ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что это? У меня ничего подобного не было! – воскликнул Насим, помогая удерживать мечущегося кузена, что было очень нелегко.

– Проклятье! – почти взвыла Интисар. – Это не сила, это связь с повязанным! Она сковывает его тело и силу, душит!

– Это может его погубить? – взволновался Интар, пытаясь пробиться к возлюбленному.

– Возможно, не знаю.

Дракониха попыталась отмахнуться от вампира, одновременно ее сила буквально взметнулась, накрывая сына, но тому, кажется, от этого стало только хуже.

Не в силах более наблюдать за мучениями Зариме, Интар ринулся к нему, буквально расшвыривая драконов. Те поочередно пытались его остановить, считая, что только они понимают, что лучше делать, но взволнованный вампир оказался неожиданно сильнее и ловчее, и вот его рука уже сомкнулась на запястье Зариме, как раз на месте светящихся кандалов.

– Что ты творишь? – успела возмутиться Интисар, да и только.

В следующий миг произошло то, чего уж никак не ожидали. Сила, словно получив свободу, взревела, окутав Интара и Зариме плотным коконом, а остальных оттолкнула прочь. Насим впечатался в стену, Интисар отшвырнуло к самой двери, причем оба оказались за пределами ими же созданного круга.

Сам Зариме поднялся, но как-то странно, словно марионетку за ниточки подняли – и не мудрено, его глаза оставались закрытыми. Но конвульсии прошли, будто и не было. Интару было плевать, что твориться вокруг. Он погладил своего возлюбленного по щеке, шее, приобнимая, и когда рука вновь коснулась странных рун-оков, они вспыхнули, раздались, словно трепещущие на ветру ленты. Эти «ленты» потянулись к вампиру, обнимая, обволакивая его.

Едва они коснулись Интара, внутри круга вспыхнуло пламя, заполнив все его пространство, даже скрыв находящихся в нем.

Интисар даже на секунду зажмурилась, опасаясь, что от повязанного ее сына останется лишь горстка пепла, ведь знала, что вампиры бояться огня, как одной из немногих вещей, способной их уничтожить.

Глава 72. Новое Благословение.

Как ни странно, но огонь совсем не напугал Интара, он лишь теснее прижал к себе Зариме. Тот и рад был: приник всем телом и, наконец-то, открыл глаза. Не удивительно, что они оказались драконьими.

– Интар! – одними губами проговорил Зариме, но тот его прекрасно понял, так же тихо ответив:

– Я здесь. Здесь, мой дорогой.

– Я не причинил тебе вреда?

– Нет, никакого. Абсолютно.

– Хорошо. От тебя так тепло, – прижавшись щекой к груди вампира, и чуть поморщился. Интар сразу все понял и сказал:

– Отпусти свою силу, родной. Позволь ей завладеть тобой, обновить тебя.

– Но…

– Я буду рядом, не отпущу тебя.

– Да-да!

Зариме расслабился с каким-то немыслимым облегчением. В тот же миг вампир почувствовал, будто его втягивает в какой-то водоворот. Странно, но не было ни страха, ни дискомфорта. Наоборот, хотелось поддаться этому чувству.

Потом вдруг они очутились в центре огненного вихря, и стало хорошо, очень хорошо, словно обласкали каждую клеточку тела, а внутри все искриться, чуть щекоча, от чего хотелось улыбаться. Кажется, сила подняла их немного над полом, чтобы лучше обернуть, обхватить, но это было неважно.

Интар видел перед собой лишь золотые глаза дракона и с трудом разлепил губы, чтобы едва слышно спросить:

– Что это?

– Это моя сила, – каким-то изменившимся, искрящимся голосом ответил Зариме. – Моя полная сила.

– Ты тоже чувствуешь ее… так?

– Это восторг! – даже закатив глаза, произнес Зариме.

– Ничего не болит?

– Нет. Когда я с тобой, по-другому и быть не может.

– Твои судороги… Я сильно испугался за тебя!

– Все уже позади. Все случилось так, как и должно, – улыбнулся Зариме, подняв голову.

– Только почему-то все твои родственники были просто в шоке, – проворчал Интар.

Вместо ответа Зариме буквально всем телом приник к вампиру, позволяя снова окунуться в этот вихрящийся поток силы, ощутить этот восторг, вкус пламени на языке. Интар не удержался и поцеловал дракона. От этого ощущения стали еще острое. И стало ясно, что Зариме всасывает в себя всю эту силу, впитывает, как губка, каждой клеточкой.

Вот и пламя, окружавшее их, и жар которого вампир совершенно не чувствовал, начало стихать. Снова ощущался пол под ногами, с стало ясно, что все закончилось. О случившемся напоминало лишь то, что Зариме был покрыт чешуей, просто полыхающей огнем, как надраенный доспех, а еще, кажется, этого раньше не было, но на лбу дракона, в самом центре, теперь находился бугорок, более всего напоминающий вплавленный в тело рубин, размером с ноготь большого пальца. Интар осторожно дотронулся до него, спросив:

– Что это?

– Думаю, знак моей взрослости.

– Не совсем, – подала голос Интисар. – Хотя и это тоже. Но тогда бы выглядело чуть по-другому.

Нахмурившись, Зариме ощупал свой лоб, потом провел рукой по груди и заключил:

– Так и есть.

– Ты о чем? – всеобще волнение уже передалось и Интару.

Прежде чем ответить, Зариме раздвинул полы рубашки вампира, которая изрядно потрепалась от этих испытаний и, кажется, лишилась всех пуговиц, и указал на целый и невредимый кулон, который разве что не светился. А когда Интар перевел на него недоуменный взгляд, дракон спросил:

– Помнишь?

– Эта подвеска с камнем… – вампир никогда не снимал ее, так что порой просто забывал о ее существовании. – Благословение…

– Инанны, да, – кивнул Зариме. – Похоже, накал сил был таков, что камень стал просто частью меня. А может, дело и не только в силе.

– Ты получил «Благословение Инанны»? – с нотками благоговения в голосе спросила Интисар, пристально всматриваясь в лоб сына, вернее в его новоприобретенное украшение, и словно не решаясь дотронуться.

– Да, давно. Тогда же камень был разделен: одна часть осталась у меня, а другая – у Интара.

– Одно это уже сродни чуду, а то, что камень теперь часть тебя… Это воистину удивительно, и я уже готова уверовать в пророчество. Зариме лишь покачал головой, а Интар проговорил:

– Интересно, а это милое украшение останется с тобой и в человеческом виде?

– Сейчас посмотрим, – чешуя буквально стекла с него, открывая золотистую кожу. – Ну как?

– Все чисто, – заключил вампир и, потрогав лоб, добавил: – И ровно.

– Хорошо.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила Интисар.

– Хорошо. Очень. Все немного по-другому, но… Будто меня выпустили из кокона.

– Весьма точное сравнение, – усмехнулся Насим, тряхнув головой. Похоже, его неслабо приложило об стену. – Но ты сильно перепугал нас, братец! Особенно когда тебя принялись душить оковы связи.

– Да? Честно говоря, я не очень хорошо помню, что творилось вначале. Было больно, а еще ощущение глубокого обморока. Но потом все стало хорошо.

– Твои судороги прошли, как только Интар тебя коснулся. Правда, я боялась, что станет хуже и попыталась помешать, но связь уже все решила.

– В каком смысле? – переспросил вампир.

– Я знаю твою природу, но даже она не помогла бы тебе опередить двух драконов. Зов вашей связи придал сил. И, сдается мне, из-за вступления Зариме в Наследие, ваша связь переродилась в нечто более глубинное, и даже я не могу сказать, во что именно. Как она дальше повлияет на вашу жизнь.

– Но она не разрушилась? – Зариме очень старался придать своему голосу безразличие.

– Боюсь, что нет.

– Ладно, – дракон совсем закрылся, так что ни одной эмоции нельзя было прочесть. – Думаю, мы с этим справимся.

– Ты очень самоотвержен. И, несмотря ни на что, горжусь тобой, – Интисар улыбнулась и позволила себе провести рукой по щеке сына. – Ты стал совсем взрослым. И каким!

– У меня очень многогранный кузен, – усмехнулся Насим.

– Да я вроде ничего такого не сделал, – пожал плечами Зариме, тотчас прижавшись к Интару.

– Ты во время вхождения в наследие сотворил Живой Огонь – это очень редкий талант, – пояснила Интисар. – Думаю, со временем, ты так же обретешь часть моих способностей.

79
{"b":"121184","o":1}