ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 39. Оковы разума.

В этом доме, построенном несколько веков назад, имелись обширные подвальные помещения, которые иначе как казематами и не назовешь. Впечатление они производили довольно удручающие. Сыро, спертый затхлый воздух, некоторые помещения регулярно подтапливаются, даже сейчас слышно капанье воды. Разве что крыс нет. Но оно и понятно – они не любят присутствие вампиров в столь большом количестве.

– Когда-нибудь вода станет погибелью этого дома, – как-то устало заметила Памира. – И придется искать новое… прибежище.

– Но это будет еще нескоро, – ответил ее таинственный провожатый.

– Ты прав, Мигель, но нужно смотреть в будущее.

– Вы держите Эрнеста здесь? – с некоторой брезгливостью осведомился Интар.

– Да, вид неприглядный, но здесь веками было предусмотрено все, чтобы сдержать вампира. Согласись, лучше так, чем закопать его в железном гробу.

– Если сравнивать с этим, – хмуро протянул Интар, и Зариме ободряюще коснулся его руки.

– Поверь, подобные меры меня тоже удручают, но это было необходимо. Иначе не получалось, – по голосу было заметно, что Памиру, в самом деле, угнетает эта ситуация. А ведь вампиры, тем более такие древние, всегда прекрасно владеют своими эмоциями.

Они дошли едва ли не до самого сердца этих казематов, когда Магистр Города сказала, указывая на массивную железную дверь:

– Нам сюда.

– Не слишком ли хорошо вы его упрятали? – пробурчал Интар.

– Предосторожность, – ответила Памира. – Так больше шансов вернуть Эрнеста, если он все-таки вырвется и попытается выйти на солнце.

В это время Мигель загремел ключами, отпирая два массивных замка. Где-то недалеко раздался едва уловимый шорох шагов, доказывающий, что узник не просто так, а под присмотром. Потом все заглушил невозможный скрип открываемой двери. За ней обозначился черный зев прохода. Просто чернильная мгла.

– Погодите чуть-чуть, я сейчас запалю пару факелов. Там даже для нас слишком темно, – сказал Мигель, заранее запасшийся всем необходимым. И когда только успел?

Один факел осветил небольшой каменный мешок без малейшего намека на окна. Оно и неудивительно, если учесть, что до поверхности несколько метров. Каменные стены, потолок и пол – вот и вся обстановка. Интару пришлось сделать шаг вперед, чтобы осветить противоположную стену, а кода осветил, то едва сдержал ругательство.

Эрнест не прост был заперт, а прикован к стене. Причем прикован на совесть: широкие кандалы обхватывали ноги, руки и пояс. Никаких цепей, дарующих хоть призрачную свободу движений, лишь крепкая сталь, не позволяющая даже дернуться. Еще Интар вынужден был признать, что будь человеком, никогда бы не узнал Эрнеста в этом прикованном нечто. Так жалко и грязно он выглядел.

– Эрнест, – тихо позвал вампир.

Никакой реакции. Голова так и склонена, а спутанные грязные волосы закрывают лицо.

– Давно он так? – хрипло спросил Интар.

– Пару месяцев, даже меньше.

– В таком положении? Один, без света и прикованный так, что не шелохнуться?

– У меня не было другого выхода. К тому же его регулярно навещают. Я пыталась его хоть как-то растормошить, вылечить… Но он глух к моим усилиям, – ответила Памира, отведя взгляд.

– Если Эрнест здесь так долго, то, наверное, чертовски голоден, – заметил Интар, не решаясь коснуться своего птенца.

– Нет, мы старались его регулярно… кормить. Но охотиться он не желает, и ест лишь тогда, когда голод превосходит все остальные чувства.

– Он нас слышит вообще? – Интар еще чуть приблизился к прикованному. – За все это время он даже не пошевелился.

– У Эрнеста только с головой плохо, а в остальном все работает нормально, – ответил Мигель, фиксируя факел в креплении на стене, предварительно убрав остатки предыдущего.

Интар, наконец, миновал разделяющее их расстояние, и, чуть поколебавшись, коснулся спутанных волос парня и позвал снова:

– Эрнест.

Кажется, тот вздрогнул, но Интар не был уверен, поэтому рука скользнула по щеке вниз, под подбородок и попыталась приподнять голову. На удивление Эрнест не сопротивлялся, правда, глаза оказались закрыты. Но вот его веки дрогнули и лениво, словно нехотя, приподнялись. Взгляд не оказался бездумным, но странным. Эрнест порется о замершую руку и улыбнулся. Улыбка получилась необычной. Взрослые так не улыбаются, только маленькие дети.

– Эрнест! – вновь позвал Интар.

– Эй, – голос с надрывом, но узнаваемый.

– Ты узнаешь меня?

– Ты? – снова странная улыбка. – Пришел ко мне? – вампир дернулся в своих оковах, потом обреченно вздохнул: – Не могу.

Интар вздохнул и попытался убрать руку – Эрнест жалобно захныкал. Памира тотчас тоже прикоснулась к нему, сказав остальным:

– В таком состоянии он очень отзывчив на ласку, даже простое прикосновение. И вообще как ребенок со странностями.

– И долго оно длится?

– Когда как.

– Я должен забрать его отсюда, – решительно заявил Интар. – Здесь он точно не поправится.

– Но ты понимаешь, что за ним нужно будет круглосуточно следить.

– Да, – вздохнул вампир. – Но я должен хотя бы попытаться помочь.

– Понимаю. Но если Эрнест неосознанно навредит твоему юному другу? – кивок в сторону Зариме, на что тот ответил, подходя ближе:

– Не сможет. С этими словами дракон провел по волосам Эрнеста и добавил:

– Да и не нужно ему это. Тот улыбнулся и сказал:

– Ты горячий.

– Я знаю.

– А я совсем холодный, – виновато.

– Это можно исправить.

– Правда? – такой доверчивый взгляд, что даже не по себе становится. Вместо слов Зариме улыбнулся в ответ – так, как умел только он, положил руки на плечи вампиру и осторожно выдохнул.

Интар сразу почувствовал, что в этом каменном мешке стало теплее. Где-то сзади прозвучал вопрос Мигеля:

– Что за чертовщина?

Эрнест же, кажется, был счастлив. Еще одна робкая улыбка озарила его лицо, и прозвучало уверенное:

– Ты хороший. Ты не желаешь мне зла, – потом как-то мелено он повернулся к Интару. За это время выражение лица изменилось до неузнаваемости, стало осмысленным. Вампир совсем другим голосом спросил: – Интар, это, действительно, ты?

– Эрнест, ты узнал меня? – стараясь заглянуть прямо в глаза.

– Интар! Вот уж не думал…

Вампир так и не договорил. Глаза стали пустыми и бездушными, так вода затягивается льдом, а лицо походило на безразличную маску.

– Вот это его состояние – самое страшное, – подала голос Памира. – Словно его там, за этими глазами, и нет вовсе. И в последнее время оно случается все чаще. Интар отпрянул, пробормотав:

– Я такого не встречал. Хочется верить, что ему можно помочь.

– Мне кажется, можно, – обронил Зариме.

– Что? – взоры всех присутствующих устремились на него.

– Эрнест не производит впечатление существа с полностью разрушенным разумом.

– Ты сталкивался с подобным? – спросил Интар.

– Нет, но верю, что его можно излечить.

– Излишняя самоуверенность до добра не доводит, – заметил Мигель, но его слова остались без ответа, так как Памира сказала:

– Конечно, существует экстренный выход – призвать кровью клана, но это может проделать лишь его глава, а Ло-Мин вряд ли согласится.

– Попробуем обойтись без него, – несколько резко ответил Интар. – Я могу его забрать?

– Да, конечно. Прямо сейчас?

– К чему тянуть? У тебя есть ключи от кандалов?

– Да, вот. Мигель, помоги ему.

В четыре руки они быстро справились, а Эрнест все это время оставался абсолютно безучастен, и даже никак не реагировал на то, что после многодневного прикованного состояния он не может стоять на ногах. Недолго думая, Интар взял его на руки, обронив:

– Мы пошли.

– Да сопутствует вам удача! И Интар…

– Да, Памира?

– Могу я иногда навещать его?

Этот вопрос настолько удивил вампира, что тот только согласно кивнул и направился к выходу со своей ношей.

45
{"b":"121184","o":1}