ЛитМир - Электронная Библиотека

«Ну вот, – размышляла она, глядя на себя в зеркало, – с этим можно как-то жить…» Вместо туфель – новые белые кроссовки. В них, конечно, ноги кажутся не такими стройными, как на каблуках, но с джинсами туфли выглядели бы еще глупее.

Инка взглянула на часы.

«Восьмой час!» – ахнула она. Сейчас явится мама, и весь Инкин план эффектного появления у беседки накроется. Она поспешно сунула ноги в кроссовки, наспех завязала шнурки и, хлопнув дверью, бросилась бегом по лестнице.

– Инна! – послышалось со стороны Дыниной квартиры.

– Юрочка! Опаздываю! – крикнула она и пулей вылетела из подъезда.

Здесь она остановилась, бежать не следовало. А надо было пройти мимо, не слишком быстро, чтоб заметили. Инка собралась с духом и пошла через двор.

– Инка? Ты? – крикнул кто-то из ребят.

Она приостановилась и приветливо махнула рукой.

– Иди к нам, – послышалось из беседки.

Она на секунду замерла, словно задумалась.

– Привет, – сказала негромко, когда приблизилась. Она внимательно изучила присутствующих. Первым делом кивнула Рите; отметила про себя, что здесь красавец Тагир, клоун Валерка, незаметный Костя, несколько незнакомых ребят, девчонки из соседних домов и… он.

У него было имя – Андрей. Они учились в одной школе, только Андрей – в 11-м классе. Нет, нет, она вовсе не влюбилась! Вот глупости! Инка никому не позволила бы думать, что она как последняя дурочка вздыхает о ком-то, пусть даже и о самом лучшем парне на свете…

Хотя, что уж тут говорить, Андрей лучший! Инка была уверена в этом с того самого момента, как переехала в этот дом и перешла в эту школу. То есть с пятого класса. Вот если бы с ним как-нибудь поговорить по душам, тогда…

– Садись, – Рита похлопала ладонью по скамейке, рядом с собой.

Инка, выйдя из ступора, залепетала:

– Я вообще-то к маме собралась… Кстати, надо позвонить…

Она поспешно достала телефон, сделала вид, что разговаривает: «А, ты домой?.. что?.. уже не надо?.. Хорошо, я подожду тебя во дворе…» Дав понять ребятам, что она неожиданно оказалась свободна, Инка преспокойно уселась рядом с Ритой.

– Хорошо выглядишь, – шепнула та.

– Ты тоже, – благодарно улыбнулась Инка. Она заняла довольно удобную позицию, отсюда можно было безнаказанно наблюдать за всеми, в том числе и за Андреем. А наблюдать за людьми она любила. Люди казались весьма забавными, иногда интересными, но, к сожалению, чаще всего – скучными.

Валерка по своему обыкновению рассказывал какой-то детский анекдот. Но он рассказывал его так смешно, что, несмотря на полную тупость анекдота, все смеялись. Инка удачно ввернула: «Валер, ты расскажи о своей прошлогодней выходке на ботанике. Лучше любого анекдота». Валерка славился тем, что вечно попадал в нелепые или комические ситуации. Пока он соображал, о какой выходке идет речь, Инка, тонко улыбнувшись, напомнила о знаменитой картине. Инка так и сказала: «Начало XXI века, доска, мел…» Валерка, вызванный для исправления двойки, изобразил на доске гигантского червя и увлеченно пересказал ботаничке и всему классу фильм «Дюна», снятый по одноименному роману Фрэнка Герберта.

«Вспомнил!» – обрадовался Валерка. Еще бы! У него появился новый повод похохмить. Он не знал, что Инка преследовала свою цель. В отличие от Валерки, она читала книгу. Так что, заставив Валерку рассказывать, Инка как бы направляла его, задавала вопросы, а сама вставляла реплики. Рассказывать она умела. Постепенно переключила внимание на себя. Теперь все слушали ее, даже Валерка. Инка воодушевилась, блестяще завершила пересказ книги, потом легонько пошутила с Тагиром, вывела из задумчивости Костика, быстро познакомилась с двумя парнями, успела сказать девчонкам по комплименту, и вот она уже в центре внимания, шутит, смеется сама и смешит других, не дает Валерке рта раскрыть, блещет остроумием, так и сыплет умными словечками… При этом она не выпускает из виду Андрея. Как он реагирует? Слушает ли? Смотрит ли? О чем думает?

Андрей улыбался, изредка говорил что-нибудь, но больше слушал или не слушал, кто его знает. Он такой загадочный!

Инка пустила в ход все свое красноречие, постепенно она все ближе подбиралась к Андрею, все чаще обращалась прямо к нему. Он пожимал плечами, отвечал почти всегда односложно. А потом неожиданно встал и распрощался со всеми.

«Вот так всегда», – разочарованно думала Инка, глядя в спину растворяющемуся в темноте Андрею.

Она посидела еще минут пятнадцать, отвечая невпопад на вопросы развеселившихся парней и девчонок. Постепенно интерес к ней угас, ребята стали обсуждать что-то совсем Инке неинтересное, она смотрела в темноту, повторяла «что-то мама задерживается…». Наконец не выдержала и тоже ушла. Кажется, на ее уход даже внимания не обратили. Она умела уходить незаметно.

Глава 2

Инка, ее прошлое и настоящее

Водолеи привлекательны, эрудированны, умны, внимательны, склонны самостоятельно принимать решения, игнорируя чужие советы. Женщина-Водолей всегда поступает по-своему, но предпочитает не нести за это ответственности.

Мама возилась на кухне. Крикнула, услышав, как хлопнула входная дверь:

– Инна, ты?

– Я…

Инка медленно стащила куртку, сбросила кроссовки. Прошла по коридору в кухню, заглянула:

– Привет, мам, как ты?

– Привет, нормально. – Мама, поворачиваясь из стороны в сторону, хлопала ящиками столов, дверцами шкафа и холодильника, громыхала кастрюлями. – Ты ела? – спросила она озабоченно.

– Ела, ела, – скороговоркой произнесла Инка.

– Знаю я, как ты ела, – проворчала мама, – небось опять печенье грызла.

– Я правда ела, – лениво оправдывалась Инка.

– Ужинать будешь? – Казалось, мама разговаривает сама с собой или с кастрюлями. Она не слушала дочь или не слышала. – Садись со мной, а то одной скучно есть, – предложила мама.

– Сейчас, – пообещала Инка и покорно побрела в ванную мыть руки.

Ужин был обильным. Мама заставила стол тарелками с соленьями, салом, колбасой, овощами. Налила себе борща.

От первого Инка категорически отказалась. Тогда мама поставила перед ней тарелку с рагу.

– Ешь давай, – приказала она.

– Мне много.

– Не много, – убежденно заявила мама, – не будешь есть много, протянешь ноги. Худющая какая!

– Мама, мне лучше знать! – Инка повысила голос.

– Синяя, – не унималась мама.

Инка уткнулась в тарелку и решила не продолжать разговор. А мама как ни в чем не бывало спросила:

– Папа звонил?

– Нет…

– Уроки сделала? – вопрос был скорее риторический. Уроков у Инки никогда не проверяли и в дневник не заглядывали, если только она сама не подсовывала его на подпись.

– Сделала.

Мама отставила тарелку и зевнула:

– Ох, пойду лягу, устала сегодня, сил нет.

– Иди, я здесь сама уберу, – пообещала Инка.

Мама поднялась и удалилась в комнату. Инка быстренько сполоснула тарелки, убрала оставшиеся продукты в холодильник, смахнула со стола, удовлетворенно все оглядела и выключила свет. Проходя мимо комнаты, прислушалась. Кажется, мама уже легла, Инка знала – теперь маму пушками не разбудишь.

Она снова была свободна и предоставлена самой себе.

Вспомнив про уроки, Инка вздохнула, выложила на стол учебники с тетрадями, уселась, подперла щеки кулаками и уставилась в раскрытую алгебру.

Ее хватило на то, чтобы вывести в тетради «домашнее задание». Подумав еще немного, она записала условие… Нет, алгебра определенно не решалась. Надо взяться за что-нибудь другое. Инка быстренько накорябала упражнение по русскому языку и перешла к истории. История ей всегда нравилась, не та, конечно, которая была описана в параграфах учебника. Инка могла бы блеснуть знаниями и порассказать учительнице и одноклассникам не тот примитивный текст, который им задали, а более развернутую версию событий или даже несколько версий. Но… Кому это надо?

Инка представила себе скучающие лица одноклассников, легкое недоумение на лице учительницы, может, даже раздражение. «Что ей, больше всех надо?..» – или что-то в таком духе. Нет, не имеет смысла, ограничимся тупым параграфом – решила она. Остальные учебники Инка даже не открыла. Сбросила их в сумку и затолкала ее под стол.

3
{"b":"121182","o":1}