ЛитМир - Электронная Библиотека

— Бред, — проговорила Мимси, защищая меня, — ты правильно сделала, что не вмешалась. Ты знаешь, что Роуз не станет ругать маленьких мальчиков, особенно твоих сыновей. Так что даже хорошо, что Макс сам с ней объяснился. Так же обстояло дело, когда Нед с Гектором были маленькие: им все сходило с рук, а Лавиния с Пинки для нее попросту не существовали, они все детство провели с Джоан, помогая ей накрывать на стол. Кстати, где Лавиния? Когда мы говорили по телефону, у нее был какой-то странный голос.

— Романтическое свидание, — горько проговорила я, восхищенно глядя, как ловко Мимси управляется с длинными стеблями, расставляя их в хрустальной вазе.

Она оторопела.

— И с кем же? Надеюсь, не с этой кошмарной мартышкой, Рочестером-Кларком?

— Нет, с каким-то Родди Тейлором.

— А, Родди Тейлор! Я уже хотела над ней посмеяться, но Родди довольно симпатичный. Вот Рочестер-Кларк — ужас. Я как-то раз с ним встречалась — даже пару раз, вообще-то, видимо, совсем была в отчаянии, — и он все время водил меня по шикарным ресторанам. Это было, еще когда я жила в Лондоне, постоянно нуждалась в деньгах и все время хотела есть. Он мне не нравился, но в конце концов я почувствовала себя виноватой из-за того, что он меня кормит, и подумала, что должна… ну, ты понимаешь.

— Господи, — хихикнула я, — мне это чувство знакомо. Кошмар! И ты это сделала?

— Ну, я пригласила его к себе в квартиру как-то вечером: мне казалось, что мы оба в глубине души понимаем, что что-то должно произойти. Я даже предложила приготовить для него ужин — ненормальная. Короче, он пришел и даже принес с собой сумку с вещами — мне это показалось уж слишком наглым. Там была пижама, зубная щетка, тапочки, пачка хлопьев, и — ты не поверишь — одноразовое сиденье для унитаза.

— Обалдеть! — воскликнула я. — Так он себе представлял ночь страсти?

— Но ничего у нас не получилось. Я просто не смогла. — Она задумчиво прищурилась. — Кажется, меня добило сочетание хлопьев и одноразового сиденья. Как будто второе непосредственно вытекало из первого. Я, наверное, представила, как буду убирать в ванной после того, как он там закончит. Очень несексуально.

Мы в ужасе завизжали, а потом поспешно прикрыли рты. Было как-то неправильно надрывать животы от хохота в церкви. Но и приятно тоже. Такой знакомый, милый звук женского смеха. Я смотрела, как Мимси искусно расставляет вазы, чтобы цветы с длинными стеблями были позади, а с короткими — спереди, слегка увядшие бутоны менее видны, а крепкие — на самом виду. Ей это удавалось так легко, без усилий. Но ведь у нее был процветающий бизнес — цветочное оформление для роскошных свадеб. Она работала, и светлые волосы закрывали ее сияющие зеленые глаза. Я была рада ее видеть. Надо нам почаще встречаться. Я хотела бы познакомиться с ее друзьями. Наверняка у нее их куча.

— Что ты делаешь в свободное время, Люси? — спросила Мимси, почти прочитав мои мысли. — Я слышала, ты работаешь у Кита Александера в особняке, но там не очень-то весело. После Лондона тебе здесь наверняка страшно скучно, да?

— Пока еще нет, — осмотрительно ответила я. — Ведь я здесь совсем недавно, но понятно, что рано или поздно… ну, здесь очень тихо.

— Тихо! Послушай меня, — сказала она и помахала цветком у меня перед носом. — Поверь, уж я-то знаю: тут просто трясина. Разве что ты любишь торжественные обеды, где дамы выходят из-за стола, а мужчины идут пить портвейн, или игры в бридж пара на пару или в вист. Это ужасно. Единственный просвет в этом болоте — местная дискотека в Портабери.

— Хорошая?

— Если тебе нравятся прыщавые юнцы моложе семнадцати лет, то лучше не найти. Но нормального мужика ты тут никогда не встретишь. Придется время от времени выбираться на охоту в Лондон.

— Но я уже кое-кого встретила, — взволнованно проговорила я: не удержалась. — Мужчину. И он просто прелесть, хотя, должна признать, я как раз в Лондоне с ним и познакомилась.

— Правда? — Ее глаза округлились. Она бросила свой букет и с восхищением посмотрела на меня. — Быстрая работа. Я потрясена. Когда узнаю тебя получше и мы разопьем бутылочку вина, расспрошу поподробнее, — поддразнила меня она. — Только не говори, что это Кит Александер!

Я уставилась на нее.

— Нет, что ты, — медленно проговорила я. — Правда, я вроде как задумывалась на эту тему… Так, в абстрактном смысле. Подумала, что он очень мил и лакомый кусочек, между прочим. А что с ним не так?

— Да ничего, — поспешно выпалила она, подбирая папоротник. — Ты права, он очень милый и лапочка.

Просто… — она заколебалась. — Просто у него есть одна проблема. Поскольку я дружу с Джулией, я об этом знаю. Но не могу рассказать.

— С Джулией?

— Это его жена. Бывшая.

— Точно! — Я резко опустила цветы. — Мне всегда было любопытно. А почему ты не можешь рассказать? Какая она, эта Джулия? Она, что, правда, сбежала от него с водопроводчиком?

— Да, правда, но она очень долго терпела. Понимаешь ли, — Мимси явно сомневалась, стоит ли мне признаваться, — мне, наверное, не надо говорить об этом, но… Когда Джулия сбежала, весь огонь обрушился на нее, все порицали ее, как грязную шлюшку, а это так несправедливо, потому что она-то была не виновата. Видишь ли, проблема в том, что Кит — импотент.

Я вытаращилась на нее. Потом нахмурилась.

— Погоди-ка, я все время путаю. Это значит, что он не может иметь детей или у него не стоит?

— Мягко говоря, последнее, хотя, разумеется, если у него не стоит, он и детей сделать не может. Хотя как-то им удалось в первые годы брака родить двоих.

— О боже. А потом… что, никакого секса?

— Вот именно, никакого секса, хотя они и пытались. Оба. Бедняжка Джулия из кожи вон лезла, чтобы превратиться в сексуальную кошечку и завести Кита, но это все-таки не ее стиль. Откровенно говоря, она довольно резкая девица, любит лошадей и больше всего в жизни обожает чистить конюшни в джинсах и резиновых сапогах. Но когда она поняла, что его это не возбуждает, а, наоборот, отталкивает, она записалась в спортивный клуб. Похудела, загорела в солярии с головы до ног, сделала маникюр, и когда я ей ни звонила, ее вечно не было дома — только она не на лошади каталась, а покупала эротичное белье. Видела бы ты, как она ради него наряжалась! И куколкой, и женщиной-вамп, и мисс Садомазо — перепробовала все. Кит в нетерпении ждал ее в кровати, и она выплывала из ванной, танцевала для него канкан, надеясь, что он вот-вот обнажит свой железный стержень, но… Ничего. Ноль. Я подавила смешок:

— Как печально. Значит, так у них ничего и не получилось?

— Иногда получалось, конечно, но всегда в самый неподходящий момент. Джулия все время шутила, что ходит она себе спокойно по супермаркету, и тут Кит звонит по мобильнику и кричит: «У меня эрекция! Скорее, дорогая, приезжай!» Она бросает тележку с продуктами и шипит в трубку: «Пристегни его к кнуту для верховой езды, я еду!» — Мимси вздохнула. — Да уж, Джулию нельзя упрекнуть в том, что она не старалась. Они оба делали все возможное, чтобы спасти брак. Десять баллов из десяти за творческую изобретательность. — Она прищурилась и посмотрела в никуда. — Одно время даже играли в «голый крокет», хотя Джулии это не очень-то нравилось. Голышом стоять на сырой лужайке было холодно, и к тому же Фрэмптон видно из половины домов в деревне. Но Кит настаивал, что именно в такой позе, когда она размахивает молотком, его либидо прямо-таки чудесным образом взлетает.

— Ну, если уж это не сработало, то ничего не поможет! Тогда неудивительно, что в конце концов она выбрала старый добрый секс с парнем в голубом комбинезоне.

— Именно. В один прекрасный день он пришел к ним домой, проделал какие-то чудеса с поплавковым клапаном, и она уже не вернулась к Киту. И я считаю, что винить ее нельзя. — Она вздохнула. — Так что наш Кит вовсе не такой лакомый кусочек, как кажется, хотя парень он очень приятный. — Она улыбнулась. — К тому же при мысли о сексе у некоторых женщин коленки подкашиваются. Но секс когда-нибудь? В далекой перспективе? Это не для нашей Джулии. Она очень сексуальна. — Мимси хитро посмотрела на меня. — Так давай же признавайся. Если это не Кит, то кто?

63
{"b":"121173","o":1}