ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мусульманское право ( шариат ), изложенное в четырех мазхабах фикха, полностью располагается в границах дозволенного и запретного, определенных Кораном и сунной, в чем и выражается юридическое единство этих правовых школ.

Халифат представлял собой государство, основанное на незыблемых принципах ислама. Халиф олицетворяет высшую власть, освященную авторитетом Пророка, и гарантирует существование исламского государства: хранит веру, исполняет обязанности имама на общей молитве, выносит судебные решения, назначает верховных кадиев, следит за финансами и экономикой, является верховным главнокомандующим в "войне на пути Аллаха" - оборонительно-наступательной или наступательной, в соответствии с принятым мазхабом фикха. Уполномоченными халифа в областях Халифата, провинциях и крупных городах, являются наместники, осуществляющие государственную власть на местах.

Расширение территорий Халифата сделало необходимым создание сильного централизованного государства с развитой системой административно-хозяйственного управления. Все составляющие этой системы были строго подотчетны центральной власти. О подобной системе государственного управления в Европе впервые заговорили только в Новое время, начиная с XVII века.

Каждая провинция Халифата имеет свою историю, в которой как в капле воды отражается вся история мусульманского мира. Как уже говорилось выше, наместник, вышедший из повиновения халифу, тут же смещался, его ставленники также лишались своих должностей. Люди инициативные, благочестивые поддерживались и выдвигались на ответственные посты, независимо от их происхождения и национальности. Показательна в этом отношении судьба Тулунидов.

Основатель династии Тулун (тюрк. "Полная луна") в начале IX века был прислан из Бухары в числе рекрутов, составлявших часть подати. Его сын, Ахмед ибн Тулун, уже служил в Египте помощником наместника, а при халифе ал-Мутамиде сам стал наместником Египта, Сирии и Палестины. Ал-Мутадид I при вступлении на халифат в 892 году пожаловал сыну Ахмеда, Хумаравайху, и его наследникам право управления Египтом, Сирией до гор Тавра и ал-Джазирой - Северной Месопотамией, за исключением Мосула, - сроком на тридцать лет с обязательством вносить в казну ежегодную подать в триста тысяч динаров.

Египетские историки считают время правления Тулунидов "золотым веком". Ахмед ибн Тулун построил сильный флот, который стал господствовать на Средиземноморье; он был строг и не допускал злоупотреблений, отчего население благоденствовало. Наместник отстроил Фустат, заложил новый военный квартал ал-Катаи и построил знаменитую мечеть, в которой могли молиться все те солдаты, которых не вмещала мечеть Амра ибн ал-Аса.

Но Тулуниды не смогли справиться самостоятельно с восстанием карматов, и халифу пришлось отправить в Сирийскую пустыню свою армию, которая очистала провинцию от еретиков. Тулуниды получили новые назначения, уступив наместничество Мухаммеду ибн Сулайману.

Лжепророки всегда начинали с того, что привлекали на свою сторону шиитов, "определяя" сроки появления Махди, а заканчивали тем, что объявляли мессией себя. Когда "пророчества" не сбывались, шииты отпадали от таких "предсказателей". О батинитах и карматах говорится в "Китаб ал-Байан": "Основание их веры внешне состоит в исповедании шиитской догмы и любви к повелителю правоверных Али, но внутренне они - неверные".

Восстание Абу Сайда Джаннаби, главаря карматов, и его сына Абу Тахира в Бахрейне и Лхасе случилось во времена правления халифа ал-Мутадида I. В конце концов Абу Сайд за все свои жестокости и зверства был убит евнухом своего же гарема, но сын превзошел отца в кровавых злодеяниях. На его счету избиение паломников, кража Черного Камня из Каабы, содомия и садизм. Черный Камень был расколот на две части и осквернен. Карматы осквернили также списки Торы, Евангелия и Корана. Абу Тахир умер в 943 году. Когда в 950 году люди Ирака и Хорасана собрались воевать с карматами, те, испугавшись, привезли Черный Камень и подбросили его в Куфийскую пятничную мечеть.

В Хорасане другой еретик, некий Мухаммед ибн Ахмед Нахшаби, добился благосклонности эмира Хорасана - Насра ибн Ахмеда. Но подчиненные эмира восстали и обратились к одному из военачальников, сипах-салару, с просьбой разрешить им перейти под его командование. Так был составлен заговор с целью убить эмира-кармата, но кто-то предупредил его сына Нуха о готовящейся расправе, и они опередили заговорщиков. Сипах-салар был казнен. А поскольку ни у эмира к подчиненным, ни у подчиненных к эмиру не осталось больше доверия, то было решено присягнуть Нуху. Нух ибн Наср простил всех за то, что их цель была благой, и в то же время заметил: "Вот сипах-салар задумал злое и нашел себе возмездие, вот мой отец сбился с правого пути и тоже познал возмездие. Вы условились после удачного осуществления заговора отправиться на джихад против тюрок-язычников в сторону Баласагуна. А священная война с неверными - у самых дверей нашего дома. Займемся этой войной. Где бы кто ни стал отступником, в Мавераннахре ли, в Хорасане ли, где бы кто ни впал в неверие, все их имущество и достояние - ваше, ибо такое имущество не достойно ничего другого, как разграбления, так как приобретено неправедным путем. Но я предписываю осторожность: пусть не будет убит по ошибке ни один мусульманин". Так восторжествовала справедливость, и отступники Хорасана и Мавераннахра во главе с предводителем Мухаммедом Нахшаби и его приспешниками, прозванными потом "эмирчишками", были казнены.

Затем ересь перекинулась в Сирию и Магриб. Начались грабежи и убийства правоверных. Против Абу Абдаллаха Мухтасиба был послан сипах-салар Али ибн Вахсудан из Дейлема, который разбил бунтовщиков. Мухтасиб бежал и укрылся в одном городе, под тайласаном - покрывалом судей, проводя время как благочестивый, пока его не опознали.

Восставали и наместники. Под влиянием проповедей лжешиитов наместник Систана Йакуб ибн Лайс двинулся на восток - к Кабулу в Афганистане, в то время еще языческой области на границе с Индией, и сверг тамошних правителей. Затем Йакуб напал на Хорасан, а в 873 году захватил его столицу Нишапур. Одновременно с ним восстали еретики в Гуре и Гурджистане, глава которых, Абу Билал Хариджит, упомянут в "Тари-и-Систан". Наместник Мавераннахра Эмир-и-адил Исмаил ибн Ахмед послал против этого десятитысячного сброда пятьсот гулямов, которые бунтовщиков частью перебили, а частью рассеяли. Их главарь Абу Билал умер темнице, а его подручные были повешены. После нишапурского похода Йакуб ибн Лайс двинулся на Багдад с целью свержения ал-Мутамида, но потерпел поражение в столкновении с армией халифа и был казнен. Брат Йакуба, Амр ибн Лайс, пытался в это время захватить Мавераннахр, но также был разгромлен отрядом Исмаила ибн Ахмеда и попал в плен. Ему дали время на раскаяние. Амр осознал свою неправоту, но утраченного доверия к себе вернуть уже не смог. Тогда он сказал халифу, что хочет показать, где спрятаны его с братом сокровища, но халиф отказался их принять как приобретенные неправедным путем.

После смерти эмира Исмаила ибн Ахмеда главнокомандующим войск в Мавераннахре стал его сын Наср ибн Исмаил ибн Ахмед, также прославившийся в войнах за веру. Эти и другие подобные им случаи успешно преодолеваемых волнений и беспорядков свидетельствуют о силе и организованности исламского государства. Дисциплина и строгая иерархия характерны для Халифата.

Вот какой пример приводит визирь Низам ал-Мулк в своей книге "Сиасет-намэ":

Эмира Алтунташа, своего главного хаджиба, султан Махмуд Газневи назначил в 1017 году на власть хорезмшаха с обязательством полностью и в срок доставлять собранные налоги в казну. Собрав деньги, Алтунташ, нуждавшийся в них для выдачи жалования войску, обратился к визирю султана, Ахмеду ибн Хасану, с предложением разрешить ему, хорезмшаху, взять из приготовленной для казны суммы налога необходимую часть на выплату жалованья. Алтунташ обосновывал свою просьбу тем, что все равно визирь, составив ведомость, пришлет эту часть денег обратно с гонцом. В ответ Алтунташ получил грозную отповедь: "Да будет разница между владыкой и рабом, между Махмудом и Алтунташем! Ведь как порядок дел государя известен, так и делу войска определена мера. А речи хорезмшаха должны быть безошибочны. Между тем, обратившись с такой просьбой, он или на султана взглянул пренебрежительно, или же Ахмеда ибн Хасана счел простаком и невеждой в делах. Великая опасность для раба - искать соучастия в царстве со своим владыкой".

32
{"b":"121178","o":1}