ЛитМир - Электронная Библиотека

Я нервно глотнула коктейль.

— Хм-м, нет. Ничуть.

Уж сегодня-то точно нет, у меня не оставалось времени скучать с его собакой-диабетиком и разгоряченным любовником. Но что, если бы их не было? Два бесконечных дня в неделю. Каждую неделю. Я буду смотреть на отполированный пол, блестящую мебель и слушать тиканье напольных часов, поджидая случайных прохожих. Раз сегодня, по его меркам, чрезвычайно хороший день.

Я тайком покосилась на его утонченное и доброе лицо и задумалась: а он случайно не хочет сделать меня менеджером своего лондонского магазина? Чарли рассказывал, что у него есть магазин на Эбери-стрит, куда съезжаются люди со всего мира, чтобы посмотреть на его товар. Я и не думала, что у Кита есть еще кое-что про запас, но, видимо, лондонский магазин был настоящей жемчужиной, своеобразным выставочным залом, где собраны все эксклюзивные предметы из этого дома, который служил чем-то вроде склада. Так я могла бы там чудеса творить! Могла бы стать чрезвычайно обаятельной хозяйкой и даже поселиться в маленькой уютной квартирке, например над магазином: перевезти мальчиков, послать к черту Оксфордшир и тут же вернуться в Лондон! Может, я даже смогу иногда ездить вместо него в заграничные командировки. Пара дней в Нью-Йорке меня устроят идеально — быстренько пробегусь по «Блумингдейлс», потом вернусь на Эбери-стрит. Только вот в разговоре выяснилось, что Кит сам планировал заниматься именно этим. С моей помощью. Он хотел проводить несколько дней в неделю в своем стильном антикварном бутике в Лондоне, а на выходные возвращаться в загородный особняк. За исключением тех случаев, когда он за границей: тогда его можно найти в отеле «Георг V» в Париже или в нью-йоркском «Хилтоне». Я слушала его и завидовала. Хорошая же у него жизнь: спокойная, яркая, интересная, в меру роскошная — жизнь элегантного, эрудированного человека. Но тогда почему, скажите на милость, его жена сбежала с водопроводчиком?

Возвращаясь домой тем вечером, я размышляла над этим вопросом. Мы выпили больше, чем один коктейль, и хорошенько посмеялись. Мы выяснили, что у нас полно общих знакомых, любителей антиквариата — эклектичная компания до истерики изнеженных людей, которых особенно много в Нью-Йорке. Мы хохотали до визга, вспоминая их чудачества. Неужели она все это променяла на трубы и клапаны? Хотела бы я увидеть этого водопроводчика. Хотела бы я увидеть парня, который мог предложить больше, чем Кит. Хотя Чарли же говорил, что ее антиквариат не интересует. Он описал ее как Барби, которая только и знает, что бегать по модным фитнес-клубам. Контрастные пряди в волосах, круглогодичный загар и страсть к посещению винных баров. А поскольку антиквариат для Кита был не только работой, но всем его миром, я прекрасно понимала, почему их брак развалился.

«Очень важно, чтобы работа супруга тебя интересовала», — подумала я, проезжая по темным деревенским дорогам. Неду всегда нравилось бывать на закрытых торгах, даже если о коллекции он ничего не знал; ему нравилась напряженная атмосфера аукциона, он был в восторге от обстановки и воспринимал аукцион как театральную пьесу. Занавес поднимался и опускался лишь с последним ударом молотка. Я же провела много счастливых часов, просматривая вместе с ним отснятые эпизоды: пусть я не вникала в мелочи, но мне нравилось смотреть, как он снова и снова прокручивает пленку, пережевывает каждый кадр, решает, что вырезать, зная, что именно от этого зависит успех или провал, и терпеливо ждет того момента, когда будет полностью доволен. У нас с Недом была гармония, хотя обитали мы в совершенно разных мирах.

Я глубоко вздохнула, проезжая мимо ворот Незерби. Воспоминания о тех днях до сих пор причиняли мне почти физическую боль. Я ощущала тупую боль внизу живота, потому что знала: у нас было то самое. Та незаметная, особая гармония, которую все ищут и так редко кто обретает. А некоторые просто притворяются, что нашли ее, женятся и довольствуются тем, что есть. Притираются друг к другу и делают все возможное, горько улыбаются и говорят: «Мы хорошо ладим. Просто у каждого брака бывают неудачные периоды».

Нет, у нас все было иначе. Наша любовь была настоящей. И я знала, что сейчас ищу того же самого, потому что человеческая природа просто не может без любви. Но когда я задумывалась об этом серьезно, как, например, сейчас, в машине, подъезжая к дому, в котором он вырос, я пугалась до смерти. Потому что тот человек, с которым я пытаюсь обрести эту гармонию, в какой-то степени так же недоступен, как и Нед. Я не говорю, что Чарли все равно что мертвый, но он же женат. Кто знает, может, он и уйдет от своей жены, но… Машина вдруг резко завиляла. Уйдет от жены? И бросит ребенка? А хорошо ли это, Люси? Неужели ты хочешь именно этого? По моей спине пробежал холодок. О боже, иногда я сама себя пугаю. Но только иногда. Как правило, я зарываю голову в песок и вообще не думаю о его жене. А когда думаю, она всегда в монашеском обличье, принимает духовный сан. И это ее выбор, ее решение. А я тут ни при чем.

Подъезжая к амбару, я посмотрела на ночное небо и выбрала звездочку — днем я обычно выбирала облако.

— Ну и что бы делал ты? — хриплым шепотом спросила я звезду. — Что бы делал ты, если бы я умерла, Нед? Если бы все случилось наоборот?

Я часто над этим думала. И мне кажется, он ответил бы так же, как я. И стал бы искать другую. Но все же действовал бы более осмотрительно и сдержанно. Конечно, он был бы убит горем, как и я сначала, а потом наступил бы период успокоения. Спокойное время, когда бы он, как и я, заботился о мальчиках, занимался обычными делами, день за днем, и был бы одинок. Но потом, Нед, разве потом ты бы не вышел из машины, не посмотрел бы на небо и не решил осторожно попробовать снова? Как я пробую сейчас? Ты бы не стал вечно прозябать в одиночестве, как бы глубока и сильна ни была наша любовь. Но я поняла, что даже не могу посмотреть этой звездочке в лицо. Я поняла, что Нед попробовал бы начать новую жизнь гораздо более честным и менее грязным путем, и уж ни в коем случае не с замужней женщиной. Он бы нашел более подходящую кандидатуру.

«Как Кит Александер, например», — раздраженно прокричал мой внутренний голос, когда я закрыла за собой дверь. «Да, конечно, это было бы намного удобней», — со вздохом подумала я. Едва ли он горит желанием пригласить меня на свидание или что-то в этом роде, но я почувствовала, что между нами пробежала искра. Предлагая мне второй коктейль, он тем самым показывал, что моя компания ему приятна и он не прочь увидеть продолжение вечеринки. Это, конечно, не много, но и не мало, и в нашем возрасте, учитывая наши обстоятельства и прошлое, этого вполне достаточно. Я намеки понимаю. И все бы так мило устроилось! Кит — умный, интересный человек, обожает антиквариат и будет обожать меня, а еще у него два взрослых сына, которые станут примером для моих маленьких сыновей, и при этом им даже не надо менять подгузники — о нет, самое большее, что я от них получу, это большой мешок с грязным бельем! И мы все сможем ужинать за большим дубовым столом на кухне в особняке Фрэмптон. Широко раскрыв глаза, Бен с Максом будут слушать рассказы добродушных сыновей Кита о каникулах в Африке или Перу (в глубине души оба они испытают огромное облегчение, оттого что их отец наконец-то нашел себе милую девушку, которая разделяет его интересы). У нас будет большая счастливая семья. И Нед бы меня одобрил, я уверена. О да, насчет Кита у Неда не возникло бы никаких возражений, но вот Чарли? Я поморщилась, спрятавшись от укоряющего, сверкающего взгляда небес, и побежала к амбару.

Подойдя к двери, я посмотрела наверх. В спальне мальчиков было темно: значит, надеюсь, они крепко спят. Триша забыла задернуть шторы. Вставляя ключ, я заглянула в окно. Горел неяркий свет от двух настольных ламп, и я ее не видела. Наверное, она в туалете или наверху. Тут я поняла, что надо было позвонить ей, предупредить, что я задерживаюсь, но Триша же такая умница. Наверняка догадалась, что надо уложить мальчиков и дождаться меня. Когда я вошла, то услышала какое-то движение. Она сидела на диване ко мне спиной, но когда она встала и обернулась… оказалось, что это вовсе не Триша. Это была Роуз.

53
{"b":"121173","o":1}