ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Сгорит?

– Именно.

– А тебе это никак не вредит?

– Нет, – снова озорная улыбка. – Я же огненный дракон. Могу создавать до четырнадцати видов пламени.

– Как именно? – всерьез заинтересовался вампир, повернувшись на бок и подперев голову рукой.

– Просто вот здесь, с двух сторон от сердца, у нас особый орган. Что-то вроде вторых легких, которые и создают огонь, поступающий по своей жиле в рот, и все.

– Хм… я у тебя во рту ничего странного не заметил, – задумчиво произнес Интар.

– В обычном состоянии все скрыто клапаном… ну вроде того.

– Значит, будучи человеком, ты остаешься им полностью?

– Я не могу оставаться человеком, так как им не являюсь, – возразил Зариме. – Есть только облик. И если тебя интересует, могу ли я в таком виде плюнуть огнем, то да, могу.

– Спасибо за объяснение.

– Пожалуйста. Теперь я могу рассказывать о многом.

– Тебе было так важно знать приму я тебя в другой ипостаси?

– Да. Я не мог бы рисковать своим народом, если бы нет…

– Но я ведь сам вампир. Естественно, что другие формы сверхъестественных существ нашли бы у меня… понимание.

– Не все настолько… терпимы.

– Вампиры?

– Большинство вампиров когда-то были людьми, – возразил Зариме, разглядывая узор на пологе кровати. – И перемена… питания не всегда сказывается на характере.

– Я не был, – протянул Интар.

– То есть?

– Я вампир не обращенный, а инициированный.

– Это не одно и то же?

– Не совсем. Моими родителями были вампиры.

– Любопытно, – Зариме ловко перевернулся, и теперь они лежали едва ли не нос к носу.

– Ты не шокирован?

– Я сам вообще не человек, а дракон. Думаешь, меня еще можно чем-то шокировать?

– Ну не знаю… – задумчиво протянул Интар. – При первом взгляде ты совсем не производишь впечатление могущественного сверхъестественного существа.

– Это и не нужно. Мы – идеальные телохранители, поэтому незаметны и внешне беззащитны.

– Хм… постой. Я тут подумал, ты говорил, что Насим одного с тобой народа, значит он…

– Да, он тоже дракон.

– Такой же, как ты?

– Не совсем. Он воздушный.

– Но он вовсе не выглядит беззащитным.

– Значит, таковое нужно на его месте.

– А ведь ты сам был предназначен в подарок Сулейману I.

– Был, но, видимо, это не моя судьба.

– Ты не жалеешь?

– Глупо жалеть о том, чего нет, – простодушно возразил Зариме, убирая за спину мешающие волосы. – Моя судьба – быть с тобой, а Насима – с Сулейманом. И неважно, как кто планировал раньше. Разве ты не рад, что я с тобой?

– Рад, – серьезно признался Интар. – Но рад ли ты?

– Да, конечно. Настолько, насколько редко бывает у повязанных.

– Почему?

– Мы – телохранители. Это работа, наш долг. Мы преданы, нас невозможно подкупить, но столь сильное взаимное притяжение – редкость.

– Тяжело, наверное, начинать жизнь с рабства?

– О, это не рабство, служение. Иной раз драконы выступают последней совестью и последним приговором. Если правитель сходит с ума – мы можем положить ему конец. Так было с Нероном.

– Вот как… – задумчиво протянул Интар. – Значит, вы предназначены лишь правителям, и я…

– Нет. За нашу не маленькую историю случалось много всего. Мы защищали разных людей. Правителей в основном, да, но не обязательно.

– Хм…

Зариме недоверчиво покосился при этом звуке, потом сел, скрестив ноги, и серьезно проговорил:

– Интар, поверь, наша связь истинна, насколько это возможно. Просто ты ее еще не прочувствовал, так как для тебя, как для второй стороны, это не так важно. Но если б мы не были предназначены друг другу, то мои глаза для тебя бы не открылись. Так что забудь о мифическом чувстве вины за мои якобы погубленные годы.

– Хорошо, я постараюсь, – так же серьезно ответил вампир. – А в чем у тебя проявляется эта связь?

– В эмоциональной привязке, и некотором предвидении. Я всегда услышу и почувствую грозящую тебе опасность от чего-либо. Могу даже предугадать за недолгое время, но достаточное, чтобы успеть среагировать. Также я тебя всегда узнаю. В любом виде и состоянии. Но это не сложно.

– Понятно. И ты неуязвим?

– Практически.

– Но ведь люди когда-то чуть не уничтожили вас.

– Даже мы бессильны по одиночке против целой армии. К тому же до перерождения магия имела над нами большую власть.

– А сейчас?

– Сейчас уже нет. Но нас все равно очень мало. Это проблема всех существ, жизнь которых исчисляется тысячелетиями. Ведь рожденные вампиры тоже редкость.

– Да, ты прав, – вынужден был признать Интар.

– К тому же мы долго созреваем.

– Это сколько же?

– Порядка четырехсот пятидесяти лет. Кто-то раньше, кто-то позже.

– Немалый срок.

– Верно. В этом и проблема.

– Почему?

– Слишком долго, – пожал плечами Зариме. Хотя причина была не только в этом. Но юноша не был уверен, что Интара стоит посвящать еще и в пророчества.

– Значит, ты еще несовершеннолетний? – хохотнул вампир.

– Вовсе нет. Не путай юность со зрелостью. Мы абсолютно самостоятельны уже с десяти лет. А матерей покидаем, порой, и еще раньше. С пятнадцати мы считаемся готовыми приступать к обязанностям телохранителя. Правда чаще это происходит лет в семнадцать-восемнадцать.

– Но тебе же не восемнадцать? – почти подозрительно.

– Нет, мне двадцать три.

– А чем вы занимаетесь с десяти до пятнадцати лет?

– Нас учат. Учат жить в мире людей, владеть их орудиями и инструментами.

– Ты умеешь владеть оружием?

– Практически любым. Могу и без оружия.

– Покажешь?

– Если хочешь.

– Конечно. Но я уже, наверное, утомил тебя расспросами.

– Ничего-ничего. Можешь и дальше утомлять.

– Чем же именно? Вместо совета Зариме лукаво прижмурился, а Интар продолжил:

– Например, где ты учился?

– Название тебе ничего не скажет. Это место так далеко в пустыне, что даже местные туда лишний раз не заходят. Слишком сложно.

– Ты не очень похож на жителя пустыни. Твоя кожа не высушена солнцем.

– Ну, я же не человек, да и стихия у меня огненная. То, что для людей нестерпимый жар – для меня ласковое тепло. К тому же я почти все время ходил в такой одежде, как здесь.

– Понятно, – несколько рассеянно отозвался Интар.

– Что-то не так? – тотчас насторожился Зариме.

– Просто я подумал, что, на самом деле, почти не знаю тебя.

– Но ведь ты просто о моей прошлой жизни не знаешь. А так-то я все тот же. Я никогда не притворялся с тобой.

– Из-за связи?

– Не только, – скромно потупленный взгляд. – Я не люблю надевать маску, хотя и могу. Но зачем? Ты всегда нравился и нравишься мне.

– Тебе понравился бы любой, кто вызволил бы тебя из оков.

– Нет. Теперь, когда ты видел мой истинный облик, то знаешь, что я сам мог бы выбраться и сбежать.

– Почему же ты не сделал этого?

– Вставши на путь судьбы, не огладываются, даже если трудно.

– То есть ты знал о нашей встрече?

– Не совсем. Я чувствовал, что все идет как должно. Но не знал, что встречу именно тебя.

– Странно как-то.

– Согласен. Но как понятнее объяснить – я не знаю.

– Ладно, – махнул рукой Интар. Когда Зариме был здесь, рядом, настолько рядом, что кожа к коже, все остальное казалось уже не таким значительным. Не то, чтобы вампир терял бдительность. Скорее приобретал уверенность, что пока они вместе, все остальное преодолимо. Странное чувство для того, кто привык многие годы полагаться только на себя, но было в этом что-то правильное. От размышлений Интара оторвала фраза юноши:

– Тебе нужно утолить жажду. Она уже огнем пробегает по твоим венам, – длинный палец как раз проследил одну из них от запястья до локтя.

– Хм… и откуда ты такой умный? – усмехнулся вампир.

– Драконы вообще очень мудрые создания, – фыркнул Зариме.

– Так прям уж?

– Точно говорю! Пей.

С последним словом юноша убрал волосы за спину, обнажая шею и, сидя, оперся локтями о кровать, чтобы было удобнее. Картина получилась весьма… пригласительная. Интар вздохнул и отвел глаза, борясь с искушением немедленно наброситься на юношу. Острый слух уже уловил размеренный стук сердца, в ноздри проник потрясающий запах тела. Даже странно стало, как жажда молчала все это время. Кажется, глаза сами скользнули по стройному телу, буквально впившись в трепещущую под кожей жилку.

28
{"b":"121184","o":1}