ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако он сказал своим гостям, что им незачем возвращаться в дом, и по его просьбе майор Рот взял на себя роль хозяина и принялся показывать Джорджине конюшни. Когда полковник ушел, они глянули друг на друга и улыбнулись. Джорджина не выдержала первой и расхохоталась, а майор присоединился к ней — его смех напоминал негромкое покашливание.

— О нет! Скандала не будет! — уверил он ее. — Знаете, Малладон мягок и сговорчив.

— Возможно, даже слишком, — откровенно заметила Джорджина. — О господи, мой проклятый язык! Мне не следовало бы так говорить. Леди Мерсер предупреждала меня, что молодая леди не должна открыто выражать свое мнение.

— Полагаю, мир был бы скучен, если бы все юные леди следовали этому правилу, — с улыбкой заметил майор Рот. — Как мне показалось, вы не слишком хорошо знакомы с Малладонами, мисс Пауэр?

— Это так. Я в Керри всего пару недель, а поскольку моя тетя, миссис Квинливен, была больна, то до последнего времени я не покидала дом. Полагаю, вы знакомы с моими родственниками, Квинливенами, поскольку часто здесь бываете?

— Если честно, то нет. Это мой первый визит в Керри. Но я слышал, как о них упоминали Малладоны. Им из-за женитьбы Марка Шеннона на вашей кузине пришлось покинуть «Дубы»?

— Да. Интересно было узнать, что Шеннон ваш друг, — откровенно призналась Джорджина. — Я не предполагала, судя по его заносчивости, что у него могут быть друзья. Возможно, вы имели в виду, что когда-то дружили с ним.

— Напротив, — возразил майор Рот, — я считаю его своим ближайшим другом и теперь.

— Вот как? Значит, он не всегда был таким… таким неприятным?

Майор Рот улыбнулся:

— Поскольку я приехал только вчера, то затрудняюсь вам ответить. Как я уже говорил леди Элизе, он никогда не жаловал общество, но я бы не сказал, что он заносчив. Просто он таков, каков есть.

Джорджина в задумчивости кивнула.

— Видимо, он приехал сюда, заранее настроившись, что не будет признан соседями, — высказала она вслух свои мысли. — Но это самое худшее, что он мог сделать. И я уверена, что люди вроде леди Мотт и сэра Хемфри не стали бы задирать перед ним нос и охотно приняли его соседство, если бы убедились, что он не из породы авантюристов. Однако он не захотел никого переубеждать и в результате остался непризнанным.

— Мне грустно это слышать, — сказал майор Рот, помрачнев. — Но может, еще все наладится…

— Ничего не наладится, если ему не помочь… — возразила Джорджина. — Разумеется, он сам во всем виноват. Должна признать, я сама относилась к нему с предубеждением, пока не увидела, с какой добротой он относится к моему кузену Брендону и с каким почтением относятся к нему простые люди…

— Рад это слышать, — сказал майор Рот. — Вряд ли могло быть по-другому. Я не видел никого, кто лучше его разбирается в земледелии; в прежние времена говорили, что земли графа Кертана самые ухоженные по сравнению с теми, что находятся по соседству.

— Интересно, почему лорд Кертан ничего не оставил ему после смерти? — не могла сдержать любопытство Джорджина.

— Должен признать, — ответил майор, — меня это тоже удивило. Они были во многом схожи — оба с сильными характерами, ничего не отдавали и не принимали с легкостью. К тому же леди Кертан никогда его не любила. Она имела огромное влияние на мужа и не хотела, чтобы Марк рос под одной крышей с ее детьми, как равный. У них была большая семья, и, видимо, она убедила графа, что любое наследство, оставленное им Марку, будет в ущерб их общим детям.

Джорджина прикусила губу, слушая этот рассказ. Потом в задумчивости обронила:

— И видимо, нынешний лорд Кертан настроен к нему точно так же?

— Да. Они никогда не общались друг с другом. Марк был самым старшим и самым сильным, поэтому ему не пришлось обращаться к брату, когда тот стал графом Кертаном. Вы не думайте, будто он жаловался мне. Все, что я знаю, исходило от Эдмунда, младшего брата, который всегда был расположен к Марку. Он рассказывал мне такое, что не следовало бы выносить из семьи.

— Значит, после смерти графа новый лорд Кертан дал Шеннону от ворот поворот? — спросила Джорджина.

— Не сразу. Должен признать, я был удивлен, почему Марк не оставил их сам. Он, видимо, полагал, что сможет поладить с новым графом. Но дело в том, что тот захотел взять хозяйство в свои руки, и уже через год Марку пришлось искать себе новое место. Он никогда не желал принимать чьей-либо помощи, даже друзей. Я узнал обо всем лишь тогда, когда он женился на вашей кузине и уехал на континент.

Джорджина, которую очень заинтересовал рассказ майора Рота, с досадой увидела, как к ним приближается полковник Малладон, что означало конец беседе. Так и произошло. Полковник похвалил кобылу, которую поглаживала Джорджина, и предложил совершить прогулку, чтобы девушка могла прокатиться на ней.

Вскоре был подан экипаж, чтобы отвезти Джорджину в Крайторн. Всю дорогу до дома она думала о Шенноне. Теперь, после беседы с майором, стало ясно, что она судила о нем ошибочно. Майор Рот был не только благороден, но и умен. Если такой человек, зная Шеннона многие годы, считал его своим близким другом, как же она была не права в своих суждениях. Рассказ майора о юных годах Шеннона многое прояснил в его характере. Не удивительно, думала Джорджина, что он не сумел наладить отношения с соседями. Он приехал сюда, зная, что будет отвергнутым, и он будет отвергнутым, если только в ближайшее время ничего не сделает, чтобы изменить свое положение. Присутствие майора Рота могло бы помочь, но он был здесь всего лишь на положении гостя.

В голове Джорджины зародилась одна идея, которую она решила обсудить с Брендоном при первом же удобном случае.

Глава 10

Случай представился в тот же вечер, когда миссис Квинливен отправилась к себе в комнату, как обычно, вздремнуть после обеда. Брендон уединился с книгой в желтой комнате.

— Я хочу поговорить с тобой о Шенноне, — напрямую сказала Джорджина.

— О Шенноне? С чего это вдруг?

— Я намерена помочь ему войти в здешнее общество. Как ты думаешь, твоя мать согласится устроить небольшой дружеский прием на следующей неделе, если я намекну ей на это?

Брендон захлопнул книгу и с подозрением посмотрел на кузину.

— Какого дьявола ты замышляешь? — спросил он. — Ты, должно быть, не в своем уме, если думаешь, будто мама пригласит Шеннона сюда!

— Я это понимаю, — вздохнула Джорджина. — Но если я скажу, что сама разошлю приглашения, и…

Она не закончила предложение, надеясь, что Брендон ее поймет.

— Ты хочешь сказать, что сама его пригласишь? — громко рассмеялся он. — Ну и хитрюга! Но ты представляешь себе, что скажет мама, когда он войдет в дом? Да ее просто хватит удар!

— Разумеется, я заранее предупрежу ее, — заверила его Джорджина. — Только не слишком рано, а то ничего не получится. Разве это плохая идея, Брендон? А раз уж он приедет, то у нее не хватит духу выставить его за дверь. И когда все увидят, что он принят в этом доме…

Брендон все посмеивался.

— О, это хитро задумано! — сказал он. — Но, во-первых, он не приедет, а если бы даже приехал… Черт, хотел бы я видеть, какая каша тут заварится. Боюсь, это пустая трата времени!

Джорджина села рядом с Брендоном.

— Почему? — не унималась она. — Я разговаривала с майором Ротом. И он сказал, что знает Шеннона еще с тех пор, как тот был юношей, и высоко ценит его. Думаю, что была к нему ужасно несправедлива. Поэтому обязана что-либо сделать, чтобы загладить свою вину перед ним. Если мы покажем людям, что он вовсе не проходимец, за которого его здесь принимают, то в дальнейшем твоей дружбе с ним ничто не помешает.

Последний довод возымел действие. Желание возобновить дружбу с Шенноном заставило Брендона, наконец, признать, что план кузины не лишен здравого смысла. И молодые люди принялись обсуждать, Как им навести миссис Квинливен на мысль устроить небольшой званый вечер.

19
{"b":"121172","o":1}