ЛитМир - Электронная Библиотека

— Даже если это так, он все равно мой муж.

Ребекка отхлебнула чай из фарфоровой чашечки. Она была, как всегда, экстравагантна в своем платье из светло-голубого шелка, оттенявшем голубизну ее глаз. Блестящие белокурые локоны свисали до плеч.

— Грей отличается мощным сексуальным аппетитом, — сказала Ребекка. — Некоторое время после смерти Джиллиан он чувствовал себя виноватым. Он похоронил вместе с ней свои желания, но Бетани положила конец его обету безбрачия. Потом подвернулась ты. Наверняка ты понимаешь, что ты не последняя.

— Как я уже сказала, мы с ним женаты. И я надеюсь, что он будет соблюдать свой брачный обет. — Говоря эти слова, она вдруг осознала, что и впрямь так думает. Если Грей не сможет быть ей верен, она его оставит. При этой мысли у нее защемило сердце.

Ребекка лишь рассмеялась:

— Если ты ждешь от него верности, то ты, дорогая, просто дурочка. Разве какой-нибудь мужчина соблюдает брачный обет? Рано или поздно другая женщина привлечет внимание Грея, и он быстренько сплавит тебя в какое-нибудь из своих дальних поместий. Возможно, тебе повезет и ты сможешь проживать в его лондонской резиденции. Тогда ты по крайней мере сможешь продолжать вести в журнале эту свою «Светскую хронику».

Корри стиснула зубы. Теперь, когда они с Греем поженились, от учтивости Ребекки не осталось и следа. Эта женщина была в ярости, понимая, что теперь уже не она хозяйка замка Тремейн.

— Писать для журнала — моя работа. Но как я догадываюсь, ты считаешь любого рода работу ниже своего достоинства, — сказала Корри. И поняла, что если она хочет побыть одной, то нужно самой проследить за тем, как переделывают спальню графини. Она поднялась из-за стола, даже не прикоснувшись к еде. — Мне пора идти. На утро у меня запланированы кое-какие дела. Прошу прощения…

На физиономии Ребекки появилась язвительная улыбка. Но это уже не имело значения. Они никогда не были друзьями.

Сегодня утром, переодеваясь в дневное платье, Корри заметила, как мрачно выглядят апартаменты Грея: массивная мебель, тяжелые шторы, не пропускающие солнечного света, темно-коричневый ковер на полу.

Побывав в личном солнечном кабинете Грея, который она назвала Индийской комнатой, Корри поняла, что спальня ему не подходит. Она, конечно, посоветуется с ним, но, если он разрешит, многое изменит в их апартаментах — и у него, и у себя.

Она нашла его в личном кабинете, где он с головой погрузился в изучение гроссбухов, лежавших на столе. Она никогда не видела его в этой комнате, но теперь сразу поняла, как сильно отразились на нем его путешествия. Он отлично смотрелся за легким ротанговым столом, среди предметов ярких оттенков, бронзовых ваз и сандаловых курильниц. По правде говоря, здесь он больше казался на своем месте, чем в любой другой комнате замка.

Улыбнувшись, она постучала в открытую дверь. Оторвавшись от гроссбухов, он взглянул на нее и нахмурил лоб.

— Доброе утро, милорд, — промолвила она.

Он окинул взглядом ее простенькое платье абрикосового цвета.

— Я думал, что только Летти носила простой муслин.

Корри попыталась не заметить его колкость.

— Мне предстоит поработать. Поэтому я и явилась к вам. А шелк и атлас не очень-то подходят для рабочей одежды.

— Что тебе нужно?

— Ты предложил мне изменить принадлежащие мне апартаменты. И я подумала — конечно, если ты позволишь, — может быть, заодно кое-что изменить и у тебя? Но если ты предпочитаешь оставить все как есть…

— Делай все, что хочешь, — сказал он и снова принялся за работу, как будто она уже ушла.

Возможно, Летти стерпела бы, когда с ней обращаются подобным образом, но Корали Уитмор не привыкла к столь бесцеремонному обращению. Обогнув письменный стол, она подошла к нему.

— Тебе что-нибудь еще нужно?

— Да. Я твоя жена, не так ли? Мы женаты всего один день. Неужели, будучи молодой женой, я не заслуживаю утреннего поцелуя? — Она заметила, как он удивился, когда она наклонилась и прижалась теплыми губами к его губам. — Желаю хорошего дня, милорд, — сказала она через плечо и выплыла из комнаты, улыбаясь, потому что одержала пусть маленькую, но победу.

План ремонта и переделки апартаментов начал осуществляться. Выйдя из кабинета Грея, Корри отправилась в деревню, чтобы нанять рабочих и заказать новую мебель для спален.

Сначала она хотела было поехать в деревню в карете — как-никак она была теперь графиней Тремейн. Но погода была слишком хороша, чтобы отказать себе в удовольствии прогуляться. Когда она проходила мимо конюшни, к ней радостно бросился Гомер.

— Гомер! — воскликнула она и, присев на корточки, обняла лохматого пса за шею. — Я по тебе скучала. — Она погладила его жесткую шерсть. — Хочешь со мной прогуляться?

Пес гавкнул, как будто понял, и она рассмеялась. Они отправились в деревню вместе. По крайней мере на одного преданного друга в замке она могла рассчитывать всегда. Итак, она приступила к решению своей первой задачи в роли леди Тремейн, но голова ее была занята более важной проблемой, о которой она не могла забыть даже на некоторое время. «Я не забыла тебя, милая сестричка».

В последние несколько дней она не думала о Лорел. Вынужденное бракосочетание и проблемы с Греем не оставляли времени на мысли о чем-либо другом.

И вдруг она осознала, что, став постоянным жителем замка, она по чистой случайности попала в идеальную ситуацию. Хотя было почти невозможно поверить в то, что Чарлз или Джейсон были способны на убийство, но тот факт, что она нашла в замке книгу Лорел, убедил ее в том, что один из них был ее любовником.

Ребекка что-то говорила о неверности мужчин. Возможно, она знала это по собственному опыту?

А Джейсон… с его мальчишескими замашками и юношеским обаянием был как раз таким мужчиной, в которого вполне могла влюбиться ее сестра.

Живя в замке постоянно, Корри теперь могла свободно ходить куда захочет. Еще немного, и она точно будет знать, кто из них был любовником Лорел.

Она заставит его ответить на кое-какие вопросы и узнает, что на самом деле случилось с Лорел и ее малышом.

Корри ускорила шаг. Как только вернется из деревни, она продолжит свои поиски.

Грей стоял у окна своей спальни. После встречи с Корали в своем кабинете он вдруг поднялся наверх, думая о том, что если его маленькой женушке хочется поцелуев, то он их ей даст — и не только поцелуи, но и многое другое сверх того.

Но комната была пуста, и он попытался убедить себя, что вовсе не разочарован этим обстоятельством. Взглянув в окно, он заметил свою молодую жену во дворе возле конюшен: присев на корточки, она обнимала за шею своего любимого пса.

«Что, черт возьми, она делает?! — с раздражением подумал он. — Она ведь не Летти Мосс». Она та самая безжалостная особа, которая оболгала его в своем журнале, женщина, которая зарабатывала себе на хлеб тем, что копалась в грязном белье других людей и выставляла их секреты перед всем миром. Она лгала ему, притворяясь милой и наивной, хотя отнюдь не была такой. Однако…

Пока Грей наблюдал за тем, как она возится с собакой, ему вдруг пришла в голову мысль: а что, если Корали и Летти не так уж сильно отличаются друг от друга?

Эта мысль вызывала тревогу. Одно дело — снисходительно относиться к капризам любовницы и даже любить ее, держась на почтительном расстоянии, и совсем другое дело — быть полностью порабощенным собственной женой. За тот год, что он состоял в браке, ему удалось сохранить некоторую отстраненность в отношениях, да у него и не было особой потребности в большей близости. С Корали все было по-другому: его тянуло к ней, ему хотелось быть с ней, постоянно общаться.

Усилием воли Грей заставил себя отказаться от мысли отправиться вместе с ней в деревню. Он любил одиночество. Таким он был с детских лет и не имел намерения меняться. Он не позволит этой маленькой рыжеволосой лгунье пролезть в его сердце и зацепиться там.

39
{"b":"121174","o":1}