата. Борт сухогруза «Хоуп»

Плечистый лоцман протопал по трапу и ступил на борт. Пожав руку встречающему его вахтенному помощнику капитана, он подмигнул, вытащил изо рта прямую английскую трубку и отдал честь сингапурскому флагу «Хоупа». Океан был спокоен, день обещал быть тихим и погожим. Чуть меньше четырех тысяч миль отделяло судно от порта Уолфиш-Бей на африканском побережье. Всего несколько дней, и прибрежные песчаные дюны приветственно помашут редкими пальмами. Буксир-кантовщик развернул сухогруз и наконец отвалил. Теперь судно медленно выбиралось на рейд на своих двигателях.

Капитан Нестеров уходил из порта с некоторым облегчением. Какая-то непонятная черная полоса осталась позади. Все проблемы, кажется, решены и остались там, на темном пирсе. То, что настроение улучшилось, было и заслугой судового врача. Привезенные ею свечи позволили провести спокойную ночь и хорошо отдохнуть. Ночная вахта прошла без происшествий. Впереди соленый ветер и чистый воздух океана.

6
{"b":"121150","o":1}