ЛитМир - Электронная Библиотека

— Насколько я понимаю, вы направляетесь в Стокингс? — осведомился он с едва скрываемой иронией.

Мгновенно оправившись от испуга, леди Элиза подняла голову и рассмеялась:

— Да! Но какой вы бестактный, Шеннон! Как будто я не могла бы сама править своими лошадьми.

— Если бы я стал деликатничать, — парировал Шеннон, — то вы и мисс Пауэр оказались бы в ближайшей канаве.

— Уверена, что он прав! — кивнула Джорджина и, поймав на себе удивленный взгляд Шеннона, сердито закончила: — Вам не стоит смотреть на меня так! Я ведь говорила леди Элизе, прежде чем взять в руки вожжи, что никогда в жизни не управляла фаэтоном.

— Тогда это еще большая глупость — учиться на норовистых лошадях, — без намека на сочувствие отрезал Шеннон.

Джорджина погрузилась в мрачное молчание. Она понимала, что все дальнейшие попытки оправдаться не приведут ни к чему хорошему.

Однако леди Элиза сменила тему, поинтересовавшись, как идут дела в «Дубах».

— Замечательно, — не слишком любезно ответил их спаситель.

Леди Элиза позволила себе недоверчиво хохотнуть.

— О, неужели? А мы слышали совсем другое, — сказала она. — Леди Хессион раструбила на всю округу, как сэр Лендерс дал вам от ворот поворот, когда вы попытались навязать ему свое знакомство. Послушайте, Шеннон, боюсь, что в здешних краях у вас нет друзей!

Джорджина была потрясена. Однако она догадалась, что за дерзкими словами леди Элизы таится нечто большее, чем обыкновенная грубость: скорее всего, леди Элиза пытается любым способом завладеть вниманием Шеннона.

Попытка тем не менее вышла неудачной. Лицо Шеннона приняло жесткое выражение, не отрывая глаз от дороги, он спокойно ответил:

— Я привык к подобному отношению, леди Элиза. — Затем обратился к Джорджине, спросив, как идут дела у Брендона в Крайторне.

— Очень хорошо, — ответила она, радуясь возможности сгладить грубость леди Элизы. — Но, боюсь, вы очень огорчили его, не позволив приезжать к вам в «Дубы».

Шеннон, равнодушно пожав плечами, заметил, что такого рода огорчение быстро проходит.

— Я так не думаю, — возразила Джорджина. — Мой кузен не похож на остальных молодых людей его возраста. У него мало привязанностей, и, когда появляется друг, это для него очень важно.

Леди Элиза бесцеремонно влезла в разговор, сказав, что Шеннон обзавелся по крайней мере двумя друзьями — юным Квинливеном и мисс Пауэр.

На что Джорджина страшно разозлилась и с откровенностью, которую всегда одобрял сэр Джон и которая приводила в ужас леди Мерсер, потребовала, чтобы леди Элиза воздерживалась от подобных утверждений.

Шеннон сухо добавил:

— Вы ошибаетесь, леди Элиза. Мисс Пауэр платит мне ничуть не большей симпатией, чем леди Хессион. Просто у нее хватает такта не трубить об этом на всю округу.

От такого сомнительного комплимента Джорджина густо покраснела и была благодарна леди Элизе, которая ответила:

— О, очень хорошо, если это так! Но почему вы не хотите подружиться со мной и Джилсом? Мы могли бы поладить. Джилс — самое добродушное существо, которое я только знаю. А я всегда готова все простить! Я бы даже отважилась прислать вам приглашение на бал, будь я уверена, что вы поведете себя приличным образом.

— Я не напрашиваюсь на приглашение, леди Элиза, — резко оборвал даму Шеннон. — У меня достаточно дел, чтобы не тратить время впустую.

— Вы невозможный человек, Шеннон! — Леди Элиза делано рассмеялась. — Однако я очень удивлюсь, если не придет тот день, когда вы будете рады принять мое приглашение, которого, может быть, и не заслуживаете.

С этими словами она повернулась к Джорджине, намереваясь продолжить разговор, но впереди показались ворота Стокингса.

— Вы не зайдете к нам выпить немного вина в качестве вознаграждения за ваш галантный жест и наше спасение? — игриво предложила леди Элиза.

— Нет, меня ждут дела.

Леди Элиза вздохнула:

— Послушайте, Шеннон, вы и в самом деле никогда не поладите с людьми, если будете вести себя подобным образом. Но если вы действительно спешите, то возьмите хотя бы мой фаэтон. Ваш грум вернет его позже, или вы сделаете это сами, когда сочтете возможным…

— Нет, покорно благодарю, — отказался Шеннон. — Я предпочитаю прогуляться пешком.

— Пешком? Вы что, смеетесь? До «Дубов» не меньше пяти миль!

— И тем не менее я пойду пешком.

Леди Элиза умолкла и, когда фаэтон остановился перед дверями, поспешно выбралась наружу, увлекая за собой Джорджину, которая не успела даже попрощаться с Шенноном.

— О боже! — воскликнула леди Элиза, снимая перчатки и шляпу и протягивая их дворецкому. — Что за несносное создание этот Шеннон! Он совершенно безнадежен — не стоит даже пытаться! Хотя я не могу спокойно видеть, как его травят. Джилс, Джилс! — позвала она, увлекая Джорджину в красный салон, изящно обставленный на китайский манер, где сидели трое мужчин. — Мы чуть было не перевернулись, но тут вовремя появился Шеннон, который нас спас и довез до дому, как будто я сама не управилась бы с собственными лошадьми! Разумеется, ничего подобного не случилось бы, если бы я знала, что мисс Пауэр не умеет править.

Вылив одним потоком всю эту информацию на джентльменов, она потребовала для себя и Джорджины вина и, опустившись в кресло, небрежным жестом представила гостью майору Роту и сэру Маннингу Хартили, необыкновенно толстому джентльмену средних лет, одетому по последней столичной моде. Сэр Хартили уселся поближе к дамам и попросил изложить подробности происшествия.

Майор Рот — благородного вида мужчина немногим меньше сорока, совсем не походивший на своего соседа-франта, — также присоединился к нему в качестве внимательного слушателя. Когда леди Элиза замолчала, он, едва заметно улыбнувшись, вставил:

— Да, это вполне в духе Марка.

Джорджина удивленно посмотрела на него.

— Марка? — спросила она. — О… вы имели в виду мистера Шеннона? Вы его знаете?

— И достаточно близко, — кивнул майор Рот. — Мой дядюшка жил по соседству с лордом Кертаном в Шотландии. До того как он умер несколько лет назад, я частенько гостил у него. Разумеется, Марк несколькими годами младше меня, но в юности мы много общались.

— Вот как! — воскликнула леди Элиза. — А я и не знала, что вы так близко знакомы с ним. Скажите, он всегда был таким букой? Или на него что-то сильно повлияло?

— Да, леди Элиза, — серьезно ответил майор Рот, — он всегда был замкнутым и избегал общества. Но вы не должны забывать, что у него на это имелись причины.

Он глянул на Джорджину, сомневаясь, продолжать ли дальше, потому что не знал, что ей известно из биографии Шеннона. Но леди Элиза потребовала:

— О, вам не следует смущаться! Ни для кого не секрет, что Шеннон незаконный сын лорда Кертана. Как только он женился на Ноле, эти слухи мгновенно облетели наши края.

Однако майор Рот по-прежнему не был склонен обсуждать щекотливую тему, несмотря на явное нетерпение леди Элизы. Джорджина размышляла, отчего это леди Элиза выказывает такой неприкрытый интерес к Шеннону и нет ли у полковника Малладона оснований ревновать жену? Но внешне все обстояло благопристойно. Полковник был глух к многочисленным комплиментам, которые сэр Маннинг Хартили расточал его жене в течение всей беседы.

Поначалу сэр Хартили сосредоточил свое внимание на Джорджине, назвав ее «настоящей маленькой красавицей». Потом высказал ей пару столь откровенных комплиментов, что она густо покраснела и испытала истинное облегчение, когда леди Элиза, не привыкшая оставаться на вторых ролях, вернула себе его внимание. Беседовали о лошадях. Полковник, похвалив замечательную наездницу мисс Пауэр, предложил ей посмотреть его чистокровных лошадей. И не успела леди Элиза опомниться, как он и майор Рот повели юную гостью по длинной террасе в конюшни.

Джорджина не удивилась, что леди Элиза не захотела присоединиться к их компании, но ее поразило, что уже через пять минут она прислала слугу за мужем. Ей немедленно понадобилось его видеть, дабы обсудить планы на вечер. Это был явный предлог, и по тому сдержанному недовольству, с которым полковник Малладон воспринял его, было ясно, что он все прекрасно понял.

18
{"b":"121172","o":1}