ЛитМир - Электронная Библиотека

— Херефордшира, — поправила его Джорджина. — Это наше родовое поместье. Но с тех пор, как сэр Джон умер, моя семья живет в Бате. Но я не вижу, каким образом это может касаться вас, мистер Шеннон. Ваша жена умерла, так что вы можете считать, что нашему родству положен конец.

Он слегка поклонился, и у нее создалось впечатление, будто он ничуть не задет ее словами. Он внимательно рассматривал ее, словно какую-то школьницу.

— В этом я готов услужить вам, — наконец последовал его ответ. — Однако вы находитесь в моем доме, и я испытываю естественное любопытство, желая знать, кто мои гости.

Джорджина не нашлась сразу что ответить и с облегчением вздохнула, когда в комнату вошел Брендон с графином в руках и единственным стаканом.

— Вот ваше вино, сэр, — чопорно произнес он, ставя стакан на стол и наполняя его.

— Вы не составите мне компанию? — с ленивой и, как подумалось Джорджине, насмешливой вежливостью поинтересовался Шеннон.

— Нет, благодарю вас! — отказался Брендон. — Сэр, я подумал…

Но в следующий момент со стороны холла послышался слабый кашель, и глаза всех присутствующих устремились на худощавую фигуру пожилого джентльмена, который появился в дверях.

— Доктор Калреви! — воскликнул Брендон. — Входите, сэр! Как там моя мать? Надеюсь, кость не сломана?

Доктор с некоторым удивлением оглядел высокую фигуру Шеннона, по-хозяйски расположившегося в кресле.

— Прошу прощения, Брендон, — извинился он. — Я понятия не имел, что у вас гость.

— Это мистер Шеннон… муж моей кузины Нолы — доктор Калреви, — запинаясь, пояснил Брендон.

— К вашим услугам, сэр, — поднявшись с кресла, поклонился Шеннон. — Не желаете ли разделить со мной стаканчик этой чудесной мадеры?

Джорджина едва не раскрыла рот от удивления, услышав, с какой легкостью он взял на себя роль хозяина. Да и сам доктор Калреви посмотрел на самоуверенного джентльмена с явным неодобрением.

— Нет, благодарю вас, сэр, — чопорно ответил он. — Я хотел бы сказать пару слов молодому Квинливену.

Он помолчал, видимо ожидая, что Шеннон извинится и выйдет из комнаты, но Шеннон и не думал этого делать.

— Вы не знакомы с моей кузиной мисс Пауэр? — Брендон повернулся спиной к Шеннону весь красный от гнева.

Доктор Калреви поклонился.

— Должен сказать, это настоящая удача, что вы здесь, мисс Пауэр, — сказал он. — Миссис Квинливен в панике. Кость, слава богу, не сломана, но она испытывает страдания от сильного растяжения. Мне бы не хотелось оставлять ее на попечении одних лишь слуг, и ваше присутствие в значительной степени может подбодрить ее.

Джорджина с трудом нашлась что сказать. Ее участие к тете Белле едва не было подавлено чувством негодования к Шеннону, который присутствовал при этом разговоре.

В следующий момент оно лишь усилилось, когда он прервал разговор Брендона с доктором:

— Правильно ли я понял, что миссис Квинливен еще какое-то время будет находиться здесь, прежде чем сможет уехать в Крайторн?

Доктор Калреви с неодобрением посмотрел на него:

— О да! Она не должна вставать с постели по крайней мере неделю, после чего ей следует передвигаться с большой осторожностью. Видите ли, сэр, сильное нервное расстройство лишь усугубилось падением с лестницы. А миссис Квинливен из тех дам, чьи нервы легко приходят в возбужденное состояние…

Шеннон ничего больше не сказал, но, когда дверь за доктором закрылась, он не терпящим возражения тоном обратился к Брендону:

— Все, разумеется, уладится. Я остаюсь. Постарайтесь отыскать кого-нибудь из ваших распрекрасных слуг, пусть отнесут наверх мой багаж, а я попробую достать вашего управляющего хоть из-под земли и привести его в чувство, дабы он мог дать мне представление о состоянии дел.

И он вышел из комнаты, считая дальнейший разговор излишним. Джорджина посмотрела на Брендона, и в ее глазах вспыхнули опасные огоньки.

— Кузен, — сказала она, — неужели ты намерен позволить этому отвратительному человеку расхаживать по дому и вести себя подобным образом?

— Знаешь, мне на это плевать, — поежившись, ответил Брендон. — Не могу же я выгнать его, если он надумал остаться… ты же видишь.

— Я не желаю ничего видеть! — возмутилась Джорджина. — Ты, по крайней мере, должен поставить его на место!

Брендон растерянно улыбнулся:

— Господи, ты, кажется, хочешь, чтобы я выставил его отсюда?

— Вот именно! — воскликнула Джорджина.

— Но даже если я сделаю такую попытку, он не обратит на нее внимания, — возразил Брендон. — Он просто решит, что у меня не все в порядке с головой. Черт побери, Джорджи, это мы не должны находиться здесь. У мамы был год на то, чтобы освободить дом, и, насколько мне известно, она Шеннону это обещала.

Рассуждения кузена мало подействовали на Джорджину, и она принялась упрекать его в трусости. В ответ он заявил, что было бы лучше, если бы она вела себя поскромнее или вообще не приезжала в Ирландию и что они справились бы со всеми проблемами и без нее. После чего он, прихрамывая, поспешил наверх справиться, как там его мать.

Джорджина смирила свой гнев и задумалась над тем, что же ей теперь делать. Но так ничего и не придумав, она через пять минут последовала за Брендоном. Нора Квилл сидела подле своей хозяйки. При виде Джорджины она встала и прижала палец к губам. Женщины вышли в холл.

— Доктор дал ей снотворное, и она наконец уснула, — шепотом сообщила Нора. — Так что не нужно беспокоить ее, мисс. Ей так много пришлось пережить за сегодняшний день.

Джорджина выразила свое сочувствие и поинтересовалась, не может ли она чем-то помочь страдалице. Няня покачала головой:

— Не хозяйке, мисс, поскольку я управлюсь со всем сама. Но если бы вы могли присмотреть за тем, что творится внизу, — я уверена, господин Брендон сущий ребенок во всем, что касается хозяйства. Не считая своих занудных книг. А теперь, по его словам, этот чертов Шеннон намерен заночевать здесь, как будто нам и без него мало забот!

— Да, — подтвердила Джорджина, — он попросил, чтобы ему приготовили спальню. — Ей не хотелось сплетничать со служанкой о будущем хозяине «Дубов», каким бы несносным она ни нашла его поведение, но Нора по ее виду сама обо всем догадалась. — Не подскажете ли вы мне, какая из спален наиболее подходящая?..

— Подходящая! — фыркнула Нора. — Если вы хотите знать мое мнение, какая комната подошла бы ему, то я отвечу — угольный подвал. — Она недовольно передернула плечами. — Можно разместить его в зеленой спальне в передней части дома. Это была комната мистера Деклана, и раз он собирается стать здесь хозяином…

И она вернулась к своей подопечной, а Джорджина отправилась на поиски экономки, которую обнаружила на кухне болтающей с поварихой. Отдав миссис Хопкинс распоряжения насчет зеленой спальни, она вернулась в библиотеку, где застала Брендона с книгой в руках, и тот объяснил ей, что, покуда был жив Деклан Пауэр, он держал все дела в своих руках.

— Мама никогда ничего не смыслила в хозяйстве, — в который раз признался он. — И после того, как она поселилась здесь, дядя Деклан не слишком надеялся на ее помощь. Он лишь хотел, чтобы она оказывала положительное влияние на Нолу, все остальное он взял на себя. У нас была экономка, миссис Кюрен, но, когда дядя Деклан умер, мама решила, что ее долг заняться хозяйством. Понятно, что миссис Кюрен не потерпела ее вмешательства. Не успели мы глазом моргнуть, как она упаковала вещи и вернулась к себе в Корк.

Он, кажется, забыл о недавней перепалке, и Джорджина, обрадовавшись его незлопамятности, присела рядом.

— Полагаю, Шеннон намерен обедать с нами, — сказала она.

— Думаю, что да, — ответил Брендон. — Я только что заглянул в конюшню. Его конюх распряг лошадей; по всему видно, что они никуда не собираются сегодня ехать. Отличные, должен сказать, лошадки. Хангер, конюх, говорит, что хозяин приобрел их в Корке. Должен признать, он знает толк в лошадях.

— На твоем месте я бы не стала знакомиться с его конюхом, — сердито заявила Джорджина. — Мы вынуждены оставаться здесь, пока твоя мать не поправится, но в дальнейшем я ни за что на свете не желаю иметь с ним дел.

7
{"b":"121172","o":1}