ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Но я не помню, чтобы исчезал. Или… – внезапно Эрнест схватился за голову, одними губами шепча: – Нет! Нет! Не надо! Все не так! Отпустите! Это ложь!

– Ш-ш, – Интар обнял птенца, чтобы тот не наделал глупостей. – Эрнест!

Вампир ожидал увидеть пустой взгляд – уж больно сильный всплеск эмоций случился. Но нет. И хоть парень весь сжался в его руках, но не «переключился», и даже проговорил:

– Чернота. Какая-то чернота во мне. Но я не могу вспомнить, почему.

– Тогда не мучай себя, – посоветовал Интар. – Когда ты поправишься, то воспоминания сами придут.

– Думаешь, я поправлюсь? – как-то грустно усмехнулся Эрнест.

– Тебе ведь уже гораздо лучше, – ответил Зариме, потрепав парня по руке.

– Я уже не так часто проваливаюсь, это верно, – согласился тот, почему-то пристально разглядывая свои руки.

– Проваливаешься? – переспросил Интар.

– Ну да. Внутри меня словно кто-то еще, и он то и дело выбирается наружу.

– Ты помнишь, что делает тот, другой?

– Нет, никогда, – еще более грустно. – Возможно, он творит всякие ужасы. И это страшно. Поначалу, когда меня еще не заперли, я несколько раз приходил в себя с окровавленными руками и лицом. Это чудовищно! Чем быть таким – лучше умереть.

– Не отчаивайся, малыш, – глухо проговорил Интар.

– Но ведь это так. Я до сих пор не понимаю, зачем вы со мной так возитесь.

– Потому что мы беспокоимся о тебе, – ответил Зариме. – И хотим, чтобы ты поправился.

– Зачем?

– Затем, что ты дорог нам, – Интар приобнял вампира.

– И Памира очень огорчится, если тебя не будет.

– Памира… Она очень добра ко мне. Как никто другой. Я бы хотел всегда быть с ней, но… Она Магистр города, а я – никто. Сбрендивший вампир.

– Все меняется, мой мальчик. Особенно если ты сам хочешь перемен, – назидательно проговорил Интар.

– И не такая уж пропасть между вами, – добавил Зариме. – Особенно если учесть взаимную симпатию, если не сказать более.

– Она сама это сказала? – встрепенулся Эрнест.

– И она, да и мы не слепые.

Повисло молчание. Похоже, Эрнест обдумывал сказанное, потом кивнул и дрогнувшим голосом проговорил:

– Спасибо! – а глаза стали подозрительно влажными.

– Ну что ты! – умилился Интар. – Я всегда хотел, чтобы ты был счастлив. Прости, что большую часть времени мне это не удавалось воплощать в жизнь.

– Когда я был человеком, – осторожно начал Эрнест, стараясь ни на кого не смотреть, – мне всегда было хорошо с тобой, и после того, как я изменился – тоже. Правда большую часть времени я словно рвался надвое. Я любил тебя, но… это всегда казалось мне неправильным.

– Я знаю, малыш. Видел твои метания, поэтому и решил уехать. Чтобы ты пережил свои чувства и обрел себя.

– Я и обрел. Только вот теперь, видать, снова потерял.

– Не вешай нос. Все наладится.

Эрнест кивнул, и вдруг застыл. По щеке скатилась одинокая слезинка. Интар подумал, что тот опять «переключился», но стоило дотронуться до парня, как тот пробормотал:

– Это ужасно!

– О чем ты?

– Боль… тьма… Кажется, это обрывок моего воспоминания, – говоря это, Эрнест потер сначала запястья, а потом горло.

– Там еще что-то было? – осторожно поинтересовался Зариме.

– Я… я не знаю. Вспышки боли одна за другой, и… это ужасно!

– Как бы там ни было, все уже позади, не зацикливайся на этом воспоминании. Пусть оно уйдет. Больше я никому не позволю причинить тебе вред!

До рассвета Эрнест оставался в здравии, но спать уложить его пришлось между Интаром и Зариме. Нет, как и положено, вампир заснул, но только его принялись мучить кошмары. Эрнест плакал, вскрикивал и шептал что-то бессвязное. Только когда его создатель был рядом – он успокаивался. Пришлось лечь рядом.

– Похоже, это вовсе не сумасшествие, – вздохнул Зариме, помогая устроить Эрнеста удобнее.

– Ты имеешь в виду…

– Да. Он пережил какой-то сильный шок, что-то ужасное настолько, что сознание попыталось скрыть любое воспоминание об этом, поэтому и случился такой разлад.

– Как ни печально, но это более всего походит на правду. Что же с ним сотворили?

– Это может сказать только он сам. Его тело восстановилось гораздо быстрее разума.

– Я бы собственноручно убил этих сволочей!

– Думаешь, их было несколько?

– Наверняка. Одному вампиру довольно проблематично долго удерживать другого.

– Возможно, когда мы закончим закрепление связи с Памирой, Эрнест сможет рассказать, – предположил Зариме. – А пока лучше воздержаться от расспросов, чтобы срыва не произошло.

– Я понимаю. Несмотря на светлые моменты, его состояние все еще крайне нестабильно, – кивнул Интар, и вдруг воскликнул: – Проклятье!

– Что?

– Визит Ло-Мина уже завтра! Боюсь, это не принесет ничего хорошего. Я бы не хотел, чтобы он видел Эрнеста. Но, даже не видя его, он сможет вызнать все желаемое.

– Если хочешь, я начерчу на Эрнесте защитный знак, и Ло-Мин не сможет его прочесть. Только ощутить состояние.

– Совсем?

– Да. Правда, это не защитит Эрнеста от восприятия его силы – твой глава клана очень древний вампир, но все-таки.

– Ты, в самом деле, можешь это сделать? И надолго?

– Боюсь, не больше суток. Он же не мой повязанный.

– Все равно очень хорошо. Что тебе для этого нужно?

– Пиала свежего молока и тонкая кисть.

– Всего?

– А что еще? Черные свечи и младенец для жертвоприношения? – позабавился Зариме. – Я же не маг. Это довольно простой оберег.

– Понятно.

Глава 50. Оберег и условия.

На следующий день, где-то за пару часов до визита Ло-Мина, Интар принес дракону все требуемое. Эрнест в это время как раз начал просыпаться. Парень находился в нормальном состоянии и очень удивился, обнаружив себя не в своей постели.

– Я… спал с вами?

– Да, – подтвердил Интар.

– Тебе снились кошмары, – пояснил Зариме, наливая молоко в пиалу.

– Кошмары? Я… ничего такого не помню, – нахмурился парень.

– Может, оно и к лучшему, – ответил Интар, наблюдая за действиями дракона. Тот придвинул столик к кровати и попросил Эрнеста сесть поближе к нему.

– Зачем? – поинтересовался молодой вампир, впрочем, выполняя требуемое.

– Ничего страшного или болезненного, обещаю. Я просто нарисую на тебе пару символов, которые будут тебя оберегать. Сними, пожалуйста, рубашку.

– Хорошо, – Эрнест выглядел сконфуженным.

А Зариме, достав кинжал, быстро взрезал свою руку, и несколько капель крови упали в приготовленное молоко. Ранка тотчас затянулась, правда дракон о ней и думать забыл. Он склонился над пиалой и прошептал пару слов. Молоко с кровью смешались и стали сплошным золотом.

Эрнест заворожено смотрел на это, а Зариме взял кисточку и окунул в содержимое пиалы, потом поднес ее к груди вампира и принялся выписывать причудливый узор. Довольно сложный, хоть и небольшой. Потом дракон начертил похожий знак на лбу вампира, и, когда закончил, произнес одно единственное непонятное слово. Тотчас оба знака вспыхнули и будто растворились. Во всяком случае, на коже следов не осталось.

– Вот и все, – ответил Зариме, выливая оставшуюся жидкость в огонь. – Можешь одеваться, Эрнест.

– Я все еще чувствую легкое тепло от этих знаков, – признался парень.

– Так и должно быть. Когда тепло исчезнет – значит, защита рассеялась.

– Понятно. Но зачем такие меры предосторожности?

– Нам сегодня нанесет визит глава нашего клана, – ответил Интар. – И нам хотелось всячески тебя обезопасить. На всякий случай. Он древний вампир и обладает немалой силой, и кто знает, как она на тебя повлияет.

– Я понял, – чуть понурившись.

– Ты расстроился? – решил уточнить Зариме, поправляя рубашку. Для сегодняшнего вечера он пренебрег европейским костюмом, предпочтя свои любимые алые рубашку и шаровары. Интар лично помог ему затянуть широкий, расшитый золотом и каменьями пояс.

– Нет, просто что-то кольнуло вдруг. Интар, я его знаю?

56
{"b":"121184","o":1}