ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее взгляд упал на Плутарха, но древний грек ее не привлек. Инка вспомнила о толстом томе под заманчивым названием «12 знаков зодиака». Зря не купила, сейчас можно было бы посмотреть, что там у Водолеев с любовью. Нет-нет, ни в какие гороскопы и предсказания Инка не верила, просто сегодняшняя встреча с Андреем никак не шла из головы, как Инка ни старалась о ней не думать. Конечно, если трезво взглянуть на вещи, то все понятно без всяких гороскопов. Андрей – умный, красивый парень. К тому же взрослый, школу заканчивает. Кто она для него? Маленькая девочка, соседка, не более. Он ее никогда не замечал, даже не здоровался. А она? С тех самых пор, как переехала в этот дом, не переставала наблюдать за ним, сначала мальчишкой, потом взрослым парнем. Инка усмехнулась, вспомнив себя ту, прежнюю пятиклассницу с тонкими ножками. Ей ни одни сапоги не подходили. Ноги болтались в голенищах, как карандаши в стакане. В придачу веснушки и непослушные кудряшки. Да уж, красавица, нечего сказать! Но тогда Инка не задумывалась о своей внешности.

А чего задумываться? Когда они жили в тихом пригороде вместе с бабушкой, у Инки было много друзей, и во дворе, и в школе. Там ее любили, и она была счастлива. А потом родители получили квартиру в городских новостройках. Инке пришлось расстаться и с тихим пригородом, и со школой, и с друзьями. Она не хотела переезжать. Но разве ее спросили? Нет. Привезли во двор, окруженный безликими стенами новых домов, потом отвели в школу по соседству.

Инка бунтовала. Она доказывала, умоляла, она просила оставить ее у бабушки. Но даже бабушка не поддержала Инку. Взрослые в один голос твердили: «Здесь школа лучше». А чем она лучше? Подхалимаж и лицемерие! Битва за оценки. Выживает сильнейший. Инку не устраивали новые правила. Она не умела, да и не желала подлизываться к учителям, не участвовала в гонках за оценками и негодовала, когда сильный обижал слабого.

Справедливость – прежде всего, настаивала Инка. И если ей казалось, что кто-то поступает несправедливо, она вычеркивала этого человека из списка своих знакомых.

Никто не смеет навязывать ей своего мнения! Пусть лучше она будет белой вороной, но от своих принципов не отступит!

Инка очнулась от воспоминаний. Посмотрела на часы и поняла, что уже довольно поздно. Надо было ложиться спать.

Глава 3

Выживай, девочка!

Чувствительная натура Водолеев делает их обидчивыми; при этом отходчивыми людей этого знака не назовешь: они, кажется, вообще ничего не забывают. Кроме, разве что, собственных обещаний. Друзей и врагов Водолеи выбирают раз и навсегда.

Добавим также, что Водолеи склонны к благотворительности; они охотнее сделают что-то для другого, чем для себя.

Она выжила.

Сначала, ничего не зная, выбегала во двор, сама знакомилась, пыталась включаться в игры. Во дворе ее не то чтобы не приняли, скорее она не приняла двор. С ровесниками было скучно, а старшие ее просто не замечали. Нет, Инку не обижали, просто она никак не вписывалась в новый для себя мир. Она честно пыталась. Даже бегала вместе со всеми на стройку неподалеку, хотя родители запрещали и рабочие гоняли.

Двор разбивался на команды, девчонки наравне с пацанами гоняли мяч, носились наперегонки, штурмовали заборы, падали, обдирая локти и колени. Маленькая, хрупкая Инка не поспевала. Хороший удар мяча сбивал ее с ног, она не умела драться и вообще не могла постоять за себя. Ее отказывались принимать в команду – слишком слабая, бесполезная. Все время особняком, все время отвлекается. Все чаще Инка просиживала на скамейке, пока другие с гомоном носились по двору. Подружиться никак не получалось. Правда, ей немного повезло. К ней на скамейку стала подсаживаться красивая и аккуратненькая Вика, презиравшая шумные свалки и силовые игры. Вику воспитывали как маленькую королеву: музыка, языки, бассейн. Она посматривала свысока на драные джинсы и обломанные ногти других девчонок. Но не все же время быть неприступной барышней, пообщаться Вике тоже хотелось. Она и приметила одинокую Инку. Вика нашла благодарную слушательницу, она подолгу рассуждала о нарядах и моде, хвасталась своими успехами, приносила глянцевые журналы. И в конце концов так надоела Инке своим однообразием, что та стала избегать встреч с рафинированной девочкой. Но благодаря все той же Вике Инка познакомилась с Риткой – девчонкой-сорванцом.

Рита жила с Викой на одной площадке, их матери дружили. И девчонки тоже сошлись. Хотя Рита представляла собой полную противоположность Вики.

Инке Рита сразу понравилась – эдакий игривый рыжий львенок. У нее и день рождения в августе, то есть настоящая Львица. К тому же она была умненькой. Когда ей надоедало носиться, драться и гонять с пацанами в футбол, она на некоторое время затихала и садилась за книжки. В одно из таких затиший Инка и Рита, что называется, совпали по волне. Они объединились. Проводили вместе много времени, обсуждали книги или фильмы, мечтали, болтали обо всем на свете. А Вика просто исчезла из их жизни, уехала с родителями в Европу.

Инке хотелось бы назвать Риту своей подругой, но не так-то просто дружить с такой девчонкой. Ритина волна поднималась, а Инкина спадала. Они не ссорились, просто расходились, потому что обе чувствовали, что раздражают друг друга. Когда девчонки были помладше, они не понимали, что же с ними происходит. Однажды, разозлившись друг на друга, они почти поссорились. Рита как раз входила в активную фазу, ей хотелось бегать, прыгать, быть на виду, а Инка забилась в уголок дивана и обиженно сопела: «Что ты забыла во дворе? Терпеть не могу все эти примитивные игрища!» Рита фыркнула насмешливо: «Ну да, лучше на диване сидеть…» Инка испугалась. Рита смотрела в сторону и готова была уйти.

– Я тебя раздражаю? – спросила Инка.

Рита подумала и не стала скрывать:

– Да, что-то я разозлилась на тебя. А ты?

– Я тоже, – призналась Инка. И вдруг неожиданно предложила: – А знаешь, давай разобьем чашку.

– Чашку?

– Ну да… бросим об пол, снимем раздражение. Чашка вдребезги, и нет злости.

Рите идея сразу понравилась, она ухватилась за нее. Девчонки побежали на кухню, но вместо одной взяли две чашки и одновременно бросили. Инкина разбилась, а Ритина нет.

– Теперь пойдем ко мне, – предложила Рита, она хотела, чтоб все было по справедливости. У нее дома операция повторилась, но обе чашки почему-то уцелели. Девчонки рассмеялись, обсудили, что бы это значило – одна разбитая чашка на три целых. И решили – им надо расстаться на некоторое время, отдохнуть друг от друга.

С тех пор так и повелось. Сохранилась своеобразная дружба, прерываемая периодами отчуждения. Подруги часто вспоминали о чашках.

Рита училась в той же школе, что и Инка, но в параллельном классе. В школе они почти не общались.

В школе Инке было еще хуже, чем во дворе.

Школа стала для нее настоящей пыткой.

Класс, куда попала Инка, был жестко разбит на группы: образцовые мальчики, хулиганы, гламурные девчонки, серые мышки, была пара дебилов, ну и, естественно, несколько человек, эдаких индивидуалистов, стоящих особняком.

Инка не растерялась, нет. Плевать она хотела на все. Да если бы она захотела, то быстро нашла бы себе и друзей, и интересное дело. Но она не захотела. В новой школе все было по-другому. И это «по-другому» никак Инку не устраивало.

Там, в прежней жизни, каждое утро целая толпа девчонок и мальчишек садилась на велики и катила в школу. А после уроков, оседлав велосипеды, ребята мчались к оврагам за боярышником. Инка до сих пор помнила терпкий, сладковатый вкус алых, как капельки крови, ягод.

Поначалу Инка ездила к прежним друзьям. Промучившись неделю в новой школе, она вместе с родителями отправилась в пригород. И… разочаровалась. Она никого не застала. Подружки с самого утра ушли в кино, а когда вернулись, почему-то не слишком ей обрадовались. У них появились секреты от нее. Оказывается, неделя – большой срок. За неделю может произойти множество событий, и если ты не принимала в них участия, то ты как бы не в игре. Инка быстро поняла это. Теперь она была нездешняя. Из своей она превратилась в гостью. То же самое повторилось и через неделю, и еще через неделю… Больше Инка не предпринимала попыток сохранить дружбу. Не хотят – не надо!

4
{"b":"121182","o":1}